Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


Страдания короля Эндимиона

Автор: Estell Greydaw & Эллениэль

(в соавторстве с Estell Greydaw)

В далеком будущем, в королевстве Серебряное Тысячелетие, в столице- Хрустальном Токио, в дворцовом парке скучала королева Серенити, а попросту- Усаги. Ей надоело все вокруг: цветы, фонтаны, птички, служанки...новые платья...вкусные кушанья...дочки...Сидя на камне у ручья, она терзала букет, собранный старшей дочкой, принцессой Серенити.
Вертлявая служанка, стараясь держаться подальше(чтобы королева не запустила в нее букетом), доложила:
- Его величество король Эндимион!
Зашумели кусты и сквозь розы продрался некто в белом фраке и в полумаске. А также и в шляпе. Содрав с себя вышеупомянутые шмотки, король с наслаждением швырякнул их в те же розы и сказал:
- Усаги, как мне все это осточертело! Когда мы жили в двадцатом веке, в прошлой жизни, все было так здорово и просто! А здесь...тоска зеленая!!!
- Угу...Мамору, придумай что-нибудь, а то останешься вдовцом: я от скуки сдохну!
- Э-э-э...ну, это несложно, достаточно пойти вон в ту беседку и запретить всем приближаться к ней на километр. пока не позовем. Представь себе: свежий воздух, птички поют, и только ты и я...
договорить он не успел: общипанный букет ловко залепил ему лицо.
Король отплевался от листиков и лепестков и с укоризной сказал:
- Что с тобой? Ты же никогда раньше не возражала...
- Мне все это на-до-е-ло!!! Ну как мне развлечься?! Покататься, что ли, с Ханой на мотоцикле...
- О, нет, Усаги, только не с Ханой! Лучше с Харей...то есть, с Харукой.
- А что, тоже ничего...все равно, скучно!!!
Мамору развел руками:
- Ну, что еще? В гости, что ли, пойти...мы давно в гости не ходили.
- А это мысль! Ладно, давай тогда уж ко всем по очереди. А начнем с Ами.
С Ами так с Ами. Мамору тоже хотел заглянуть к Сикуеси(он был главным министром связи и электроники, то есть, одним из самых важных чинов королевства, ведь все было прямо-таки напичкано электроникой).
Мамору давно не общался с ним в частной обстановке.
Ами, Сэйлор Меркурий, и министр информационных связей- Сикуеси, жили в небольшом симпатичном доме недалеко от дворца, в самом престижном районе Хрустального Токио.
Дверь открыл сам Сикуеси, как всегда, лохматый, в старом изношенном кимоно. Сколько раз Ами выкидывала это кимоно! Новое как-то неуловимо быстро становилось таким же поношенным, как и старое. Вообще, казалось, что Сикуеси обладает какой-то непонятной способностью всегда сохранять один и тот же облик. Даже на дворцовых приемах или заседаниях королевского совета он был таким же: длинные светлые волосы производили впечатление нечесаных, даже увязанные в хвостик, фрак, пошитый накануне лучшими портными, выглядел на нем совершенной тряпкой с чужого плеча, а в глазах полыхали огоньки новых идей. Однако, в отличие от министра национальной культуры он всегда был гладко выбрит.
- О, привет, Мамору, Усаги! Давно вы у нас не были! Заходите!- он провел их в гостиную. Там был накрыт стол. Сикуеси усадил гостей, так как Ами была очень занята: она уговаривала Малышку Ами доесть манную кашу, и следила, чтобы Итиро не слопал слишком много пирожных.
- Ами, как я рада тебя видеть!
- А я- тебя, Усаги! Итиро, оставь пирожных и сестре!
- Не оставлю, она бяка! Зачем она выкинула мою модель ракеты?
- Ничего я не выкидывала! Я только кнопочку нажала, и она улетела в космос!
- Вот, а кто просил тебя нажимать кнопочку?! Папа, она специально это сделала!
- А вот и сделала! Предупреждать надо, что она летает!- Малышка Ами замахнулась ложкой на братца. Манная каша полетела во все стороны. Итиро, спрятавшись под стол, кричал:
- А-а! Мама, папа! Она меня кашей закидывает!
- Малышка Ами, так делать нельзя, он же твой старший брат!
- Папа, а чего он тогда сломал мою куклу, ну, ту, которую ты мне сделал, она еще сама ходила и застилала свою постельку? А теперь пусть не орет из-за ракеты! Он себе еще сделает, а кто мне куклу вернет?! А-а-а-а!
- Тише, тише, доченька, я сделаю еще одну куклу! Итиро, зачем ты сломал куклу, как тебе не стыдно?
- Ну, папа...мне нужны были кое-какие детали, я не нашел и вот...
- Ай-я-яй! Итиро, попросил бы у меня, я бы купила, зачем же обижать сестричку?
- Я больше не буду...чес-пречес-слово!
Усаги и Мамору молча наблюдали за этой семейной сценой. Их всегда удивляло бесконечное терпение Ами и Сикуеси, которые всегда говорили с детьми ласково и никогда не сердились на них. Маленький Итиро был копией Сикуеси, а Малышка Ами пошла вся в маму. Усаги кое-что заметила и спросила:
- Ами, неужели в твоей семье еще ожидается пополнение?
Сикуеси погладил жену по животику:
- А как же! Мы любим детей, а Малышка Ами давно просила маленькую сестричку. Ами говорит, что опять будет девочка. И слава Будде, а то, как недавно пошутил Мотэки, и одного Сикуеси достаточно, а ведь Итиро- весь в меня! Представляете, что будет, если появится еще одна моя копия?!
Все засмеялись. Мамору подумал: "Вот оптимисты! А меня мои детки уже задолбали! Особенно Малявка".
После визита к Ами и Сикуеси Усаги взбрело в голову пойти к Рэй.
Рэй, Сейлор Марс и Юэтиро- министр национальной культуры жили в
том же районе в домике классической японской архитектуры. Еще на подходе к дому послышались вопли:
- Гадкие дети! Как вы посмели порвать мое новое кимоно и папин фрак! Завтра ему на заседание совета, в чем он пойдет, в старом фраке, что ли? Малышка Рэй, оставь дедушку в покое, пусть спит! Я к кому обращаюсь, Нэко? Вот несносный мальчишка! Положи папины награды! Положи, а то метлой заработаешь!!
- А вот и не заработаю!
- Это почему же?
- Король и королева в гости пришли!
- Все равно, я накажу тебя во имя Марса! Потом, когда они уйдут.
Привет, Усаги, Мамору! Юэтиро, чего ты сидишь, как болван, накрывай на стол!
Когда все наконец уселись за чаем, Усаги спросила:
- Рэй, дети тебя, наверное, очень достают?
- Да есть немного...если уж уродилось сразу двое, куда тут денешься.
Да они просто немного непоседливые, и все. Дедушка разбаловал. Хотя признаюсь честно: если бы их было больше, мы бы с Юэтиро сошли с ума.
