Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


Маскировка

Автор: Ветерок
E-mail: VeterokSM@yandex.ru
Сайтъ: http://veteroksm.narod.ru/

Когда-то Самаэль кинул мне на почту маленький фрагмент фика со словами "Помучай его, если желание будет, чего идее пропадать". Прошло какое-то время, и я все же решилась протянуть к этому фику свои ручки. Идею Самаэля я использовала на все сто, местами просто цитируя, но оплетала его фразы своими многоэтажными построениями. Не скажу, что получившееся меня устраивает. Я ушла от своей привычной романтики, сосредоточившись только на стебе, и добавила сумбура. Что и как у меня вышло или не вышло – надеюсь узнать от вас. ^_^

Пролог.

Чтобы план сработал, нужно было полостью измениться. Харука повернулась на другой бок, и с чувством ругнулась. Нога запуталась в сбитой об бесконечных переворачиваний простыне, и Тено некоторое время выпутывалась из льняного плена. В окно светили безразличные звезды, и им был совершенно безразличен человек, что никак не мог заснуть, планируя очередное спасение мира. И напарницы. Потому что без напарницы планы по избавлению мира от злых пришельцев строить оказалось сложновато. Точнее, от одного пришельца, который, как раз, и пленил их мозговой центр. Харука запихнула голову под подушку и прижала последнюю как можно сильнее к постели.
Зная за собой, что она человек заметный, плюс, враг видел её в человеческом воплощении, плюс... много чего плюс..., Харука приняла единственно возможное решение – спрятать во внешности все, что привлекало бы внимание или выделяло из толпы. Стать как все. Одной из толпы. Невидимкой. Обычной девушкой. Кто ждет проблем от проходящей мимо девчонки? Ха! Да ни одна живая душа! Жалко, что она, Харука, была старовата для леденца во рту, мороженного или еще какой ерунды, от которой пищат малолетки. Иначе задача была бы вообще элементарной. Но, к сожалению, в её возрасте девушка, с увлечением лижущая чупа-чупс, рождает менее невинные ассоциации. Поэтому нужно сделать так, чтобы быть похожей на всех её ровесниц одновременно. То есть, как минимум, надеть платье... Тено сморщилась под подушкой. Тут же под носом нашелся предательский хвостик пера, щекоча ноздри утомленной воинским планированием девушки. Харука попыталась чихнуть, но воздух в узкой щели между наволочкой и простыней кончился одновременно с её терпением. Подушка отлетела в одну сторону, Харука в другую, а одеяло свалило на пол прикроватный светильник, нежно укрыв его в своих мягких объятьях.
Снова с чувством выругавшись, Тено решила бросить напрасные попытки выспаться перед боем. Стоящая перед ней задача тормозила своей сложностью, но Тено Харука бы не была воином, если бы боялась сложностей! Более не раздумывая, Харука кинулась к зеркалу. Придирчиво рассмотрев свое отражение, девушка огладила на себе шелковые семейники в сине-золотую полосочку, почесала живот и пришла к неутешительному выводу: она слишком мужественна, чтобы в легкую закосить под обычную девушку. Требовались кардинальные изменения.
Приняв это эпохальное решение, Харука, не менее прытко, чем до этого к зеркалу, бросилась к гардеробу Мичиру. Отогнав сомнения в своих силах, она рывком распахнула дверцы и тут же рухнула под вывалившимся на неё оттуда ворохом небрежно сложенной одежды. Смахнув с носа лифчик, девушка удовлетворенно кивнула. Тут было из чего выбрать.
«Мичиру, я тебя спасу!»

Платье.

