Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


История о прошлом, настоящем и, возможно, будущем

Автор: Ветерок
E-mail: VeterokSM@yandex.ru
Сайтъ: http://veteroksm.narod.ru/

Уранус взметнулась в воздух, с лёту добивая демона, что попытался напасть на неё, видя гибель своего товарища. Рядом расправлялась с последним из них прекрасная Нептун. У Уранус привычно замирало сердце, когда она следила взглядом за точными движениями воительницы морей. Такими легкими и смертоносными, столь плавными и безжалостными. И в который раз её душа наполнялась гордостью, что они сражаются рядом.
На сегодня это было всё. Враг выставил против них большие силы, и теперь ему понадобится какое-то время, чтобы оправиться от потерь.
Уранус вздохнула с облегчением, зажимая рваную рану на плече. Один из демонов-солдат всё-таки дотянулся до неё.
-Как ты? – Нептун осторожно дотронулась до разорванной мышцы. Порез шёл вдоль, а не поперёк, и повреждения были не очень сильны.
-Нормально. Но я рада, что эти монстры закончили валиться на нас, как в плохой компьютерной игре.
-Неужели даже Уранус выдыхается? – искоса глянула на неё Нептун, вытягивая край ленты своего заднего банта, и начала перевязывать руку напарницы.
-Хорошо хоть у тебя они синие, а то красный смотрелся бы на мне странно...
-Да уж... сколько мы их уже друг на друга перевели? – Нептун выгнулась назад, рассматривая свой бант, но тот не претерпел никаких изменений, несмотря на отъятую часть.
-Я вспомнила Сэйлор Мун. Когда-то она перевязывала меня...
-Не надо вспоминать об этом. Станет только тяжелей.
-Ты права. Это рождение здорово пошутило над нами... Ты домой? – задала она дежурный вопрос.
-Да, - Нептун, закончив перевязку, откинула за спину волосы. Уранус мысленно потянулась за ними, но сдержала минутный порыв. Нептун грустно улыбнулась, но продолжила: - У меня муж не кормленный. А ты?
-Я... наверно, тоже... Моя половинка сама найдёт, что поесть, но нельзя, чтобы он забывал, как я выгляжу.
-Да... Это рождение здорово пошутило над нами...
-Не надо об этом, хорошо?

Харука медленно переставляла ноги. Закончился ещё один бой. Возможно, завтра будет следующий. И снова рядом будет Нептун. Два года совместных боёв сплотили их, превратив в отлаженную боевую единицу, не знающую жалости. Только иногда на душе становилось так паршиво, что хотелось выть.
Встретившись когда-то, они вспомнили все сражения, в которых когда-либо участвовали, свою воинскую жизнь на протяжении всех рождений. Но жить-то им здесь и сейчас.
Тот же мир. Тот же Токио. Такие же люди, которых надо защищать. Да только воинов не девять, а лишь двое. Сэйлор Уранус и Сэйлор Нептун. На всю планету.
Иногда воспоминания мешают жить.
Выкатив байк из кустов, Харука перекинула через него ногу и завела мотор.
Она не поедет домой. Чем измерять шагами комнату, лучше отдаться на волю ветра.
После тихой ночи пригорода, Токио встретил её неоновыми огнями и мигающими рекламами. Она не любила ездить здесь ночью. Слишком всё громко и навязчиво.
Она не хотела сражаться за людей, что населяли ночной Токио. Тупые, жаждущие только развлечений, ослеплённые мёртвым блеском огромных экранов и больной яркостью красок, что словно пытаются спорить с темнотой. Она бы с удовольствием соревновалась с ветром в скорости всю ночь напролёт, но её ждали дома.
Трудно быть воином. Не столько из-за выматывающих боёв, сколько из-за того, что ты тоже человек. Слишком многое зависит от тебя, и ты зависишь от слишком многого...
Она открыла дверь навстречу тёмной прихожей. Зажгла свет, начала шумно раздеваться. Никто не вышел сказать ей «Здравствуй, наконец-то ты дома». Да она и не ждала. Она знала, в каком случае в прихожей гасят свет. Можно было считать, что она снова в опале.
Харука прошла сразу в ванную комнату. Вымыла руки, стараясь не очень тревожить рану. Та уже почти не болела. На плече не было повязки, она пропала во время обратной трансформации из воина в человека. Да она уже была и не нужна. Перевоплощение смывало с тела большинство ранений, оставляя лишь следы засохшей крови. А наиболее сложные исчезали за несколько дней. Иначе бы она уже давно умерла. Нужно будет только не привлекать внимание к рубцу, пока тот не сойдёт. Такое уже случалось, и не раз. Харука долго вытирала руки о полотенце, стараясь на как можно дольше оттянуть момент, когда надо будет войти в комнату.
Но бесконечно прятаться невозможно, и Харука, мобилизовав остатки душевных сил, открыла застеклённую дверь, за которой виднелся маленький огонёк настенного бра.
Митиру рисовала. Точнее, сидела у мольберта с карандашом в руках. Она не обернулась и тогда, когда Харука снова плотно закрыла дверь. С этой стороны. Харука откинула свою светловолосую голову назад, облокотившись на стену и подпирая косяк, закрывая его собой почти до самого верха. Она ничего не сказала. Митиру знала, что она здесь и должна была сама подать знак к сближению. Или к ссоре. Но та продолжала смотреть на незаконченный рисунок. Она могла сидеть так часами, держа мел, карандаш или кисть в миллиметре от бумаги или холста, но не прикасаться к ним.
О чем она думала? Харука не была уверена, что та думала вообще. Скорее просто выпадала из этой реальности. Но вернуться могла только сама. Или позвать на помощь.
В молчании прошло ещё несколько минут. Сегодня Харука на самом деле задержалась. Она ушла рано утром, зов настиг её около полудня, а вернулась почти в полночь. Харука не знала, как провела свой день Митиру – она не любила задавать подобные вопросы, ведь тогда и у неё можно будет спросить, куда она систематически исчезает, зачастую в самое неподходящее время. Не говорить же, что бегала в синей плиссированной юбочке и пинала демонов... От попытки пошутить стало только тоскливей.
Тянулись минуты. Карандаш в руках Митиру задрожал и выпал из ставших внезапно безвольными пальцев. Харука не смотрела, куда он закатился, она одним прыжком оказалась подле любимой женщины, обнимая и позволяя спрятать слёзы в свою рубашку. Митиру судорожно схватилась за неё, бессознательно впиваясь ногтями в плечи Харуки. Та беззвучно зашипела. Один из них угодил в едва закрывшуюся рану. Но она не позволила этого заметить.
-Ну же, родная... Я уже здесь. Я с тобой..., - она гладила аквамариновые волосы, - Всё хорошо.
-Не оставляй меня одну. Никогда не оставляй. Иначе тьма сомкнётся надо мной, и я исчезну. Я просто не выдержу, понимаешь?
-Любимая..., - Харука с глубокой нежностью поцеловала волосы и подняла к себе её лицо, осушая губами слёзы, - я тоже не могу без тебя. Сегодня был жуткий день, хотелось улететь далеко-далеко, но у меня есть ты. Именно ты удерживаешь меня на земле.
-А меня ты... Я люблю тебя, Харука..., - Митиру прижалась к Харуке всем телом, и уже более нормальным голосом почти констатировала, - ты, наверное, голодный.
-Есть такое. И что у нас сегодня?
-Рис с мясом. И салат. Много.
-Чего?
-Салата. Я же знаю, как моя жена обожает салаты...
-Я и жена – понятия несовместимые. Муж звучит лучше.
-А в документах написано – жена. Мы с тобой семья, состоящая из двух жён.
-Ну и пусть, - Харука поцеловала Митиру, - Так ты меня кормишь, или я совращаю тебя на голодный желудок? За последствия не отвечаю. Могу впасть в голодную спячку на самом интересном месте...
-Ну тебя, - Митиру откинула приставучие руки и пошла на кухню, - Придётся накормить, хотя и не следовало бы... Дождешься у меня – куплю тебе сотовый телефон, и будешь всю жизнь на поводке..., - Харука с любовью смотрела ей вслед. А когда с кухни начали доноситься вкусные запахи, пошла следом. Она была намерена до упора мешать Митиру заниматься хозяйством, ведь та, когда чем-то занята, была безумно привлекательной...
Я люблю тебя, Митиру... и рад, что выбрал именно тебя...