- Угу,- поддакнул Юэтиро, наворачивая печенье, которое принесла Усаги (она все-таки научилась готовить, а печенье у нее получалось просто великолепное, почти как у Мако). Рэй легонько пихнула мужа локтем:
- Да тебе-то что, сидишь себе и медитируешь, и ноль эмоций, а я вожусь с ними. Еще когда учебный год, жить можно, а если уезжают с дедушкой- так прямо рай, а вот когда они дома в каникулы- сущий ад. Честное слово, никогда бы раньше не подумала, что смогу такое сказать о каникулах! Я твердо решила: хватит с меня детей! Двое- это предел! И как это Ами решилась завести третьего? По-моему, с них хватает Итиро и Малышки Ами. Знаете, что они недавно учудили?
- Поломали друг другу игрушки,- сказал Мамору. Рэй засмеялась:
- Ну, это у меня происходит каждый день. Нет, правда, неужели Сикуеси и Ами вам не жаловались?
- А чего им жаловаться? Они очень довольны жизнью,- Усаги смаковала чай из старинной чашки, презентованной Сэйлор Марс и министру национальной культуры в день их свадьбы. Чашке было несколько веков и она принадлежала к сокровищам королевской семьи. В доме Рэй ее предлагали только лучшим друзьям. Вообще-то, "сокровище" было жуткого розового цвета с кошмарными зелено-голубыми узорами...
- Так вот, Итиро полазил у папочки в секретных файлах...то есть, наверное, не в очень секретных, раз смог код подобрать...в общем, он ему перепутал отчетность за целый месяц! Бедный Сикуеси двое суток восстанавливал эту бухгалтерию, потому что никто не мог с этим справиться.
А Малышка Ами стянула мамин жезл, перевоплотилась в микро-Сэйлор Меркурий и едва не разнесла дом. И ты представляешь, Ами после этого испекла им торт в воскресенье, Сикуеси подарил новые игрушки, а мне они заявили, что поведение деток- "издержки кризиса семи лет и начала подросткового периода"! вот оптимисты!
Мамору пожал плечами:
- Сикуеси всегда был самым светлым оптимистом, а Ами очень добрый человек. Это вы оба у нас закоренелые пессимисты.
- Ты прав. Но, как известно, пессимист- это хорошо информированный оптимист,- сказал Юэтиро.

После Рэй и Юэтиро королевская парочка завернула к Мако- Сейлор Юпитер и Мотэки. Мотэки был министром правопорядка, в его ведении были полиция, армия и тому подобное. Вполне подходящая работа для такого подозрительного пессимиста, как Мотэки.
Но, несмотря на пессимизм Мотэки, в его доме царила полная идиллия:
Мако ожидала двойню. Глядя на ее цветущее от радости лицо, Банни ощутила некое странное чувство. Мотэки тоже сиял. Он подскочил к Мамору:
- Мамору, представляешь, у нас будет сразу двое! Мальчик и девочка!
Это при том, что есть уже один! Малыш Мотэки- весь в меня! А Мако говорит, надо заводить дочку, кто-то же должен стать Сэйлор Юпитер! Ух, какой я счастливый!
- Да-а...слушай, ты давно был у Рэй и Юэтиро?
- А что?
- Сходи к ним и посмотри, что бывает, когда в доме близнецы! Там тако-ое творится!
- А,- махнул рукой Мотэки. Он был безмерно сейчас далек от проблем и мыслей такого рода. Мако- еще дальше.
Наевшись фирменных пирожков Мако, король и королева отправились к Минако, Сэйлор Венере. Благо это было рядом, все в том же квартале.
Цитомо, супруг Минако- Сейлор Венеры, и министр спорта, тоже был оптимистом, как и жена. Они оба были самыми оптимистичными оптимистами. Куда там Сикуеси и Ами! В доме Минако бегало трое детей: два мальчика и девочка. Усаги спросила:
- И вы от них не устаете?
- Нет! Мы любим детей!- хором ответили Цитомо и Минако. А Минако еще и добавила:
- Дело к тому идет, что у нас будет четыре. Малышке Минако одиноко среди мальчиков, она попросила сестричку.
- А я хочу сыночка!- воскликнула Усаги. Мамору резко запротестовал:
- Нет-нет! Хватит с меня Малышки с Малявкой. Причем должен напомнить, что последнюю мы вообще не планировали. Она случайно появилась! Ты представляешь, что у нас будет твориться? Похуже, чем у Минако, даже хуже, чем у Рэй!
- Мамору, ну ты даешь! Чего тебе стоит, это ж не рожать!- искренне недоумевал Цитомо. Впрочем, избытком ума он не страдал, чем и объяснялось малое количество неспортивных наград на его орденской ленте. Мамору посмотрел на него тяжелым взглядом и ничего не сказал.
- Нет, Мамору, действительно, почему бы вам и не завести третьего ребенка? Вон даже Харука и Митиро...
- А что Харука и Митиро? Разве ж у них могут быть дети? Или они ... э-э-э...на время изменили друг другу?
- Нет, все проще и сложнее. Митиро так достала свою подружку тем, что она хочет ребенка, что та психанула и стала орать на нее, мол, интересно, каким же образом она собирается этого ребенка заиметь, тем более, если она хочет, чтобы ребенок был действительно их собственный. Харука даже заподозрила, что Митиро предлагает ей поменять пол хирургическим путем,- прыснула Минако. Когда отсмеялись, представив это, и остальные, продолжила:
- Митиро, убегая от нее и уклоняясь от дзё, все-таки смогла растолковать Харуке, в чем дело. Оказывается, она уже упросила Ами, и та по доброте душевной согласилась им помочь. Она взяла их клетки и скомбинировала гены так, чтобы поровну было от Харуки и Митиро, а потом вырастила это чудо в пробирочке. Мы все охраняли лабораторию...вы тогда, по-моему, были в длительной инопланетной поездке на Менезис...в общем, Ами ускоренным методом вырастила им младенца, они получили уже годовалую крошку.
- Э-э-э...ребенок хоть нормальный?
- Ты что, сомневаешься в способностях Ами? Получилась очень милая девочка. Знаешь, в ней черты Харуки и Митиро так уравновешивают друг друга, что она просто ангелочек. Вам стоит зайти к ним в гости.
- А что, и зайдем! Давненько мы у них не были.
- Ты чего, Мамору, мы к ним вообще ни разу не приходили. С меня хватает этой парочки на дворцовых приемах. Но интересно посмотреть на их доченьку. Как она ним обращается: "мама Митиро", "мама Харука"?
- Скорее уж "папа Харука",- сказала Минако.- Впрочем, когда как. Зайдите к ним, не пожалеете.

В доме у Харуки и Митиро творилось черт-те что. сердитая Харука, поймав доченьку за руку, выговаривала:
- И где мое кимоно? Ну, то, синее?
- Не знаю, папа!
- Но куда-то же оно делось?
- Ну, мама сказала, что надо вымыть пол на кухне...я пролила сладкий чай...я пошла и вытащила из корзины самую грязную тряпку. Вот эту...