Перебрав множество разноцветных клочков одежды, Харука выбрала один из них за нежный оттенок, напоминающий волосы Мичиру. Так же на выбор повлияло то, что напарница в свое время назвала его безразмерным, но очень женственным. И правда, Мичиру в нем была чудо как хороша. Решив, что все, что годится им, подойдет и нам, блондинка бережно взяла платье и в глубокой задумчивости положила его перед собой на кровать.
Как же его надевать? Настороженно осмотрев лежащую перед ней вещь, Тено вздохнула. Разумеется, где-то должен быть вход. Попадают же внутрь неё другие... хм... девушки... Ладно, раз она приняла этот план, значит, должна называть вещи своими именами – она девушка, а прелестный ужас в её руках – девичья одежда, которую она должна надеть, как это каждый день делает Мичиру.
Она сможет! Не зря же отдала год жизни и одну смерть школе для особо одаренных Мюген, которая, слава богу, развалилась к черту. Не без их помощи, естественно. Хмыкнув теплым мыслям, Харука устроилась у кровати удобнее и прокрутила в голове предполагаемый технологический процесс платьеодевания.
Итак. Как выглядит Мичиру в платье? Вот конкретно в этом? Отогнав мысли типа «офигительно», блондинка мысленно начертила в голове план заявленной одежды и Мичиру в ней. Ага. Логично: ноги снизу, а голова сверху из кучи рюшей. Или рюшек? Идиотские слова. Мотнув головой, Харука растянула платье по покрывалу, определяя места входа и выхода. Входа и выхода. Входа… Девушка снова затрясла головой. Сосредоточиться не получалось. Тено зло сузила глаза и мучительно напрягла мозги, помогая себе пальцами. Виски затрещали. Ведь если подумать, снимать все это – дело нескольких секунд! Миллион раз опробовано и ни разу не дало осечки, а сейчас лишь обратный процесс. В конце концов, одевали же её в детстве! Харука усмехнулась, вспомнив, как её, вопящую и сопротивляющуюся, силком пихали в джинсу сарафана, а она растопыривала руки и ноги, катастрофически туда не пролезая. Предприимчивая мама мобилизовала деда на то, чтобы тот держал руки, отца, чтобы держал ноги, бабушка затыкала ребенку рот, чтобы не учиться новым словам, а мать в это время продевала дочь в одежду. Правда, когда они увидели, что осталось от сарафанчика после прогулки строптивого чада по городским улицам и подвалам, подобными глупостями её больше не доставали.
Посмаковав воспоминание, Харука ощутила прилив сил. Приступим!
За несколько минут Харука успела выяснить и вспомнить несколько вещей. Во-первых, кроме слова «рюшки», существует еще и понятие «оборки» (эти слова она прочно вписала в свой самый страшный словарь ругательств мира), во-вторых, эти самые слова и понятия похожи как по смыслу, так и по содержанию. И, в-третьих, все эти знания так и не прояснили ей, где у этой чертовой тряпки, ограниченной с двух сторон этими самыми определениями, начало и конец.
«Попробуем эмпирически», - решила Харука, засовывая ноги в ту часть тряпочной трубы, которую после некоторых колебаний признала за верхнюю.
«Ладно, тогда с другой стороны…»
На четвертый раз ей удалось более менее ровно распределить на себе чулок платья, еще через какое-то время получилось освободить и руки. Платье достаточно плотно обхватило её со всех сторон, особенно там, где спина отчетливо проявляла себя идеальной трапецией, неудержимо расширяясь кверху.
Облегченно вздохнув, Харука рухнула на кровать и несколько минут приходила в себя. Голова и ноги торчат в нужных позициях, зеркало отражает знакомое расположение всех элементов декора дьявольской одежды, сама она жива. Ура, товарищи!
Следующая мысль снова подбросила её вверх. Платье еще не повод считать себя женственной. Нужны были еще мелочи, вроде прически или макияжа. И еще маникюр. И педикюр. Каблуки, в конце концов! С высоты мысли Харука рухнула обратно, забыв даже простейшие слова, что так облегчают жизнь.

Прическа.