***

Меня зовут Тен’о Харука. Я занимаюсь гонками. Меня называют самым гениальным гонщиком страны, гордостью нации. Я популярен и богат. Моя жена – самая красивая женщина Вселенной. Кайо Митиру. Её концерты собирают огромные толпы. Её картины продаются за бешеные деньги. Нас называют звездной парой. Когда мы поженились, она оставила свою фамилию, ведь это было не в Японии. Я так решил. Слишком многие знают о том, что я не мужчина, и мне не нужны пересуды за спиной Митиру. А так нас просто везде сопровождает легкий как ветер шепот: «В каких же они всё-таки отношениях...» Я не против. А Митиру, по-моему, вообще всё равно, что о ней скажут. Лишь бы быть со мной. Ей не о чем беспокоиться, пока я рядом. А я не собираюсь уходить. Судьбой не бросаются. Для меня не существует другой женщины. И для неё тоже.
Можно было бы сказать, что мы купаемся в счастье, если бы не одно «но».
У меня есть и другое имя. Сэйлор Уранус.
Моя жизнь – битва. Я привык к крови. Смерь давно уже не ужасает меня.
Это никак не вписывается в обычную жизнь, но так есть. И от моего желания здесь не зависит ничего. Митиру ничего не знает об этой стороне моей сущности. Она слишком хрупка для такой правды. Я должен защитить её от этого. Во что бы то ни стало.
Сражения, битвы, кровь, смерти... Свой долг воина я ненавижу. Я стараюсь уйти от него хотя бы мысленно. Когда я обрастаю сэйлор-фуку в золотом пламени трансформации, то перестаю быть Харукой – гонщиком и мужем. Я становлюсь воительницей, говорящей о себе исключительно в женском роде и обладающей неприсущей мне женственностью. Подобно валькирии я налетаю на врага, но уношу не в Валгаллу, а отправляю на самое дно ада.
Долгое время я думала, что буду вынуждена сражаться в одиночку. Сны говорили об ещё одной, подобной мне, но где её искать не подсказывали. Ветер тоже молчал. Но однажды мы встретились.
В тот день ветер в очередной раз позвал меня. Готовясь к схватке, я не ожидала увидеть ещё одного воина. К тому времени каждой из нас удалось уничтожить несколько вражеских гнёзд, и осталось только одно – материнское. Найти его стало первоочередной задачей, которая и свела нас вместе.
Мы уничтожили группу демонов, и это единственное, в чём мы преуспели тогда. Но всё отступило в сиянии её глаз.
В её глазах я увидела своё прошлое. Мир до этого воплощения. Когда воинами были не только мы, а по одному от каждой планеты Солнечной системы. Когда с нами была наша принцесса.
Я вспомнила Сэйлор Мун. Её телохранителей-иннеров. Принца. Сатурн и Плутон. Галаксию, Старлайтов и бог весть кого ещё. Но главным воспоминанием была, конечно, Нептун.
Напарница.
Красивая. Грациозная. Безжалостная и надёжная. Очень сильная и целеустремлённая. И цель её – убийство. Правильнее сказать, конечно – спасение Мира, но мы столько убивали, что эта грань уже стёрлась...
Как меня звали в предыдущих рождениях, я не знаю. Я помню бои, но не помню своих человеческих жизней. Но сейчас я Тен’о Харука, а остальное неважно. Я живу так, как хочу жить, вот только...
Я не помню себя-человека, но себя-воина помню отлично. Образы жизни Урануса прошлого до отказа наполняют мою голову. Среди сражений Нептун всегда была рядом со мной. На протяжении всех рождений, кроме окраинного патрулирования Солнечной системы.
Там, в прошлых жизнях, Нептун и Уранус были не только напарниками. В своих бесчисленных прошлых я любила её.