- Это не тряпка, это мое кимоно! - Харука едва удерживалась, чтобы не сказать нехорошее слово. - Впрочем, теперь уже тряпка. Но тебя надо выдрать!
- Не, ну за что!? оно же и так было с большой дыркой на рукаве...
- Ну хорошо. А где тогда мое дзё? А?
Малышка смущенно сказала:
- Папа Харука, Эндимион отвязался и мне было страшно идти мимо него. Я и кинула ему палочку...а то бы он съел меня, а не палочку.
Харука вздохнула:
- Ладно. Но все равно я тебя накажу: нельзя брать вещи без спроса.
Тут донесся голос Митиро:
- Харука, приехали Усаги и Мамору! Одень Масуко получше, там у нее в комнатке на стуле лежит новое платьице!
- Чтоб им пусто было, вечно они не вовремя!- обругала Харука короля и королеву, и пошла одевать Масуко. Так как она не особо в это вникала, то напялила на нее платье задом наперед и в таком виде потащила в гостиную. Митиро, увидав, как одета дочка, бросилась к ней и быстренько надела платье как полагается. Усаги и Мамору пялились во все глаза. Митиро подвела к ним дочку и сказала:
- Это Масуко, наша доченька. Доченька, это король и королева.
Масуко поклонилась:
- Здравствуйте!
Митиро усадила всех за стол. Усаги тихонько наблюдала за "чудом".
"Чудо" сидело тихо и кушало манную кашу. Без воплей. Молча.
"Действительно, чудо"- подумала Усаги, вспомнив, как ненавидят эту кашу Малышка и Малявка. Мамору спросил:
- Э-э, а какая фамилия у вашей дочки? Тэно? Или Кайо?
- Вырастет, сама выберет,- буркнула Харука.- Пока двойная: Тэно-Кайо. А что, звучит вроде неплохо.

В общем, когда супруги возвращались домой, во дворец, у Усаги уже вполне созрела одна мысль. Мамору узнал об этом сразу же после ужина.
Королева Серенити заявила:
- Хочу ребенка. Мальчика.
- А я не хочу!
- Ах так?!- и королева выгребла все таблетки из трюмо и бросила в утилизатор мелких бытовых отходов:
- Вот так. Никаких таблеток! Хочу маленького принца!
- А я не хочу! Сейчас велю принести новые таблетки.
- Ну уж нет! Тогда проваливай из моей спальни! Пока не передумаешь, не пущу сюда! И не подходи ко мне!- и Усаги выпихала немного обалдевшего мужа за дверь. Проорала вслед:
- И я посмотрю, как ты без меня обойдешься! Я ж тебя знаю! А увижу с какой-нибудь бабой- пришибу на фиг! Обоих!- и она захлопнула дверь.
Потом позвонила дежурной фрейлине:
- Немедленно ко мне министра Мотэки Фуругата!
Когда явился Мотэки, Усаги уже надела платье и корону, взгромоздилась на малый трон. Увидав такое дело, Мотэки, оторванный от родного очага, подумал, что дело серьезное. И поэтому совсем обалдел, когда услышал:
- Ты тут у нас главный полицейский, так вот: установить тотальную слежку за королем! Не подпускать к нему никаких баб ближе, чем на полтора метра и не оставлять с ними наедине даже на полминуты! И докладывать!
- Ой, Усаги, чего это? Вы что, поссорились?
- Сам он виноват! Не хочет завести ребенка! Вот теперь пусть попляшет, а я посмотрю. Ведь не выдержит долго, прибежит! Я ж его знаю.
- Да, монахом он бы не смог быть...Ладно, последим. Действительно, чего это на него нашло? Вроде бы детей любит...
И Мотэки, похихикивая, ушел. Ему показалось забавным задание королевы.

Мамору еще не вполне уяснил, что за гроза собралась над его несчастной головой.
А в доме Харуки и Митиро происходило нечто следующее:
- Харечка, а Харечка!- нежно ворковала Митиро, ласково взлохмачивая Харукины волосы. Та, не отрываясь от газеты, буркнула:
- Чего тебе? Новое платье?
- А давай заведем еще одного ребеночка?
- Чего-о?!
Митиро испугалась:
- Да я просто пошутила, Харечка! Честно-пречестно!
Харука посмотрела на нее с подозрением:
- Ну, смотри мне, Мича, я тебе не дура какая-нибудь!
- Да правда, я пошутила!- что не помешало скрестить ей пальцы за спиной.- Ну-у-у... Сегодня вообще-то не... ой стой, я щас из комнаты выйду,- Митиро на носочках вышла за дверь, и спряталась за ней, Харука с чуть отвисшей челюстью и большими глазами наблюдала за ней,- так вот, сегодня же не Первое Апреля и я серьезно.
- Насчет ребеночка, что ли!?
- Ну, да!
- Издеваешься, да?- Харука никак не хотела думать о том, что её жена сошла с ума. Митиро с дурацкой улыбкой покачала головой:
- Нет.
- Да.
–Нет!
–Нет?
- Нет.
Пауза...
- Не-е-ет!!! Ты и вправду с ума сошла!?
- Не-ет. Не сошла.
––А-а-а!! Я тебя убью!
- А, а, а, а!- Митиро помотала головой и побежала в кухню. Харука побежала за ней. Но то, что она там увидела, заставило ее остановиться.
Безумный взгляд Харуки уперся в кухонный стол. Митиро, проследив за ее взглядом, увидела огромное блюдо с омлетом. Наверное, его приготовила Сэцуно. Забывшая, что Харука ненавидит яйца. В любом виде. Митиро захихикала. Харука, рыча, спросила:
- Мать твою, ты издеваешься?!
- Да, да, да!
Но лучше бы она этого не говорила: Харука с гримасой отвращения подхватила злополучное блюдо и со всего размаху надела его Митиро на голову:
- А-а-а, Мича, зараза!
Митиро, всхлипывая, размазывала по лицу жирный омлет:
- Х-харечка, т-ты что, Харечка...А-а-а...Я же п-просто п-прикалывалась...- и Митиро упала на пол. Харука подбежала к ней, скользя ногами по остаткам омлета:
- Мича, дорогая, прости, я не хотела, это все мерзкий омлет! Прости, дай я тебя поцелую!
Всхлипывания прекратились. Но тут раздался удивленный голосок:
- Папа, мама! Ой...а что вы делаете?! Кстати, мама, ты обещала мне сестричку!
Харука повернулась к доченьке:
- Ты, чудо без перьев, иди играйся в куклы! Не мешай!
- Хорошо...А вы что, тоже играетесь? А можно с вами?
- Р-р-р-р-р!
- М-нмнм-а-нет!
- А-ах!...Значит, нельзя...- и Масуко ушла, раздумывая: "Какая интересная игра! А зачем там кусочки омлета?...Терпеть его не могу! Надо спросить у Чибимины, она должна знать...Она все знает." И Масуко подошла к телефону:
- Але...Сэйджуро, это ты? А, это Цитомо... Да, это Мася. Позови Чибимину! Але? Чибимина! Слушай, тут такое...