Решительно отказавшись от парика, Харука решила использовать имеющиеся ресурсы. Чем короче, тем легче. Разве нет?
В волосах уже бесследно пропал целый пузырек мусса для укладки, но белые вихры вовсе не желали красиво обрамлять нежное лицо Харуки, которая со зверской гримасой сражалась одновременно с обычной расческой, круглой, папильотками, бигуди, плойкой и разнотемпературным феном, упорно сдувающим все попытки привести волосы в порядок.
«Мичиру, как ты могла попасться в лапы этому демону»?!!
К обожженной голове было больно прикоснуться, уши закладывало от мощных струй набившегося туда воздуха, а толку было чуть. Или еще меньше. Вышвырнув из волос все, что туда было засунуто ранее, девушка прислонилась лбом к зеркалу в поисках сочувствия у своего отражения. То из солидарности тоже выглядело огорченным и даже на короткий миг блеснуло бессильной слезой.
«Как я могла потерять жезл Урануса»...?
Конечно, можно было обратиться за помощью к Банни и остальной мелочи, но Харука в красках представила, как будет выглядеть её рассказ о демоне, для которого их атаки были не страшнее щекотки. Тут же раскиданные по комнате заколки, невидимки, щипчики и прочие предметы укладки вновь показались ей простыми и безобидными для здоровья вещами. Открывая новый флакон лака, Харука состроила рожу отражению, которое и не подумало остаться в долгу. Подбодренная таким образом, Тено, трагически шмыгнув, направила отвратно пахнувшую чем-то фруктовым струю на волосы.
После того, как лак высох, дело уже не было трудным. Совсем еще недавно пушистые прядки отвердели до состояния жести, а уж как обращаться с металлом Харука знала как никто. Гаражное воспитание – это вам не фунт изюма. Куда там прическе! Она щипцами загнула вниз куски волос, поджала плойкой на концах, расцарапала поверхность и вывела наверх несколько стружек для придания художественного беспорядка. Внутри прически сохранялась липкая масса остальных волос, и белому каркасу удалось придать требуемую форму. Двойная польза – и голова красивая и шлем не нужен. Удовлетворенно кивнув самой себе, Харука перешла к следующей стадии перевоплощения.

Макияж.

О существовании такого понятия, как «макияж» Харука знала давно. «Осторожно, испортишь макияж!», неизменно восклицала Мичиру, стоило Харуке сделать хоть несколько шагов в её сторону после того, как та отрывалась от зеркала. Раньше блондинка думала, что все эти многочасовые перед ним стояния и намазывание себя всем, что лежало на столике – лишь способ позлить её, Харуку. Теперь же, окидывая взглядом это хозяйство, Тено пыталась унять нервный тик в районе левой глазницы и остро жалела, что так мало уделяла внимания манипуляциям более опытной во всех этих женских извратах подруги. Гора разнообразных пузырьков, баночек, склянок и черт знает чего еще напоминала то ли набор «юный химик» для особо продвинутых, то ли стратегические запасы колдуньи. Как знала Харука, это обзывалось неопределенным термином «косметика», и предполагалось к нанесению на лицо, дабы превратиться в сказочную красавицу. Харука не очень этому верила: Мичиру что днем, в этой самой косметике, что ночью, без нее, была всегда одинаковой, как елка в лесу. Разве только более пушистой и, следовательно, более колючей. Тут не размажь, там не берись, здесь, осторожно, не сотри стрелку. Какую еще стрелку? Стрелочница...
Намазывая на себя по мере усиления яркости все, что попадалось, Харука чувствовала себя дрессированной обезьянкой, которая может лишь слепо копировать чьи-то действия, в данном случае, действия Мичиру. «Ну, хоть так, и то прогресс».
Как она выяснила в результате практического опыта, реклама, обещающая, что губная помада годится и для нанесения на веки и на щеки, подло врет. Хотя, возможно, она выбрала не ту помаду. Или эта испортилась, что тоже возможно, так как смываться она отказывалась наотрез. И сколько ни пыталась Харука свести её мылом, осторожно подныривая под острый край челки, на глазах все равно оставались сизые следы. Отковырять подлую синеву пальцами тоже не удавалось. Махнув на это рукой, девушка продолжила декоративно-косметические эксперименты. От модерна через авангардизм к классике! Когда её лицо перестало напоминать боевую раскраску индейцев племени гуронов, а обрисовало что-то, что Харука привыкла видеть на представительницах прекрасного пола, блондинка заслуженно почувствовала себя героем. Нет, героиней!
Разглядывая результат своих усилий в зеркале, Харука не могла не признать, что вид у неё, мягко сказать, непривычный, но в то же время, кто сказал, что она должна обязательно получиться девушкой в своем вкусе? Вполне возможно, она понравится кому-то другому. Все же её формы (а проще, их отсутствие), не лишены некоторой... привлекательности. Наверное. Девушка помахала себе рукой, и странное существо в зеркале повторило её жест. Харука содрогнулась. Это она?! Ничего, привыкнет. Все это для спасения Мичиру! Помни об этом! Немного придя в себя, она снова повернулась к зеркалу и кокетливым жестом постучала себя по краю волос. Ой! Ногти!

Маникюр.