Она вырывается из плена колючих терний, что удерживают её у неуместного среди храма надгробия. Она бежит ко мне, ведь Юджил готова забрать мой талисман... Нептун называет меня моим человеческим именем. Не помню, каким... Стёрто. Называет по имени и говорит, что никому и никогда не позволит убить меня, а я смотрю на неё и не могу пошевелиться... Когда она гибнет, я следую за ней. По собственной воле.

Сэйлор Мун кричит на меня. Нельзя бросать напарницу. Я пытаюсь объяснить ей об ответственности воина перед Миром, что требует принести в жертву даже самое дорогое, но она не слушает. Для неё такой правды не существует, и я понимаю, что для меня – тоже. Мы бросаемся в битву, отбивая Сэйлор Нептун у врага. Она потом выговаривала мне, но я, улыбаясь, всё сваливаю на нашу принцессу.

Небоскрёб. От крыши до земли глубина, что легко проглотит человеческую жизнь. Как и жизнь сейлор-воина. Внизу, наверно, ходят люди, а я вишу, удерживаемая только тонкой рукой, что никогда не отпустит, но и поднять не в силах... «Ты стала слишком тяжёлой, тебе надо есть меньше сладкого...» – «Я принимаю эти возражения только в постели...». Постели я не помню. Воины не могут заниматься любовью. Ведь снимая матроску, они становятся обычными людьми...

Мы снова умираем. Галаксия торжествует, но меня волнует только одно – смогу ли я дотянуться до руки Нептун. Как будто умирать, держась за руки легче, чем без этого. Нечеловеческие усилия. Тело не слушается, но я заставляю его двигаться. И её рука в перчатке с зелёным косым отворотом уже тянется навстречу моей, с синим. Синий и зелёный. Небо и море...

Она разбивает бутылку, в которой заключено всё мировое зло только для того, чтобы спасти меня. Зла там не оказалось, но разве это важно? Я не очень хорошо это помню. По-моему, я была тогда человеком, и воспоминание колеблется, пытаясь ускользнуть. Нептун говорит, что мир без меня спасать сложнее... Кажется, она опять называет меня моим земным именем...

Я помню гораздо больше. И всегда рядом со мной она – Сэйлор Нептун. Человек – стальная пружина. Её сила всегда была мне поддержкой и опорой. Рядом с ней легко быть сильной.

И я испугалась.
***

Митиру хлопотала на кухне, то доставая одно, то убирая другое. А Харука ловила её грациозную талию и пыталась прижать к себе. Смеясь, та выворачивалась из ласковых объятий и делала множество ненужных перемещений, позволяя ловить себя снова и снова. Когда Харуке удалось всё же загнать её в угол и прижаться всем телом, звякнула микроволновка.
-Кушать подано, муж мой! – в животе заурчало, и Харука разжала объятья. Митиру ласточкой вынырнула из кольца её рук и выставила мясо в центр стола.
-Договорились. Сначала набрасываюсь на еду, затем на тебя. Порядок действий ясен? – Харука старалась придать голосу командные нотки, но насмешливые глаза покорно склонившейся в поклоне жены, вызвали непрошеный прилив весёлости. Они рассмеялись. Митиру села рядом и подвигала к Харуке самые красивые куски. Сама она уже поела несколько часов назад. Какой же она себя тогда чувствовала одинокой... Но сейчас её Харука был рядом, и жизнь снова обретала краски.
Захотелось рисовать, но она знала, что из этого ничего не выйдет. Это читалось в глазах её мужа. У него были на неё свои планы, и Митиру была вовсе не против их исполнения. Может быть, удастся нарисовать его утром, спящим. Близким и родным. Слишком уж часто она видела его чужим и недоступным. И началось это два года назад. Митиру вздохнула. Она обвиняла себя. Она слишком мало уделяет ему внимания. Женщина спрятала глаза, уткнувшись Харуке в шею. Та отложила палочки и запустила руку в её волосы. Её губы пахли мясной подливой, и Митиру почувствовала голод.
-Покорми меня..., - Харука улыбнулась. Она взял палочками крохотный кусочек мяса с налипшей рисинкой и положила между полуоткрытых губ Митиру.
-И хватит. Женщина должна есть, как птичка.
-И как в тебя тогда столько влезает? – то ли мясо было таким питательным, то ли Харука такой обворожительной, но грусть снова отступила, - И вообще... я говорила не об этом...
-Знаем мы вас..., - Харука поднялась и начала педантично мыть за собой посуду. Она знала, что Митиру не вытерпит, и уже через несколько секунд любимые руки обвили её талию, тут же разделившись. Одна отправилась покорять спрятавшуюся в складках одежды грудь, другая же старалась поднырнуть под ремень брюк. До ушей и шеи добралось её обжигающее кожу дыхание. Улыбаясь, Харука проворчала: - Все тут приставать горазды, а как посуду мыть, так нет никого...
Митиру улыбнулась ей в спину. Ей было интересно, домоет Харука тарелки, или не выдержит...
Не выдержала. Сердце Митиру сладко заныло, когда скользкие, полные пены руки, поймали её запястья. Последним движением Харука смогла выключить воду. Потом ей стало не до этого.