Чибимина долго слушала и еще дольше думала. Потом сказала:
- Ну...не знаю. Не, все понятно, но омлет...Ща, подожди, у мамы спрошу,- Ма-ма! У меня к тебе традиционный вопросик!...А...Слушай, Мася, мама ща к вам придет. Она говорит, что ей самой интересно...про омлет. А он какого цвета?
- Кажется, желтый...был. Теперь трудно сказать.
- А мама почему-то называет его розовым...
- Не, по-моему, он серый...

прошло несколько дней, и король очень хорошо понял, что зря он поссорился с королевой...Права она была: монахом он не был, аж никак. Но соглашаться на ее условия тоже не хотел. Надо же когда-нибудь и свое мнение утвердить, не все же ей командовать! И Мамору решил поступать по-своему.
Для начала он решил найти сообщника. Только здесь крылась маленькая проблема: его всегдашний сообщник во всяких таких делах Мотэки в данной ситуации не годился совершенно. Ибо был не в меру болтлив. И тогда король решил действовать методом тыка.
Сидя на самом высоком балконе замка, он раздумывал над своей проблемой, когда неожиданно появилась Хана.
- Эй, королек, ты чей-то смурной сегодня?!- наглым голосом (он у нее всегда такой был) спросила Хана, начальница спецназа. Как всегда, она была в черном кожаном прикиде, косухе нараспашку и от нее невыносимо несло бензином и куревом. И еще крепким одеколоном.
- А то ты не знаешь!..- Мамору смотрел на Хану и думал: "Стоит ли говорить ей? Она же полная оторва, несмотря на то, что женщина. Ох, как тяжко: Хана, одним словом! Это совсем другая Хана, чем та, которая была в ХХ веке. Та была гораздо спокойнее. Тем более, что это был мужик."
Хана плюхнулась на диванчик рядом с королем:
- Нет, не знаю. Ты, это, может, поделишься со мной проблемой, и все пройдет?
- Ну, не знаю...Ты...А, ладно. Понимаешь, Серенити хочет еще одного ребенка, а я не хочу. Вот она теперь запретила мне даже подходить к ней. Но я же полноценный мужчина, а прошла уже неделя...
- Понятно. Тебе хочется поваляться, но не с кем.
Король слегка обалдел от слов Ханы. Впрочем, пора бы уже и привыкнуть...
- Ну...да. Ты можешь мне чем-то помочь?
Хана посмотрела на него безумным взглядом:
- Ты на что намекаешь?! Ты что предлагаешь? Я хоть и баба теперь, но я не...
- Да успокойся ты! Я не это имел в виду...- а сам подумал: "да я и под пистолетом с тобой делать э т о г о не стану!".

- Ладно. Проехали. Верю. Все равно, запомни, мужики меня не интересуют, как и Харю. Кстати, могу предложить тебе развлечение...
- Это какое же?!- раздался голос Мотэки. Он появился на балконе в образе Суперкопа.- Эй, Хана, а ну свали отсюда!
- Чаво-о?
- Таво-о,- передразнил Суперкоп.- приказ королевы: не подпускать к королю никаких баб! Ты поняла: н и к а к и х! И таких, как ты, тоже!
Хана вздохнула, обматерила Мотэки и ушла. Мамору даже не подумал о том, чтобы поделиться с Мотэки проблемой. Теперь уж тем более не стоило посвящать его в свои планы.
Мамору решил пойти по гостям. Первым делом он заглянул к своему лучшему другу Сикуеси.
Ему повезло: Ами дома не было, и Сикуеси сидел в полутемной комнате, перед компьютером, гонял новую, им самим придуманную дурацкую детскую игру "Бункер Вебсайта" и курил. Окурки валялись везде, и в чашках из-под кофе тоже. Только в пепельнице их не было.
- А, Мамору! Садись. Я щас, забью этих Лохсайтов и поговорим. А то я хочу проверить, какими еще способами их можно забивать...через полчаса Сикуеси полностью прошел уровень (несмотря на детскость, игра была очень сложной) и сказал:
- Ну? Тут ко мне Хана забегала...
- Хана?- удивился Мамору,- Зачем?
- А, просила простенькую игрушку для племянничка...
- У нее есть племянник?
- А ты разве не знаешь? Хондзю. Ему столько же лет, как и Чибимотэки. Но характером он очень похож на Хану. И у него такие наглые фиолетовые глаза...они мне кого-то здорово напоминают...Так вот, она сказала, что у тебя какие-то проблемы...
- Ничего себе- "какие-то"! может, для нее они и какие-то, но для меня- нет!
- А-а...Так в чем же твоя проблема?
- Меня жена прогнала и...
- А, ну это ничего...То есть как- прогнала?! Усаги тебя прогнала?! Не может быть!
Бедный Сикуеси чуть не подавился сигаретой. Мамору молча похлопал его по спине, взял себе из пачки сигарету, закурил и сказал:
- Как видишь, может. Елки-палки! "Убирайся вон из моей спальни и не подходи ко мне больше!", вот как она может!
- Так ты...это...ты из-за этого самого переживаешь?
- Ну, я нормальный мужчина! Только ты не говори мне, что это ерунда.
- Да я и не говорю. Это вовсе даже и не ерунда...если есть время, чтобы этим заниматься. А его всегда можно найти...если постараться. Да, не повезло тебе.
- И что мне теперь делать?
- Как что? мириться, конечно.
- Да-а, мириться! Знал бы ты, чего она хочет! Ты б так не говорил!
- А чего она хочет?
- Очередного ребенка! Мальчика!
- Тю! Так чего ты с ума сходишь?! Это ж так просто! И не нужно делать проблему на пустом месте...
- Сикуеси! В том и проблема, что я-то никаких детей больше не хочу!
- Странный ты...Дети- это же цветы жизни!
- Вот пусть и растут, но не на моем газоне,- буркнул Мамору, поняв, что в этом деле от Сикуеси помощи ждать нечего.- Ну, я пойду...
И Мамору ушел. Выйдя на улицу, он совсем растерялся. Куда теперь идти? Что делать? Почему-то в голову лез Цитомо. Нет, ну а к кому еще можно пойти с этой проблемой? Мамору уже было совсем собрался идти туда, как вдруг мелькнула мысль: ведь Цица совсем не умеет держать язык за зубами и все расскажет Минако. А уж она не упустит случая обо всем рассказать Усаги. Не-ет, лучше пойти к Юэтиро. Уж кто-кто, а он молчать умеет.
Пока он шел, мимо на мотоцикле пронеслась Хана. За ней- две ее подружки, Миту и Мистику. То есть Таики и Ятен. Они гнали свои мотоциклы вовсю и что-то орали. Судя по интонациям- ругательства на Хану. "Наверное, она опять их достала. В этой жизни, когда они стали женщинами, от них одни проблемы...Но вояки крутые, за то и держу..."- подумал Мамору и свернул в дворик Рэй. Хозяйки, к счастью, не было дома, и Юэтиро в полном одиночестве сидел на веранде и курил трубочку. Увидев короля, он обрадовался:
- Мамору! Как я рад, что ты пришел! Слушай, ты это, моей жены не видел?