Если с волосами и платьев все было относительно ясно: платье – надеть, волосы – уложить, то, как можно сделать ногти, если их просто нет? Харука, поджав губы, смотрела на кончики своих пальцев. Край аккуратно опилен – это единственное, что она позволяла себе в плане их украшения. Обгрызенные края не самое лучшее в жизни, так как царапают все на свете, особенно там, где это совершенно не нужно. И уж тем более, абсолютно излишнее роскошество – сами ногти в той своей части, которая свисает за пределы пальца. Ногти, как известно, до добра не доводят. Да и не удобно, скорее всего. Хотя, наверно, чесаться как раз удобно. А с другой стороны, вдруг расцарапаешься насквозь? Ужас! Поужасавшись всласть, Харука снова взглянула на ногти и пригорюнилась. Все же без ногтей никак. Эх.
Неожиданная мысль привела Харуку в движение раньше, чем она успела сообразить, что это за мысль конкретно. Оказавшись в другой комнате, она обнаружила себя копающейся в каком-то барахле Мичиру, к которому та прикасалась редко, называя «вещами милой дурочки». Когда, наконец, до Харуки дошло, какое именно воспоминание её сюда приволокло, в руках у нее был цепко зажат пакет с чем-то нестерпимо сиреневым.
Разложенные на столе в диком количестве пластины накладных ногтей вызывали тихую дрожь ужаса своим флуоресцентным отблеском, а тюбик клея рядом с ними навевал ароматы беспутной юности. Если сказать более емко, Харуку бил мандраж. Ей и в голову не приходило, что это погружение в женственность будет столь глубоким. Почему-то именно перспектива оклеивания себя столь идиотским приспособлением как накладные ногти, довело до её головы весь объем издевательств над собственной сущностью. Харука закрыла глаза и откинула голову назад.
«Мичиру... Все это ради тебя. Слышишь?! Хм... а что же я ей придумаю в отместку, когда спасу?» Дело, подогретое приятными размышлениями, заспорилось.
«Пол помыть. Везде. И в гараже тоже. Руками. И чтобы на колени не становилась, а нагибалась, как есть. А я буду ходить сзади, и контролировать работу.... », - ноготь за ногтем вставал на место. Начав с правой руки, Харука сначала извела весь запас ругательств и сладких мечтаний о реванше с Мичиру, а когда взялась за левую, поумерила пыл. Клешни рук больше не были приспособлены для хватания. Где-то клеем, где-то скотчем, а где-то и пуская в ход зубы, Харука закрепляла на себе искусственное женское достоинство, стоящее на втором месте после волос. Через час она держала перед широко раскрытыми глазами когти Фредди Крюгера, побывавшего в салоне для Барби. Не мешало бы опилить это великолепие, но на подобный подвиг не хватило бы даже решимости Урануса, что там говорить о слабом человеческом сердечке хрупкой Харуки. Решив, что она и не такое видела, девушка оставила свои руки в покое. И посмотрела на ноги.

Педикюр.

Наклеивать было больше нечего: Харука уже извела весь запас обнаруженного пластика. Оставалось одно – накрасить. Благо ногти давно было пора подрезать, но сейчас это было лишь на руку. На ногу точнее.
Тено в который раз перерыла все содержимое столика Мичиру, но обнаружить подходящий по цвету краситель не удалось. Не являясь в этом деле специалистом, Харука, тем не менее, твердо знала несколько правил женской красоты. Первое: никогда не наносить макияж перед укладкой волос (лицо стечет, как говорила Мичиру). И второе: цвет ногтей должен быть одинаковым, если не чередоваться пальцами или не создавать эффект градиента (без комментариев). Что такое градиент Харука знала, но не очень понимала, как это применяется к ногтям, чередоваться у неё тоже ничего не чередовалось. Значит, на ногах должен быть тот же фиолетово-сиреневый отлив, как и на руках. Вот только где его взять...
От отчаяния она снова обратилась к вещам милой дурочки, но и там не было ничего подходящего. Наконец, отпихнув завернутую в одеяло лампу, а потом и освещая ею темные углы, из недр прикроватного столика извлекся на свет божий пыльный пакет. Насколько Харука смогла вспомнить, это был подарок Мичиру от Минако на какой-то из дней рождений. Мичиру тогда еще сделала милую улыбку, а сам презент запихнула куда подальше.
Чихая, блондинка развернула находку. О чудо! Набор лаков отвечал самому взыскательному вкусу маньяка дискотек. Но сейчас Харуку интересовал только один флакончик светящегося даже без ультрафиолета сиреневого цвета. То, что надо!
Тено сидела на полу, вытянув ноги и, стараясь как можно шире растопырить пальцы, малярными движениями водила миниатюрной кисточкой по далеким отсюда ногтям.
«Ну ладно, я спортсменка и могу выгнуться почти в любую фигуру и под любым углом. Плюс, у меня стопроцентное зрение. Но как другие-то это делают?!»
Вспоминая третье правило «после лака – замри!», Харука откинулась назад, упираясь в пол руками и выстукивая ногтевыми пластинами нервный мотивчик. Это была чуть ли не единственная минута отдыха за все время, пока она готовила плацдарм для спасения Мичиру.
«Если бы Мичиру не заставила меня отступить, то в плену была бы я, а не она. Это было бы плохо. У меня, все же, больше шансов спасти её, чем у неё – меня. И я спасу. Нужно только следовать плану».
А дальше по плану была обувь.
Убедившись, что покрытие ногтей больше не сковыривается, Харука замерла в коридоре, открыв дверцы обувного шкафа. Точно именно туфли? Ботинки удобнее. Нет. Туфли. И как можно более женственные, как она сама сегодня. Ни одной детали, что могла бы выделить её в толпе. Она вытерпит!