Сегодня новый день. Я так люблю просыпаться рядом с моей Митиру. Чтобы обнять её, снова притянуть к себе, и сделать вид, что хочу её. Она тяжело поддаётся ласке по утрам. Впрочем, как и я. Утро – время неги. Зато вечер и ночь безраздельно отданы во власть безудержного секса. А днём мы занимаемся любовью... Мне так нравится, когда она по утрам отмахивается от меня, пытаясь спрятаться под подушку. Но это невозможно, и я всегда вытаскиваю её на свет божий. Мне легко изображать в такие минуты сексуального маньяка. Ведь я знаю, что она ничего не потребует от меня. И Митиру знает, что мои намерения не столь серьёзны, как может показаться на первый взгляд, и она подвигается ко мне, охватывая руками мою шею и оплетая ногами ноги. Мы долго нежимся в объятиях друг друга, пока не понимаем, что пора вставать.
Я тянусь рукой на твою половину, но тебя там нет. Я сонно пытаюсь примириться с этим фактом. Может, ты отошла освежиться и сейчас вернешься? Оглядываюсь. А... понятно... Ты рисуешь. Ты сейчас снова в своём мире, несмотря на то, что рисуешь меня. Ты поднимаешь глаза и желаешь мне доброго утра. И раздражение отступает. Ты сейчас выглядишь такой умиротворённой, тебе хорошо... Я законченный эгоист. Улыбаюсь тебе и говорю, что мы едем на пляж. И любуюсь, видя, как распахиваются в радостном удивлении твои глаза. Ты отбрасываешь карандаш и бросаешься в мои объятья. Ты говоришь, что любишь меня, а я тебя целую. Моя Митиру...
Мы гуляем по пляжу. Я смотрю на набегающие волны, а ты ходишь босиком по мокрому песку. Твои ноги то и дело захлестывает прибой, но ты этому только рада.
Я не подойду к воде. Песок холодный, а на мне мои любимые ботинки. Я предпочитаю слушать ветер.
Простор без конца и края. Вокруг только небо, море и пляж. За спиной вдали стоит наша машина, но она почти сливается с окружающим песком. И сейчас только двое занимают мои мысли - ты, родная, и ветер вокруг. Ему здесь раздолье. Он полощет мои волосы и норовит забраться под одежду, туда, где теплее. Ты подбегаешь ко мне, в твоих глазах, как всегда, плещется море, ты счастлива, что я пришёл сюда с тобой. Обнимаешь меня, согревая ветер, что прячется под плащом. Только ты можешь согреть меня, Митиру.
Тебе не нужно, чтобы я ходил за тобой след в след. Тебе достаточно моего присутствия рядом и того, что я делю с тобой твою радость. Я люблю тебя такой. Другой – тоже, но сейчас ты такая. Моя морская нимфа.
Море. Это твоя стихия, и это стихия Нептун. Вы обе созданы из морской пены.
Мне было бы легче, не будь вы так похожи...
Твоя улыбка рядом. Я снова тону в твоих глазах, и мне хочется обнять тебя. Обнять и не выпускать, как будто от этого битва никогда больше не позовёт меня, и мне не нужно будет идти от тебя. От тебя...
Ты показываешь мне морскую раковину и говоришь, что она такая же большая и красивая, как и я. И что если прислушаться, то можно услышать то, чего нельзя увидеть глазами. Я знаю, ты говоришь о шуме моря. Что даже стоя на полке, эта раковина будет его в себе прятать. Но мне кажется, что я вижу Нептун.
Дурацкие мысли... Почему она не оставляет меня в покое, даже когда я с тобой?
Я благодарю тебя. Раковина на самом деле очень красивая. Улыбаюсь. Даже если ты принесёшь простой сучок, в твоих руках он покажется прекрасным. То, чего касаются твои руки, не может быть уродливым.
Наверно, поэтому я и считаю себя красивым.
А так...
Ты говоришь: красавица. Я не могу быть красавицей. Красавцем, разве что. Да и то в наглухо застёгнутой одежде. Женщина, похожая на мужчину, не может быть красивой. Мой удел - пиджаки и брюки. И единственная одежда, раскрывающая мой пол - юбка Урануса.
Я не красавица. Но когда ты говоришь мне это, я верю.
Мы уезжаем, и ты дотрагиваешься до моей ноги, лежащей на педалях. "Спасибо". Не за что, любимая. Это тебе спасибо. Ты даришь мне силы жить дальше.

На руке мелко завибрировал браслет. Мог бы и не вибрировать. Харука и так слышала голос ветра. Но это означало, что Нептун уже готова к бою.
Я всегда опаздываю...
Митиру куда-то ушла. Как всегда. Харука уходила на бой из пустой квартиры и, как обычно, остро жалела, что не сможет обнять жену перед выходом. Ведь она могла и не вернуться. Но так оно было и лучше. Меньше вопросов, меньше лжи.
На бегу, она призвала силу Урана, перевоплощаясь в воина своей планеты, планеты ветров. И она бежала изо всех сил, чтобы успеть, чтобы не опоздать. Да, она чувствует демонов гораздо позднее Нептун, но она быстрее, и зачастую оказывается в точке «Х» одновременно с воительницей моря, а то и раньше. Сегодня место прорыва пространства находилось недалеко от её дома, и она не стала выводить мотоцикл.
Поворот, ещё поворот, пустырь. Здесь. Из черной дыры, висящей на высоте трёх метров, выпрыгивали человекоподобные существа яркого красного цвета. Новый уровень. Прошлые были розовыми. А до этого почти белыми.
Видеоигра...
Но воронка была высоковато.
-Похоже, у них сбилось наведение. Твой прошлый удар не прошел для них бесследно, - Из-за угла полуразрушенной постройки вышла Нептун.
-Думаешь, стоит повторить? Пока они не прекратили оттуда выпрыгивать..., - Уранус начала атаку. Золотой шар, опоясанный такого же цвета сполохом в виде планетарного кольца астероидов, метнулся вверх, но растворился не долетев.
-Они поставили защитное поле. Недурно, - сейчас не имело смысла торопиться. До конца выгрузки неподвижные демоны были прикрыты полем, и только их слаженное движение разрывало его, как мыльный пузырь. Атакам же воинов оно не поддавалось. Последний солдат спрыгнул вниз и замер вместе с остальными.
-Сейчас пойдут, - Нептун прижалась спиной к спине Урануса. Они чувствовали каждое движение друг друга, улавливали обрывки мыслей, словно были одним целым, поделённым надвое в целях повышения эффективности.
Когда демоны сделали шаг, содрогнулся весь пустырь. Не дожидаясь нападения, воины взметнулись вверх.
-Ворд Шейкер!
-Дип Субмарин!
Бой начался.