- Да нет вроде, а что?
- А, так...Идем в дом!- и министр национальной культуры потащил его в дом. Там, в какой-то маленькой комнатке он достал из шкафа какую-то темную бутылку и два стакана:
- Будешь?
- Чего?
- Коньяк.
Мамору кивнул. Юэтиро, воровато оглядываясь, плеснул в стаканы грамм по сто. Они залпом выпили. Мамору коньяк понравился:
- Слушай, давай еще по двести, только медленно и с расстановкой.
Они сели на веранде и смаковали коньяк, жалуясь друг другу на жизнь и жен. Первым начал Юэтиро:
- Понимаешь, у меня такая жизнь тяжелая...Рэй от меня слишком много хочет. Все ее, видишь ли, не устраивает! И то ей не так, и это ей не этак. А главное, мало!
- Чего мало?- не понял Мамору. Юэтиро махнул рукой:
- А, ну, она, знаешь ли, очень страстная женщина, и я не в состоянии потакать всем ее желаниям...
Мамору наконец понял, что Юэтиро имеет в виду.
- Что, неужели настолько? Ты ж вроде мужик нормальный...
- Видишь ли, больше одного раза в восемь дней не получается. Я должен медитировать, молиться, заниматься делами министерства, и всякое такое. Она как пообщается с Минако, наслушается от нее, и сама потом ко мне лезет со всякими предложениями. А я...нет, ну скажи, на кой все эти навороты надо? Цице с Миной просто делать нечего, и все. Я предпочитаю по-простому... поменьше возни и пыхтения...Фе... С другой стороны, мне не нравится, как Рэй смотрит на всяких других мужчин. А Мотэки к тому же что-то стал в последнее время усиленно возле нее крутиться. Пользуется, гад...
- Так ты сделай так, чтобы Рэй не обращала на него внимания. Эх, если б моя жена так на меня наседала, как твоя на тебя! А она прогнала от себя...
- Почему?
- А, захотела еще одного ребенка, а я не хочу...
- Да-а...я с тобой согласен. Много детей- это кошмар.
Мамору вздохнул. Юэтиро, который вовсе не был дураком, прекрасно понимал его и сказал:
- Хочешь, познакомлю тебя с одной гейшей...Она как раз для этого дела самая подходящая. Мотэки ее хвалил.
- Мотэки- это еще не показатель. Он слишком неразборчив.- Мамору вспомнил темные слухи о Мотэки и Харуке...
- Не, насчет этого дела он не дурак, уж поверь мне. Там такая лапочка- о!- и Юэтиро поцеловал кончики пальцев. Мамору хитро прищурился:
- Уж не поэтому ли Рэй бывает довольной только раз в восемь дней?
- Э...Нет, не поэтому. Понимаешь, я часто медитирую с трубочкой,- и Юэтиро показал трубку.- Табачок-то непростой. Он вызывает просветление, но и всякие такие желания при этом пропадают. Все становится по барабану, когда можешь говорить с духами и богами. Так что я еще гигант, в этом смысле. Ну, что могу хотя бы раз в восемь дней. У других и раза в год не выходит!
Мамору встал. Коньяк вызвал приступ храбрости:
- Ну, идем к твоей гейше. Да побыстрее!
- Не так быстро! Тебя сначала надо замаскировать...
Юэтиро принялся рыться в каком-то сундуке.
- О, нашел!- и протянул Мамору какой-то кошмарный рыжий парик.
- Надень это!
- Что это?
- Мои детки устраивают театр в школе, это из их костюмов. Поверь, в этом паричке никто тебя не узнает. Даже Усаги.
Мамору напялил парик. Посмотрел на себя в зеркало и сам себя не узнал. А когда обернулся, то увидел, что Юэтиро тоже нацепил светло-зеленый парик и какие-то странные лахи фиолетового цвета. Его тоже было трудно узнать.
- О, класс! Вот это маскировочка! А теперь поехали.
Поехали они на велосипеде Рэй. Пока ехали, мимо опять промчались Хана и преследующие ее подружки. А потом, на их несчастье, велосипед оказался в поле зрения Чибимины. Которая тут же побежала звонить Масуко:
- Мася! Ты представляешь, кого я только что видела?! А...Твои папа и мама дома?
- Да.
- А что они делают?
- А...Мама моет кухню, а папа ей помогает.
- Постой, они что, опять кидались омлетом?
- Не, это еще с прошлого раза. Тогда они просто попылесосили пол, и все. А потом пылесос сломался. А пол все равно к ногам липнет. Вот и моют, они говорят, что скоро придет тетя Сеца...
- Кто придет?
- Сэцуно. Это папа с мамой так ее называют. Когда она не слышит. Так вот, скоро придет тетя Сеца, и если она увидит все это, папе и маме будет плохо...
- Понятно. Так чего я тебе звоню-то. Пусть твои мама и папа скорей домывают кухню, а то мама моя не может, и тетя Мако тоже, и тетя Ами, а королева сильно занята...тетя Рэй где-то делась...
- Ты можешь покороче?
- Короче? Ладно. Тут мимо нашего садика на велосипеде проехали Вебсайт с Лохсайтом! Между прочим, это был велосипед тети Рэй! Вот! Наверное, они что-то задумали нехорошее... Так что думай.
- А что я должна думать? Мы с тобой еще слишком маленькие, мне даже еще не дали детский жезл для превращения...
- Мне тоже. Мама говорит, через годик, когда Чибиуса вернется из прошлого, мы все получим жезлы...Может быть. Но ты ж можешь сказать своим предкам про сайтов?! Они их забьют запросто! Ой, меня мама зовет!- и Чибимина бросила трубку. Масуко вздохнула и пошла в кухню.
- Мама!
- Ой, Харечка, ты ничего не слышала?- Митиро и Харука домыли кухню и были заняты совсем другим делом. Они были очень-очень заняты.
- Нет.
- Папа! А вы опять играете в "омлет"?
- Свали!
- Хорошо, папа. Я тогда скажу про сайтов тете Сеце, когда она придет.
- Я уже здесь. Харя! Мича! Что...А ну вон из кухни! Для этого есть спальни!
- А, пошла ты!
- Че?! Сила планеты...
- Ладно-ладно, мы уже там.
- Где?
- Ну а куда ты нас послала?- вступила в разговор Митиро,- ой, Сеца... э-э-э, Сэцуно? Привет! Как дела?
- Я думаю, что не очень,- вместо Сэцуно ответила Масуко.- Чибимина видела сайтов, а прикончить их некому. Они украли велосипед Рэй. Папа, Мама...
- Короче, Сеца, Мича, у нас появилась работка. И почему именно сейчас?! Поймаю, в натуре урою этих гадов,- проворчала Харука и добавила,- и почему именно мы, блин. Все-таки быть беременной не так уж плохо, по крайней мере, всегда найдется отмазка!
- Что ты сказала?- не поверила Митиро ушам и в ее мозгу вспыхнул намек на надежду.