Обувь.

Босоножки Мичиру Харука восприняла, как личный вызов. Водрузив на столик перед собой 12 сантиметров каблука, уютно дремлющих в ярком переплетении тонких ремешков, Харука потрясенно опустилась на пол и сначала на это просто СМОТРЕЛА. Ладно, с платьем было хоть понятно, где у него края, а тут... В какое именно место засовывать ногу, было совершенно не ясно: кожаное кружево, казалось, надежно блокировало доступ к обуви в любом из подходов. Может, все же, ботинки? Нет, ни шагу назад! Блондинка, дернула себя за твердый вихор, в который раз за это утро заставляя себя вспомнить, как это использовала Мичиру. Память упорно твердила «легко и непринужденно», а глаза объясняли со всей доступностью «а ни фига у тебя на этот раз не выйдет».
Вздохнув, Харука взяла левую часть из стоящей на столике пары. Повертела в руках, подтянула к себе ближе ногу и на секунду замерла, услышав треск в районе подмышки.
«Чертовы тряпки!»
Разошедшийся на боку платья шов ничуть не снизил решимости человеческого воплощения неудержимой воительницы ветра. Наоборот, неожиданно появившаяся свобода движений позволила ближе подобрать к себе ногу и начать выбирать в какое из ремешковых отверстий её засунуть, чтобы обувь стала из декоративного элемента стола, предметом, функциональным для хождения по улицам. Через какое-то время методом научного тыка Харуке удалось выявить замаскированную под цветок застежку, а еще спустя сколько-то времени даже расстегнуть её сиреневыми пинцетами рук. Несколько следующих минут ушло на то, чтобы сообразить, как использовать освободившееся пространство. Ценой запутавшихся ногтей и содранного-таки в одном месте лака, вопреки злостному сопротивлению кожаного противника и благодаря паре-тройке крепких выражений, Харука распределила ступню так, чтобы подошва была внизу, а все ремешки сверху. Харука сидела и всячески заслуженно с собой гордилась, пошевеливая пальцами. Те образовывали собой два сантиметра авангарда, тогда как пятка выступала сантиметровым арьергардом. Последняя ступень маскировки была преодолена. Осталось только подняться на еще больше удлинившиеся ноги и проверить, пригодно ли все это для передвижения.
Подозревая подвох, Тено сначала встала на колени, и только затем поставила ногу на ковровую дорожку каблуком вниз. Подошва утвердилась на полу на удивление комфортно, страхуясь лежащими на полу пальцами, и Харука воспрянула духом. Не так уж это и сложно, как рассказывают! Легко поставив вторую ногу рядом с первой, девушка птицей устремилась вверх.
Точнее, попыталась. Упасть ей не дала штора, в которую та вцепилась, погрузив в гардину все пять сантиметров новоприобретенных когтей. Покачиваясь на ткани и каблуках, Харука обдумывала свое положение. Упадет либо она, либо штора, но тоже вместе с ней. Вывод? Ждать штору, на неё падать мягче.
Следующая попытка была более обдуманной. Стоя на коленях, Харука распределила штору по полу так, чтобы не украшать ноги лишними синяками при падениях, а вторую половину гардины она придвинула по карнизу ближе к себе, планируя использовать её как страховочный трос. Затем Тено начала подниматься, ощущая себя уже не обезьянкой, а младенцем, впервые пробующим две коряжки, которые взрослые называют ногами. «Вот так люди учатся ходить на костылях».
Методический подход, как всегда, оказался на высоте и Харука уже могла стоять, почти не держась. Она тренировалась не падать еще где-то с четверть часа, а потом рискнула сделать шаг. А потом попыталась еще раз. И еще.
Через полчаса она решилась разогнуть до конца колени.
Через час смогла вильнуть нижней частью платья так, чтобы её не занесло на повороте.
Еще пятнадцать минут потратила на то, чтобы заклеить пластырем натертые части ступней.
А еще через десять было уже пора выходить. Демон ждал её, и в планы Тено Харуки не входило его разочаровывать.