В тот день, день нашей встречи, мы стояли друг напротив друга. Вспоминали других воинов. Сожалели об одиночестве. Говорили о необходимости идти вперёд, не смотря ни на что.
И вспоминали, вспоминали, вспоминали...
Из всех тех, кто ожил в тот момент в моей памяти, рядом была только Нептун. И ещё очень яркое воспоминание о моём небезразличии к ней.
Меня тянуло к ней. Тянула жажда повторения той близости, что была между нами раньше. Меня звало прошлое. И глаза стоящей рядом Нептун. Но уже полгода, как я жила с Митиру...
И тогда встал вопрос: Нептун или Митиру.
И я сделала свой выбор.
«Мне пора», - сказала я в глаза напротив, - «Меня ждёт мой жених». Я видела, как они потухли. Но я видела так же и то, что вздох, слетевший с её губ, был вздохом облегчения. Её тоже ждал парень.
На том и расстались. Я не позволила ей открыть своё истинное лицо. «Долг не должен ставиться под угрозу», - сказала я. Глупость. Я просто не хотела знать, кто она. Иначе могла бросить всё и пойти за ней. Но меня ждала Митиру. А Нептун какой-то парень. Выбор был сделан.
В тот день я впервые уехал надолго. Обычно я никогда не оставлял Митиру более чем на час, если не был занят на гонках, или завязан в битве, но тогда я уехал на много часов. Я мучил свой байк, выжимая из него предельные скорости. Не погиб просто чудом. Не сбил кого-то чисто случайно. Складывая воспоминания и так, и этак, я не мог найти выхода, кроме того, что уже работал. Ничего не знать о Нептун. Видеть в ней только напарницу. Глушить чувства, столь ярко живущие в памяти. И быть с Митиру.
Вернувшись домой, я увидел Митиру плачущей. Я кинулся к ней, стараясь утешить и чувствуя свою вину. Мне не следовало так волновать мою обычно ласковую и улыбчивую Митиру. Обнимая меня, прячась во мне, она спросила, как можно вынести невыносимое, и я в первый раз не знал ответа. А они у меня были всегда и на всё. Я крепко обнял её. Сказал, что невыносимого просто нельзя допускать. Что мне была бы невыносима жизнь без неё, поэтому я всегда буду рядом.
А через несколько дней я сделал ей предложение.
Мы ездили туда, где однополые браки не вызывают повышенного интереса, и главное - легальны. Я ещё никогда не видел такой счастливой невесты. Сияние её взгляда отражалось в моих глазах, и проникало в душу. Мы выкроили целую неделю на медовый месяц. И это была одна из самых счастливых недель моей беспокойной жизни.
И только выходя ночью на балкон, я ловил своей пшеничной челкой ветер и спрашивал у него, как справляется одна, там, в Японии, нежная яростная Нептун. Он не отвечал. Но голос Митиру окликал меня, и из моей головы вновь вылетали все посторонние мысли.
Никому и никогда я не позволю разлучить нас.
Ведь ради неё я отказался от прошлого.