- А ничего! Забудь! Блин, какой я только бред не несу сегодня. Сила планеты Уран!
- Сила планеты Нептун!
- Сила планеты Плутон!
И трое воинов отправились на поиски сайтов. По пути им попалась Хана на мотоцикле. Уранусу удалось ее тормознуть и задать вопрос:
- Хана, не хочешь пойти с нами? Мочить Вебсайта?
- Не, к сожалению, я сейчас круто занята! О! Мне надо мотать! Чао!- и Хана умчалась. За ней пронеслись ее подружки. Уранус пожал плечами и побежал дальше, догоняя Нептун и Плутон.
Между тем Мамору и Юэтиро приехали к усадьбе в старояпонском стиле. Прислонив велосипед к забору, Юэтиро позвонил. Дверь открылась и они вошли во двор. Навстречу вышла какая-то страшная старуха. Мамору вздрогнул и шепотом спросил:
- Это что, и есть гейша?
- Нет, ты что?! Это ее бабуля! Здравствуйте, бабушка Тири-сан! А мы к вам в гости!
- Кто- "мы"?- прошамкала древняя старушенция. Она явно была не рада гостям. Юэтиро с истинно ангельским терпением сказал:
- Бабушка, я же Юэтиро Хино, разве вы меня не узнаете? а, ну да.- Юэтиро вспомнил про шмотки, которые нацепил на себя.- Не обращайте внимания на мой костюм, это мы с маскарада только что. Не успели переодеться.
- А...Ну, тогда я пойду поставлю кипяточек для чайка. И бабулька ушла. Вместо нее из дома появилась тетка, горбатая и с бородавкой на носу. Мамору опять вздрогнул:
- Надеюсь, это не она?
- Нет, это ее мамаша. Она глухая и немая, не обращай на нее внимания.
Тетка проковыляла мимо них, даже не заметив.
- Похоже, она еще и плохо видит,- заметил Мамору. Юэтиро кивнул.
Мамору продолжал за ней наблюдать. В руке у нее была кошелка. Она вышла за ворота и куда-то поперлась. "Наверное, пошла в магазин",- подумал Мамору и увидел, что из дома выходит еще кто-то. Это была совсем малая девчонка, такого возраста, как Хотару. Он возмутился:
- Послушай, но это же...
Договорить он не успел, потому что Юэтиро зажал ему рот ладонью, и прошипел:
- Это ее племянница!
Девчонка поклонилась и сказала:
- Прекрасная гейша Уцуису приглашает вас в чайный домик!
Делать нечего: пришлось идти в чайный домик, сидеть там около получаса. Юэтиро воспользовался случаем, чтобы "помедитировать" над журналом "Плейбой", который почему-то валялся в токонома рядом с икебаной и какэмоно.
Наконец гейша появилась. Мамору пялился на нее в ожидании каких-то подвохов (вдруг дочка пошла в мамочку и бабушку?!), но гейша, несмотря на толстый слой краски на лице, а может быть и из-за нее, оказалась довольно красивой, а главное, очень стройной и...объемной, что ли, в некоторых местах. Что королю очень понравилось.
Гейша занялась чайной церемонией. Надо сказать, не очень хорошо у нее получалось, наверное, она в совершенстве умела делать только одно дело, и Мамору очень надеялся, что скоро выяснит, так ли это. Наконец гейша принялась за то, ради чего, собственно, к ней и приходили (именно к Уцуису). Для начала она сняла верхнее кимоно. Но под ним оказалось другое. Розовенькое в цветочек. Уцуису сняла и его, но и тут был облом. Очередное кимоно было зеленого цвета. За ним последовало красное, желтое, белое в синий рисуночек, фиолетовое... Снимала она все это, не прекращая танцевать, и надо сказать, что гостям это очень нравилось.
Наконец, осталось последнее кимоно...после него- только нижнее белье. Но тут раздался ужасный грохот, одна из стенок чайного домика обвалилась и в проломе возник Уранус. А за ним- Нептун и Плутон. Сквозь тучи пыли Нептун разглядела двух типов, очень похожих на Лохсайта и Вебсайта, и какую-то полуголую женщину, и заорала:
- Уранус, эти гады насилуют невинную девушку!
- Что-о? Да я их сейчас за это по стене размажу!
Юэтиро решил убраться от греха подальше и тихонько пополз к выходу, прихватив чайник. Наверное, чтобы не разбили, ведь он был старинный.
Юэтиро презентовал его гейше из запасников музея.
- Где эта сволочь Вебсайт?- прогремел грозный голос Плутон. Грубый голос Урануса ответил:
- О, вон он, с чайником ползет! Он еще и посуду ворует, жаба! Твердь, разверзнись!
Юэтиро пришлось бы очень плохо, если бы Мамору не закрыл его собой. Но он впопыхах забыл превратиться в Такседо Маска. Взрывной волной с него снесло парик, и швырнуло его прямо на Юэтиро. Уранус, увидев, что попал своим шаром прямо в короля, обалдел:
- К-король? Ты что тут делаешь? Да еще с Вебсайтом?
Мамору, с трудом поднявшись, содрал с Юэтиро лахи и парик:
- Никакой это не Вебсайт, а Юэтиро! И мы просто отдыхаем.
- А-а...ну, отдыхайте...
И все бы ничего, но Плутон вдруг сказала:
- Постой-постой, а что здесь делает гейша Уцуису? А? Ведь королева запретила тебе приближаться к женщинам!
Мамору стал на колени:
- Плутон, дорогая, пожалуйста, не говори ей! Я вас всех представлю к наградам, только молчите!
Плутон гордо подняла голову, но Уранусу стало жутко интересно:
- А как ты объяснишь наше награждение?
- А за спасение жизни министра культуры и невинных жителей от Вебсайта! Ну, никто же не знает, что тут на самом деле произошло...Плутон, ну пожалуйста, ну милая, ну, я что хочешь сделаю, клянусь!
- Клянешься?- хитро прищурилась Плутон.
- Да-да!- Мамору сделал жалобное лицо, Юэтиро закивал головой:
- Да-да, он вам всем даст по три награды или по четыре.
- Ты че, обалдел?- шепнул король.
- О! Я согласен!- закричал Уранус.
- Кстати, Эндимион, ты помиришься с королевой,- сказала Плутон.
- Нет!
- Да-да, а еще ты согласишься на... на ее условия, а то я ей все расскажу,- добавила Нептун, и кое-что отметила про себя.
- Что?!
- И про награды не забудь. Ты обещал четыре, И увеличишь мне жалование. В три раза!
–Ча-ча-чаво?! Юэтиро, она че, смеется?
- Нет, не думаю. Харя, ты обнаглела! Ты главный министр финансов, а еще и коники выкидываешь!- прыснул Юэтиро.
- Что поделаешь? Вот такая я свинья!
- Ладно, хватит!- оборвала ее Плутон.- Король, ты тут клялся, так что давай выполняй обещания. Сегодня же ты помиришься с королевой!
Мамору скис, но не спорить же с Плутон! Это слишком накладно.