Действие.

Вылезая из машины, Харука шепотом читала самой себе лекцию о вреде женской обуви для вождения. С трудом вытащив из глубины автомобиля свои слишком длинные конечности и аккуратно поставив их на асфальт, Тено, предусмотрительно придерживаясь за капот, смогла встать. Размяв ноги, она сделала несколько пробных шагов и решительно пошла к входу в самый большой парк Токио, где вчера сама назначила встречу похитителю Мичиру.
Ворота оказались заперты. Блондинка хмыкнула детскому препятствию и пошла на штурм забора. Под треск материи и искры каблука, девушка впихнулась между прутьями решетки, и, застряв, изо всех сил рванулась вперед. Она пробкой вылетела из узкого места, и, уже чувствуя себя свободной, как птица в небе, врубилась головой в жадные лапы кустарника. Выдирая из корки волос острые колючки, Харука, матерясь и ойкая, на секунду закрыла глаза, укрепляясь духом, и продолжила спасательную операцию, двигаясь к оговоренному месту. Оставалось совсем немного, и Тено, согнувшись почти пополам, загребала каблуками траву, стараясь подобраться незамеченной.
Мичиру уже безвольно висела в путах рук демона, когда Харука, продравшись сквозь кустарник, заняла стратегическое положение, притаившись за деревом. Точно в назначенный срок глаза демона открылись, как заглушки на жерлах пушек. Харука могла поклясться, что слышала хлопок. Горящий пламенем взгляд злобно обшаривал окружающее пространство.
«Бывают же такие уроды! Мичиру в лапах мало того, что демона, так еще и мужика! Слава богу, что хоть урод», - противоречивые мысли сбились, когда демон заговорил тихим, но очень гулким голосом:
- Уранус! Твой жезл у меня, ты не можешь перевоплотиться! Выходи. Иначе она умрет.
Гениальный план затеряться в толпе, пользуясь маскировкой, пройти мимо и как бы невзначай спасти напарницу растаял, как дым от спички. Толпы просто не было. Харука не подумала, что в 7 часов утра люди привыкли, если не спать, то хотя бы только просыпаться. Назначая вчера демону место, она думала о его людности, а время – что в девять по спортивному каналу должен начаться показ очередного этапа формулы, которую она пропускает из-за этого чертового воинского долга, космический меч ему в рог, так что неплохо было бы к этому времени уже управиться.
«Вражина расчетливая!» - ругнулась Харука, легко перекидывая на демона ответственность за то, что Нептун была в руках противника, зависшего посреди безлюдного пространства, а перевоплотиться самой возможности не было. И зачем она тогда все утро мучилась, маскируясь под стандартного представителя женского пола?! Могла бы, как белый человек, сдохнуть в брюках, а не в элегантном мини нежно зеленого оттенка. Что ей на надгробии напишут? «Умерла, но с каблука не упала»? Или еще круче. Некролог: «Тено Харука погибла при исполнении служебных обязанностей по спасению напарницы» И дадут фото трупа в макияже, прическа волосок к волоску, шпилька, кардинальное мини и сумочка, куда даже космический меч не влезает. Такие куколки уж точно не мир спасают, гуляя вдоль улиц.
«Нужно было, все же, подумать, что одеваю. Хотя бы платье найти черное, что ли...»
- Уранус! Твой жезл у меня, ты не можешь перевоплотиться! Выходи. Иначе она умрет.
«Вот гад! Не дает человеку подумать о вечном!»
Но демон не собирался висеть в бездействии так долго. Он слегка поднялся в воздух, и сжал щупальца, душа Нептун. Та от подобной неласковости пришла в себя и, едва открыв глаза, тут же смачно укусила одно из держащих её колец, что было дальше от её шеи и ближе к зубам. Демон недовольно рыкнул и усилил хватку. Нептун постаралась оттянуть злое щупальце от шеи, но, вися в воздухе, это оказалось сделать довольно сложно. Девушка потрепыхалась немного и, поняв бесполезность своих попыток, процедила сквозь зубы: «Харука тебе покажет!». Тот же в ответ лишь поднял голову, ища взглядом обещанное:
- Уранус! Твой жезл у меня, ты не можешь перевоплотиться! Выходи. Иначе она умрет.
Харука наблюдала неравные попытки напарницы в борьбе с превосходящими силами противника. И когда та вновь безвольно полупридушено поникла, недовольно цокнула языком.
«Нужно было ударить с разворота и целиться ему в хвост. Если он у него есть, конечно. И каблуком по голове. Зачем обязательно доводить до моего вмешательства?». Вылезать на смерть не хотелось, но Нептун спасать было надо. Скучно одной. И планирование операций – не её ума дело. Да и за сутки отсутствия хозяйки в доме накопилась куча работы, плюс уборка от сегодняшних усилий по маскировке в целях как раз Нептун-то и спасения, так что... И вообще, чего он её лапает за ногу? Ладно, за грудь держит, пусть держит, упадет еще, если её там не держать, но за ногу-то зачем?! И еще шевелится, монстр! Ты куда прешь своими щупальцами? Хентайщик хренов! Таким как ты, телек даже выключенным показывать нельзя! А Нептун чего так откинулась? Обморок? Или ей нравится? Для неё же лучше, если обморок!
Харука решительно выбралась из укрытия и, не дожидаясь пока демон в очередной раз повторит свой призыв, схватилась за рукоятку космического меча, что пронзительно заблестел в утренних лучах солнца. Еще не решив кого именно, но она шла убивать.