В этот раз демонов было больше, чем обычно. Если их можно назвать демонами. Воины уже давно называли их «солдатами». Воительницам требовалось с каждым разом всё больше времени на то, чтобы их уничтожить.
Солдаты самосовершенствовались. Сначала – белые – только нападали. Да и нападения их были не часты. Скорее от случая к случаю. Почему-то, как правило, во второй половине дня. Или по выходным.
С белыми они сражались полтора года вместе и ещё сколько-то до этого. Затем начались атаки розовых. Эти были более серьёзным противником. Более живучие и подвижные, они брали ещё и числом. Вместо привычной пары-тройки демонов им приходилось противостоять пятёрке-семёрке усовершенствованных машин для убийства. Причем, именно их, воинов.
Враг словно знал о зове ветра и океана, направляющих на него своих воинов, и устраивал там «теплую» встречу. Несколько раз им были предприняты попытки убийства людей, но их удалось предотвратить. Именно с этого и началось противостояние. Скоро люди были забыты. Враг как будто стремился найти сильного соперника, с которым будет интересно сражаться. И по мере усложнения игры, вводил новые силы.
Красные солдаты имели дополнительную жизнь. И каждого из десяти приходилось убивать дважды.
С трудом, но грозным воительницам удавалось сдерживать их натиск. Уранус в последний раз взмахнула рукой, сотрясая землю, и нападающий рухнул беспорядочной грудой ей под ноги. Нептун расчистила местность водной атакой, и они начали собираться домой. Как всегда, в голове каждой из них был один и тот же невысказанный вопрос. Вопрос, который они никогда не зададут.
Это могло быть единственным оправданием тому, что ни одна не разглядела недобитого во второй раз солдата. Нептун вскрикнула. Тонко и горько. И начала оседать.
Уранус мгновенно выхватила свой космический меч, срезая голову по линии воротничка красного мундира, одним коротким движением, не отнявшим даже секунды. У самой земли она успела подхватить Нептун, и та упала в раскрытые объятья. Воин Урана достала синюю ленту, готовясь к перевязке. Она перевернула Нептун и ужаснулась ране. Было разворочено несколько ребер и перебит позвоночник. Нептун умирала.
Наложив повязку, которая разве что только кровь могла остановить, Уранус в отчаянии посмотрела в закрывающиеся синие глаза.
-Не смей умирать, слышишь! Перекидывайся обратно в человека!
-Но..., - голос Нептун был похож на шелест.
-Никаких «но»! Под угрозой твоя жизнь. Это остановит кровь и срастит кости.
-Уранус..., ты же не хотела знать, кто я...
-Я и сейчас не хочу. Но мертвую тебя я хочу ещё меньше. Развоплощайся! А со своими чувствами я сама разберусь... Действуй! Немедленно! – вокруг Нептун послушно закружились розовые лепестки, на секунду обнажая изгибы её тела перед тем, как появиться обычной одежде. Женщина облегчённо вытянулась, проваливаясь в короткое беспамятство.
Уранус застыла, глядя на человека, который был воином Нептуна. Она должна была давно догадаться об этом... Она смотрела в бессознательное лицо Митиру.
И крик разорвал тишину пустыря.
Нет!!!!
Это не может быть она!!! Это НЕ ДОЛЖНА быть она!!!!
Внутри Уранус вспыхнул пожар, выедая внутренности, сжигая остатки личности и сознания.
Значит, всё было напрасно...
Воин Урана, действуя на автопилоте, аккуратно сдвинула Митиру с коленей, перекладывая на землю. Потянулась, чтобы взбить несуществующие подушки. Вокруг были только песок и камни, но она не замечала этого. Воин, шатаясь, поднялась на ноги.
Она стояла, покачиваясь, над женщиной у своих ног. Митиру начала приходить в себя. Она закашлялась, но Уранус не обратила на неё внимания. Слишком глубоко в этот момент находилась её душа, чтобы реагировать на что-либо за пределами тела, которое в человеческой жизни носило имя Тен’о Харуки.
Все эти годы... Ты была рядом, а я не хотела протянуть тебе руки.
Всё эти жертвы, что я принесла... Они были напрасны.
Спасая тебя, я тебя же и обрекла на муки... Я разлучила нас, думая, что соединяю.
Столько лжи... Столько недоверия и тайн...
Сколько боли...
Я принесла тебе только боль...

Она поднимает на Нептун глаза: «Я вышла замуж». Она сказала это, когда после свадьбы прошло больше месяца. Нептун отвела глаза и прошептала: «Я тоже... Раньше, чем ты, но я боялась сказать...». У Уранус сжало желудок. Но она улыбнулась: «А чего здесь бояться? Мы не связаны нашими предыдущими жизнями. Мы живём настоящим, и так случилось, что нам не судьба быть вместе». Нептун кивнула. Почему-то Уранус показалось, что она заметила слезу в углу её глаза. Всмотрелась пристальнее. Нет. Глаза Нептун были сухи. Как и её собственные. Какие могут быть слёзы? Они же воины. Просто порвалась ещё одна нить с прошлым. Нептун стала ещё на шаг дальше.
На следующий день они впервые поссорились с Митиру. Харука могла думать только о свадьбе напарницы, а жена ходила потерянная и сама нуждалась в утешении. Харука не отреагировала, занятая своими проблемами, а Митиру не стала помогать ей, как делала это обычно. Обида легла на обиду и появилась трещина. Она не зарастала очень долго и отдавалась эхом до сих пор.
Всё чаще она приходила домой злая на всех. Всё больше времени проводила наедине со своим мотоциклом. Всё меньше внимания обращала на проблемы Митиру.
Отказываясь от Нептун, она делала это ради Митиру. Только Митиру от этого было только хуже.
Кроме того, первого, громких скандалов у них не было. Их война протекала тихо. Иногда затихая и сменяясь приливами нежности. Но в любой момент снова могла вспыхнуть ссора. По любому поводу. И никто из них не замечал, что основные очаги напряженности следуют сразу после совместного боя Урануса и Нептун.
Доверяй я больше своей любви к Митиру, всё это время мы могли бы быть вместе!!!
Злость. Агрессия. Боль. Бессилие. Обида. Обида за два убитых года. Убитых одним её решением.
Я причина. Я всему этому причина!!! Нет!!!!!
Два года боли камнем упали на её плечи, вбивая в землю.
НЕТ!!!!!
Уранус почувствовала, как вокруг неё мир закручивается в спираль, сжимая мозг до размера горошины. И она провалилась во тьму.