- Ну что ж, пошел я...мириться.

Вечером король подошел к королеве и что-то прошептал ей на ухо.
Поскольку происходило это за ужином, все придворные пялились, только что глаза не выпадали, ведь они знали о ссоре. И всем периодически доставалось (косвенно, конечно, но кому приятно, когда в каждую прикрытую дверь заглядывают либо сам Мотэки, либо его соглядатаи). И сердца наполнились радостью: королева улыбнулась торжествующей улыбкой. Значит, придется Мотэки прекратить свой надзор.
Тем же вечером король, скрепя сердце, принялся выполнять желание королевы. Надо сказать, что буквально через пару минут он вообще забыл, отчего ему было муторно. А королева радовалась от всей души и на следующий день объявила о начале "Месяца карнавалов". Мотэки наконец-то смог вернуться домой, к жене и ребенку. А вот Юэтиро...глядя на все это, он глубоко задумался. Ведь Рэй уже третий день не было дома! Он даже боялся думать о том, где ее носит. Поэтому он шатался по дому, совсем не обращая внимания на деток, которые вовсю распоясались. Наконец, поздно вечером явилась Рэй. Одета она была так, что Юэтиро сразу заподозрил недоброе: на ней было суперкороткое красное платье от дома моды Минако Айно, то самое платье, что называлось "Дух огня" и сводило с ума всех, кто носил штаны. Даже Харуку и Хану. Рэй прошла мимо мужа, даже не заметив. Его это возмутило до крайности, он пошел за ней. Войдя в спальню, со всей дури шарахнул дверью.
Наконец-то Рэй его заметила:
- О, Юэтиро, это ты. Не грохай дверью!!!
- Р-р-р!- его вид был ужасен. Рэй даже немного испугалась:
- Дорогой, что это с тобой? Что-то случилось?
- Случилось?! Ты еще и спрашиваешь!! Где ты была?! Где ты была в этом платье?!!
Она имела глупость сказать:
- Не твое дело, где я была. И причем здесь платье?
- Р-р-р!!! снимай его немедленно!
- Вот еще! И не подумаю!
Юэтиро бросился на нее и стал сдирать платье. Поскольку платья было очень мало, содралось оно моментально. Вместе с нижним бельем. Рэй обалдела и завопила, совсем перестав соображать, что делает:
- А-а-а-а-а! Спасите, насилуют! Ты что делаешь?.. а...
- Люблю тебя!
- А...а... а ты дверь хоть закрыл?
- Угу...
После этого их детки, притаившиеся под дверью, очень долго не слышали никаких мало-мальски вразумительных слов. Им надоело, и они решили пойти погулять. Это ночью-то! К счастью, дедушка вовремя их тормознул и отправил спать.
Ночную тишину почти ничто не нарушало, кроме невнятных звуков из открытого окна спальни. Около полуночи мимо дома Хино проехала Хана.
Ехала она гораздо медленней обычного, о чем-то раздумывая. Притормозила, услышав недвусмысленные звуки. Слезла с мотоцикла, села на низенький забор, закурила. Видимо, то, что она слышала, вызывало у нее какие-то давние воспоминания, какую-то даже ностальгию, что ли. Она печально вздыхала, и никто из ее приятелей не узнал бы сейчас в ней Хану. Докурив сигарету, она вдруг яростно затоптала чинарик, вскочила на мотоцикл и рванула так, что задымились покрышки. Рэй и Юэтиро этого не слышали, поскольку были так увлечены, что вообще не слышали никаких посторонних звуков.
Утром Юэтиро вышел на веранду, сладко потянулся, и зашвырнул на крышу трубочку и табачок.
А Хана, затоптав чинарик, рванула ночью прямо на курилку. Там скучал Сикуеси, явно собираясь уходить. Увидев Хану, он передумал. Хана плюхнулась на диванчик, закурила и спросила:
- Где Мотэки?!
- Дома, с Мако. А что?
- Да так. Король тоже сейчас занят...
- А ты не знаешь, где Харука?
- Дома, где она еще может быть?
- О, я мог бы назвать немало мест, где она может быть ночью.
- Да она с Мичей выясняет отношения. Я там мимо проезжала, так весь их квартал трясется!
Хана была права. Несмотря на ночь, Харука и Мичиро выясняли отношения. И спать не собирались, ни в каком из смыслов этого слова.
Митиро опять подваливала к "мужу" с вопросом о втором ребенке.
- У Серенити скоро будет третий ребенок! А ты не хочешь даже второго!- возмущалась она из-за кресла.
- Нет!- рявкнула Харука и, рыча, продолжала держать дзё, погрызенное Эндимионом.
- А я хочу! И Масуко тоже хочет сестричку!
- Мне по фене!
–Значит, ты меня не любишь?!
- Мича, не дави на психику! Больше у нас детей не будет! Все! Мне надоело!
- Но ты же не будешь его рожать! Он будет из пробирки!
- Нет!! Нет!! Нет!!
- Папа, пожалуйста!
- А ты че сюда привалила, чеши в люлю, пока я не спустила пса на тебя!
- Мама!- Масуко начала реветь. Митиро ужаснулась:
- Не разговаривай так с собственной дочерью!
- Как хочу, так и базарю! И ты тоже греби в спальню! А я на курилку.
–Нет,- прогремел чей-то грозный голос сзади нее. Харука, плюнув в сердцах, не поворачиваясь зарычала: - Сеца, вали отседова!! Подальше!! Пока я и тебя не нагребнула... ой!- через секунду на ее шею опустился стотонный удар,- с-с-сте-тер-р-в-ва... у-у-й-й-й-й.
- Харука, завтра же вы с Митиро пойдете к Ами, попросите ее насчет ребенка! Ты поняла?! Масуко, пошли спать,- и Сэцуно взяв, Масуко за руку пошла наверх.
- Тетя Сеца, ты такая хорошая, не то, что папа-Харя-лапуля. А что, это дядя Мотэки ее так называет в ее отсутствие, когда приходит к нам домой. Он так меня и спрашивает: "Мася, а где наша папа-Харя-лапуля?". И почему-то он всегда в первую очередь спрашивает про папу.
-Надо мне с ним поговорить... про вежливость.
- Харечка, пожалуйста, послушай Сэцуно!- Митиро потянула руку к телефону. И набрала чей-то номер,- и имей в виду, я даю тебе последний шанс.
- Нет!!!
- Ясно. О! Мако, доброй ночи! Я, конечно, извиняюсь, вы там, наверно, заняты с Мотэки. Да-а-а!! Класс! Слушай, позови своего мужа к телефону.
- Мича, ты что вытворяешь?- прорычала она на свою жену. Но та ее глубоко имела в виду:
- Мотэки, привет! А? Нет, У нас на это даже намека нет, и не будет.
Значит, так, ты помнишь, почему тебя нанимала королева? Так вот я тебя тоже нанимаю за этим. Да-да. И не только с бабами, но и с мужиками! С завтрашнего дня...
- Мича, ты че, сбрендила?!- заорала Харука и заехала дзе по телефону.