Развязка.

Демон удовлетворенно хмыкнул, когда пленница вновь безвольно обвисла в его руках. Укусы он не любил, но ему нужно было уничтожить всех воинов этой планеты, чтобы подготовить вторжение. На этой, похоже, их только двое, хотя по его сведениям должно было быть больше. Но борцы за добро и справедливость глупы и если кому-то из них угрожает опасность, остальные всегда лезут спасать его всем гуртом. Тут же только одна развоплощенная Уранус. Убить её, затем Нептун, и все дела. Как прозаично.
Не лежала душа у него к этой нудной работе, лишающей его простых удовольствий. Вот встретить бы ЕЁ... Тогда можно и на покой...
Кусты словно отпрыгнули в сторону, выпуская взъяренную Харуку, которую краем сознания развлекал контраст между женственностью своего вида и мрачным обещанием смерти во взгляде. То-то эта образина так распахнула свои алые очи! Да, за этой ангельской внешностью скрывается твоя смерть!
- Убери лапы от её коленей, урод, урою! Это говорю тебе я, Уранус!!!! Ууууу! – безумно хохоча, Тено удобнее перехватила меч обеими руками и прибавила скорости.
Демон медленно разжал кольца на теле Нептун, и та соскользнула вниз, глухо ударившись о землю. Снова придя в себя от удара, девушка некоторое время ловила кружащихся около головы прозрачных бабочек вперемешку с рыбками, но те были слишком верткие. Решив отложить это дело на потом, Нептун огляделась. И судорожно сглотнула. На неё неслось НЕЧТО и вопило харукиным голосом, то бишь, благим матом, то ли «Уррррранус», то ли «Урррррою», то ли «Уберррри», то ли просто что-то нечленораздельно ржало и рыдало. Нептун тут же приняла защитную стойку – лежа и в обмороке.
Лицо демона прорезала широкая щель. Он тяжело дышал, боясь поверить в происходящее: к нему, взрывая землю копытами, бежало его счастье. Развевающиеся обрывки салатового оттенка окружали фигуру приближающегося существа романтическим ореолом, а разноцветное лицо с черными потеками у глаз и жесткими от туши щетками ресниц было лицом его мечты. Лезвия сиреневых когтей сжимались вокруг полыхающего меча, брызжущего силой, а ноги царапали землю того же цвета ногтями, что вместе с пальцами не вмещались в босоножки. Клоки белых прядей на голове фигурно торчали во все стороны, неповторимо украшенные листвой, сучьями и цветущими колючками, оскал зубов за кровавого цвета губами призывал к повиновению. Продолжая блаженно улыбаться, демон рухнул на колени:
- Я тебя нашел, моя великолепная хозяйка!!!!!!!
Харука затормозилась в размахе, чуть не свалившись под ноги спятившему врагу.
Под сияющим взглядом блондинка непроизвольно оправила многострадальное платье и спрятала меч.
- Я, правда, так красива? – она заглянула в наполненные восторженными слезами глаза недавнего противника.
- Неподражаема! – Харука в ответ даже смутилась.
- Сама знаю. Хоть это и не моё. Я обычно так не одеваюсь. Особый случай, сам понимаешь...
Демон лишь кивал в ответ, сияя, как новая калоша. Пусть всего раз, но он был допущен лицезреть Совершенство. И теперь никогда не покинет ту, что явила ему это. Пусть лишь на миг.
Харука перестала смущаться. Нечего таять от комплиментов первого попавшегося демона!
- Там лежит моя напарница, Сейлор Нептун, - внезапно вспомнив свой гнев, она вновь вспыхнула и вытянула меч, - Да как ты посмел...!!! – но тут же недоуменно заморгала: демон распластался у её ног, целуя пальцы.
- О, прости светозарная! Я не знал, что это Леди!
Харука брезгливо отдернула ногу.
- Теперь знай, - сглотнула блондинка - И отдай мой жезл, сволочь.
- Теперь знаю, - покладисто согласился тот, чопорно протягивая ей синий хенсин.