Однажды я пришел домой после напряжённого сражения. У Митиру был день рождения, а я не успел купить ей подарок... Этот бой отнял последнее время, и я задержался больше, чем рассчитывал. Забежав в первый попавшийся ювелирный магазин, пообещал себе, что завтра же куплю ей что-нибудь особенное.
Света не было во всей квартире, и я готовился к худшему. Она сидела на диване. Хотя «сидела» - не сосем то слово. Она собралась в крохотный комочек в самом уголке. Я разглядел её только из-за контраста цвета обивки и её праздничного платья. Безнадёжно измятого. Светлое пятно на тёмной громаде дивана. Я замер, не зная, как поступить и что сделать. В тот день боль глаз Нептун была особенно сильной. Я чувствовал себя попавшим в капкан. Между кроткой Митиру и воинственной Нептун. Сердце рвалось на части, подёргиваясь прохладой. Пытаясь избавиться от наваждения Нептун, мой холод переходил и на Митиру. И я не мог просто подойти к ней и обнять. Я не чувствовал себя вправе делать это. Во мне было слишком много льда. Он растаял, когда я мчал в магазин, в голове перебирая все возможные подарки, но вновь овладел мною, пока я брёл по тёмному дому.
Возможно, мне было бы легче, не будь они такими разными...
«Согрей меня». Тихий шепот. Я не верю ушам. Ты смотришь на меня своими бескрайними глазами цвета моря. Почему бескрайними? Просто, когда я смотрю в них, они занимают всё поле моего зрения...
В такие минуты холод в моей душе отступает, и я всё тепло своего сердца отдаю тебе. Я обнимаю тебя и шепчу ласковые слова, я хочу, чтобы ты была счастлива со мной, как я счастлив с тобой. Достаю тонкой работы цепочку. На ней свободно висят два сердца-ободка. На одном, с аквамарином в верхней впадинке, написано «Митиру», а на втором, с янтарём, «Харука». Ты целуешь меня и вешаешь подарок себе на шею. Обещаешь никогда-никогда его не снимать. Я смеюсь. Зачем же никогда-никогда? Просто помни, что мы с тобой, как эти два сердца. Как бы далеко не разбежались, всё равно на одной связке. Ты серьёзно киваешь. Покупая цепочку и заказывая гравёру надпись, я ещё не понимал её значения. Подсознание всё сделало правильно.
Я баюкаю тебя и рассказываю смешные истории. И засыпая, ты смеешься. А я любуюсь твоей улыбкой. И понимаю: никто на свете кроме тебя мне не нужен. Я воин. Вокруг меня кровь и сражения, но я смогу охранить твой сон, любимая. Мы сидим, не шевелясь, на диване, ты тихо дремлешь в моих объятьях. Я защищаю этот Мир ради таких моментов. Чтобы все любимые всех любимых могли спокойно спать, не думая о той цене, что за это заплачена. Как же я люблю тебя, моя родная...