Эпилог.

Мичиру пришла в себя на мягкой перине. Харука сидела рядом, читая журнал. Вымытые волосы торчали из головы привычной прической, свободная рубаха скрывала женские очертания, а домашние брюки и вовсе заставляли усомниться в событиях сегодняшнего утра.
Девушка повертела головой. Горло саднило. Значит, её душили. «Вот и хорошо, следовательно, что-то все же было».
- Харука..., - та оторвалась от журнала, - Ты убила всех демонов?
- Всех? Был только один, - Тено отмахнулась от мелочей и перешла к главным новостям: - Наши победили. Вот это была гонка!
Мичиру с сомнением покивала в ответ то ли на первое, то ли на второе заявление. Харука тем временем снова погрузила глаза в журнал.
- Что ты думаешь по поводу этой машины? По моему, классная, вот только красная. Все же, желтый цвет будет интересней...
- У тебя и так желтых куча. Возьми зеленую. Знаешь, мне показалось, что на меня несется что-то ужасное.
- Конечно, Демми не красавец, но все же не до такой степени! Зеленую...? Хм... Руль бордо и меховые вставки... Как раз, как рожа у Демми...
- Какая Деми? О чем ты? – Мичиру возмущенно откинула одеяло, чтобы встать.
Но не успела девушка сделать шаг, как дверь в комнату распахнулась, и на пороге появился её похититель, неравный противник вчерашней битвы. В переднике и с подносом.
- Вода для Леди, хозяйка.
Мичиру нервно кашлянула и забралась обратно в постель. Если снова обморок, то лучше на мягкое.

Выйдя из спальни, Харука шла по коридору.
Успокоенная Мичиру снова спала, набираясь сил. Демми рьяно взялся за уборку и дом не рисковал зарасти грязью, пока хозяйка болеет. Теперь Мичиру сможет больше времени проводить у зеркала, а она, Харука, все же, пожалуй, попристальней понаблюдает, что она там делает. Может, что посоветовать нужно будет. Волосы, там, подогнуть, или в платье вдеть...
По пути девушка остановилась у зеркала, оглянулась, убеждаясь в отсутствии лишних глаз, и заговорщицки подмигнула своему отражению. И, улыбнувшись, пошла дальше.
«Может, я больше никогда и не сделаю ничего подобного, но все же приятно сознавать что я, пусть и недолго, но была убойно женственной».

Конец.

04.07.2006 - 06.07.2006 г.
Последняя правка: 30.07.06 г.