Митиру смотрела на неподвижную Уранус.
Как же я раньше не увидела? Как не почувствовала...? Как не поняла...?
Уранус начала падать. Человеческое тело Митиру не успело среагировать вовремя, лишь отдавшись резкой болью в слегка подлатанной спине. Воин ветра крепко приложилась головой о землю, но потеряла сознание ещё раньше. Митиру упала на колени рядом с ней. Она проверила дыхание, пульс, послушала сердце. Обморок. Вокруг головы не было видно крови, и женщина вздохнула с облегчением, разглаживая тонкими пальцами пшеничные волосы.
-А... где я...? – Уранус медленно приходила в себя. Митиру призвала силу Нептуна, становясь воином. Один раз её человеческий вид уже довёл напарницу до беспамятства, - Нептун... Что со мной было?
-Ты упала и ударилась головой.
-А... тогда понятно, почему она такая пустая и тяжёлая...
Боль в гудящей голове расходилась по черепной коробке, пульсируя в висках. Собственный голос отдавался странным эхом. Уранус не рисковала шевелиться. Видя заботу в глазах напарницы, она тихо (громко всё равно не получилось бы) спросила у неё:
-А почему я упала? Я помню, как тот демон напал на тебя. Я его убила. А тебя перевязала... ты почти умирала...
-Всё оказалось не так страшно, как ты подумала. Успокойся. Лежи тихо.
-А почему на тебе нет повязки?
-Я... Мне пришлось перекинуться в человека и обратно, чтобы заживить рану.
-Да...? Это большая энергозатрата... Ничего не помню... Хорошо, что я тебя не видела... Незачем отступать от собственных принципов. Но мне, наверное, хотелось бы... Хотя не знаю, не уверена...
-Молчи. Тебе сейчас вредно так напрягаться, - Нептун, сжав зубы, приняла действительность. Уранус выкинула из памяти её перевоплощение. Значит, ей так легче.
-Так странно..., - Уранус смотрела в сторону, - воронка перехода всё ещё висит.
-Не может быть, её не было, - Нептун обернулась. Черная поверхность перевивалась фиолетовыми молниями и глубокими бордовыми вспышками.
-Значит, появилась снова, - Уранус сделала попытку подняться. Ей это удалось, когда она загнала боль в самый дальний угол сознания, - Новое нападение.
-Но они никогда не нападали с таким маленьким перерывом...
-Но и мы никогда не оказывались рядом в это время. Они ещё не лезут.
-Идём? – Нептун стала рядом, чувствуя решимость Урануса. Они обе были разбиты физически и до пустоты перегружены эмоциями, но сейчас появился шанс окончить эту бесконечную войну в солдатики. Если проход не перекрыт полем. Если враг не знает об их присутствии. Если эта дыра ведёт в его логово. Слишком много «если».
Трудно быть воином, защищающим целый мир.
Но это судьба.
-Дип..., - волны, поднимаясь вверх, сворачиваются в несущий смерть шар...
-Ворлдо..., - сияние у пальцев проникает в землю, пронзая её до основания...
-Субмарин! – шарообразный омут срывается с раскрытой ладони, услышав приказ...
-Шейкер! – золотая вспышка замершего взрыва несётся вперёд, смешиваясь с зелёно-голубым светом братской силы.
Совместная атака входит в зияющее в небе отверстие, и две тонкие фигуры, отталкиваясь руками от земли, летят следом, чтобы успеть до того, как проход начнёт закрываться.
Они были готовы не вернуться. Они были готовы попасть в огненный ад, рождённый их же атакой, они были готовы ко всему... Смерть – такая малость. Умереть легко. Жить гораздо сложнее.
Два воина приземлились посреди развороченного коридора, пахнущего озоном и морской солью. Двери обратно за спиной уже не было. Они проскочили в последний момент. Вокруг виднелись ошметки красных мундиров. Воины всё рассчитали верно: никто здесь не ожидал атаки.
Два карающих ангела, сеющих смерть. Смерть бывает красивой, бывает уродливой, но ангелы выше красоты и уродства. Идя по бесконечным коридорам, Уранус и Нептун истребляли не готовых к схватке солдат, как истребляют надоедливых насекомых – коротко и не задумываясь. Если бы у демонов была кровь, коридоры были бы полны ею. Через некоторое время солдаты начали оказывать сопротивление.
-Они явно управляются из одного центра.
-Ты права, - Нептун предоставила Уранус крушить всё вокруг в одиночку, а сама вгляделась в спокойную гладь своего талисмана, - Я вижу ребёнка.
-Что? - Уранусу некогда было оборачиваться. Она сдерживала натиск сразу троих демонов, - Не время думать о счастливом детстве, ты видишь, куда надо идти?
-Да... Здесь моё зеркало работает. Наверно, это место хорошо защищено, раз оно не отражалось раньше... Нам туда! – воительница Нептуна легко вмешалась в схватку, помогая напарнице освободить руки, и уже через мгновение они бежали в направлении, указанном зеркальным талисманом.
Несколько поворотов, десяток смертей и они стоят перед обычной дверью. Ударом ноги Нептун распахнула её. Взгляду открылась небольшая овальная комната, заставленная странной аппаратурой.
В центре, где приборы образовывали подобие стола, сидел человек в шлеме и огромных очках, закрывающих половину лица. Уранус подошла и сорвала их, обнажая лицо подростка.
-Вау!!! Круто! Как будто вы на самом деле здесь! Эта игрушка ещё круче, чем я думал!!!
-Кто ты, и что здесь делаешь? – вопрос слетел с губ сам. Воинам удалось не выдать своей растерянности.
-Как вы попали в коридоры? Я думал, вы не можете преодолевать барьер! Сто процентов!! Класс!!! Как вам мои солдаты? Красные – это что... Следующими должны были пойти бордовые. А фиолетовые вообще отпад! – словесный поток неведомого мальчишки казался бесконечным и позволил воинам немного прийти в себя, - а хотите, я их сейчас сюда приведу? Посмотреть на драчку с такого расстояния – это полный улёт! - парень потянулся к очкам.
-Эта комната – управляющий центр и ты не можешь вызвать сюда боевиков, - сказала наобум Уранус. Ситуация до боли напоминала плохую декорацию к космическому боевику. Или к игре.
-Ты права..., - с сожалением «повёлся» подросток.
-Что это за место? – включилась в разговор Нептун.
-Не знаю. Я нашел его, когда прятался от мальчишек из параллельного класса. Пришел сюда, а тут, - он указал на виртуальный монитор, висящий перед ним, - надпись «Захват планеты. Определите цель». Не иероглифами! Но я прочел! Тут всё было покорёжено, и рядом лежал манекен.
-Или труп?
-Какой труп? Трупы только в играх бывают. И в кино. Я пальцем ткнул. Из него не текла кровь.
-И дальше?
-Я навёл на центральный парк. И тогда появилась ты, - он мотнул головой в сторону Нептун. Та нахмурилась, вспоминая первый бой, а парень продолжал: - И я понял, что это компьютер с загруженной игрой. Продвинутый и максимально приближенный к действительности. Я приходил сюда после школы и учился с ним работать. Я так хотел выиграть...
-Но не вышло...
-Да ладно вам. С вами круто драться. Было даже жалко, что я играю не за вас. Ничего, начну заново.
-Вряд ли, - На раскрытой ладони Урануса вспыхнул золотой огонёк, полный воздуха. А на ладони Нептун уже поднимал лепестки костерок, сотканный из воды. Воины обошли пульт управления с разных сторон, дотрагиваясь жадным пламенем до всех выступов, - Наша стихия – бой. И лучшее, что мы умеем, это разрушать.
-Что бы делаете?!!! – парень попытался сбить огонь. Уранус еле успела оттащить его от верной гибели.
Уже вся комната была затянута в переливающееся сияние. Приборы плавились. Воины подхватили мальчишку и выбежали в коридор, следуя пути, указанному зеркалом Нептун.
Они стояли и смотрели, как проваливается сам в себя инопланетный корабль, чей пилот погиб раньше, чем мог активизировать программу завоевания. Умная машина, попавшая во власть одержимого компьютерными играми мальчишки.
Воины оставили полуобморочного подростка смотреть на гибель корабля. Всё равно он никому ничего не скажет, и Земля продолжит свой мирный сон, не зная, что её в очередной раз спасли.

Уранус снова стояла напротив Нептун. В гудящей голове вертелась избитая фраза «Ты домой?». Произносить ей не хотелось. Нептун тоже хранила молчание. После ранения и неожиданного боя, её раны успокаиваться не спешили. Но даже не будь этого, она всё равно не знала, что сказать. Уранус собралась с силами.
-Я... Пора расходиться. Надо же... Несколько лет нашей жизни было отдано сражениям с фантомами... Мы справились, и теперь нам долго не будет работы..., - она отвела глаза, проглотив комок в горле, - Не будем видеться, может, станет легче...
-Может быть... Говоришь, сражения с фантомами? Иногда фантомы гораздо страшнее сражений..., - закусив губу, Нептун смотрела, как Уранус делает шаг назад, поворачиваясь, чтобы уйти.
-Извини, меня ждут...
-Да, - Нептун проводила долгим взглядом исчезающую фигуру воина ветра, - Тебя ждут. И всегда будут ждать..., Харука.

08.12.2004 г