Он, конечно же, отключился. Следующий удар был направлен на Митиро, но та отскочила и побежала на лестницу, и с самой верней ступеньки прокричала:
- Все, Харя, поздно! Теперь ты будешь ночевать в одиночестве! А я буду платить Мотэки в два раза выше королевы, и причем из твоего счета в банке!- и она скрылась, послышалось щелканье тройного замка. Из чего было ясно, что Митиро настроена серьезно. Харука, конечно, принялась материть все на свете и не слышала, как мимо их дома проехал мотоцикл.

Проснувшись утром, Харука сначала не поняла, почему это она лежит на узком и коротком диване в гостиной и отчего у нее страшно ломит шею. И почему это она спит одна?! А где Митиро? Харука встала, потерла шею и потянулась. Обнаружила, что на ней рубашка и брюки, а вовсе не пижама.
"Ничего не понимаю, наверное, я вчера где-то загуляла...Надо у Мичи спросить...". И она завопила:
- Ми-и-ича-а-а!
Никто не ответил. Харука пошла на кухню, но и там никого не было.
- Мича? Мича, ты че, прикалываешься?
Тишина. Харука заглянула в холодильник, вытащила бутылку пива и два бутерброда с колбасой. Поперлась в гостиную, оттуда в детскую. Масуко там не было. Харука обошла весь дом и не нашла никого, даже Эндимиона не было на его привычном месте, в роскошной будке. И тут до нее наконец-то дошло: вчера они с Митиро поругались, и теперь жена ушла. Забрала все самое ценное и ушла. При этой мысли Харука побежала сначала в кухню и открыла еще один холодильник, а потом выглянула в окно. И завопила.
Митиро забрала и пиво, и мотоцикл, и машину. Нет, спрашивается, на фига? На фига ей пиво?! Нет, если она ушла с Сэцуно (а иначе и быть не может, ведь Митиро не умеет водить машину как следует), тогда понятно, почему исчезло пиво. Но мотоцикл ей на фига?!
Харука забегала по дому, рвя на себе волосы. Потом малость опомнилась, переоделась и поплелась в свое министерство. Там она узнала еще одну жуткую вещь, а точнее, две: во-первых, за ней повсюду следили соглядатаи Мотэки, а во-вторых, оказалось, что с ее счета (с одного из ее счетов) непрерывным потоком куда-то текут деньги. То есть, не куда-то, а прямо в карман Мотэки. Харука немедленно прикрыла счет, но больше половины уже исчезло. После этого слабым утешением оказались награждение орденами и прибавка жалованья. Харука весь день не находила себе места. Ей было жутко думать, что вот она придет домой, а там пусто и темно, нет ни машины, ни мотоцикла, ни пива, ни Мичи, ни Маси, ни собаки... И поэтому она пошла не домой, а на курилку. Поделиться своими проблемами. Там уже были Хана, Сикуеси, Мамору и Юэтиро. Увидев ее, Хана закричала:
- О! Харя, так как насчет ребенка, согласна?
- А, заткнись!
- Чаво?!- возмутилась Хана, но Харука уже начала жаловаться Сикуеси. И это не удивительно, ведь Сикуеси был хорошим психологом, вернее, это было его хобби.
- Сикуеси, вот прикинь, она ушла! Забрала машину! Мотоцикл!! Пиво!!! Масю!!!! Эндимиона!!!!! Ну как я без него?! А-а-а-а!!!- Харука, схватила Сикуеси за воротник и начала его трясти, а потом заорала еще громче. Всем, даже Хане, стало ее жаль. Но тут Мамору опомнился, и с обидой спросил:
- Что значит: "увезла Эндимиона"?! Что значит: "как я без него?"?! Не понял.
- Ну, еще бы тебе меня не понять! Ты меня никогда не понимал, начиная с плащика-а-а-а!!!!!- Харука явно впала в истерику, и всем как-то даже стало страшно. Мамору даже не понял, почему она упомянула про какой-то плащ, но тут из раздумий его вытащил голос Юэтиро:
- Эндимион- это ее собака.
- Что, этот слюнявый питбуль?! Ну, ты оборзела, Харя,- возмутился король и тотчас получил кулаком в челюсть. А через секунду ему в глаза ударил страшно-безумный нечеловеческий взгляд Харуки, а сама она прорычала голосом Урануса:
- Еще раз вякнешь такое про Эндимиона, УБЬЮ!!!- потом ее лицо приняло такой вид, как у Чиби-чиби, когда ее чем-то шлепнули:
- А-а-а-а-а!!!!!! Сикуеси, я же говорю, что он меня не понимает!!! А-а-а-а!!!!!
- Слушай, Моря, лучше извинись, пока она не разнесла наш сарайчик,- предупредила Хана. Она вспомнила, во что превратился ее дом, когда Мистику, вернее Ятен, впала в подобную истерику, но что такое тихая Ятен по сравнению с Харукой! И Хана предусмотрительно отошла подальше от нее.
- Да, король, Хана права. Ты задел за живое, Эндимионом Митиро обозвала питбуля в твою, кстати, честь. А теперь ни Митиро, ни собаки, ни пива...- добавил Юэтиро. Харука продолжала душить Сикуеси,- ну хоть его пожалей, у него двое детей!
Мамору слегка покраснел. Ну правильно, ведь грех осуждать больных людей, и он только приготовился извиняться, как за его спиной прозвучал веселый голос:
- Харя, что ты тут делаешь, а ну пшла вон с курилки, мне Митиро хорошо платит...
Вдруг что-то произошло, что именно, так никто и не понял. Что-то ужасно загремело и на сарай обрушилась ураганной силы ругань, а через секунду на полу валялся Мотэки, прибитый стулом, а Сикуеси, Юэтиро и Хана пытались удержать взорвавшуюся от злости Харуку, пока Мамору помогал своему другу встать. Не вышло...
Харука отбросила их в разные стороны с диким криком и снова бросилась на Мотэки, схватила его за горло и принялась душить. Она его совсем задавила бы, но Хана почему-то его пожалела, подкралась сзади к Харуке и со всей силы врезала ей по голове небольшим переносным телевизором. Харука ойкнула, ее глаза сошлись к переносице и она упала.
Рядом упали останки телевизора. Хана склонилась над ними:
- Очень жаль. Клевый был телик.
- Х-хана...с-с-п-п-пас-с-сибо...- прохрипел полупридушенный Мотэки.- А те-п-ххх-р-рь...кх-хто нибх-хутх-хь, по-по-мо...
Харука, даже в бессознательном состоянии, не разжимала своей мертвой хватки. Мамору и Хана с трудом освободили горло Мотэки и он отполз подальше от Харуки, кашляя и хрипя. Общий смысл издаваемых им звуков был примерно такой: "Ну их к черту, эти деньги, ну ее к Вебсайту, эту Митиро...Жизнь и здоровье дороже!".
Между тем остальные стояли вокруг тела министра финансов:
- Слушай, Хана, ну ты это...совсем! Ты ж ее могла убить!- Юэтиро было жалко Харуку, потому что он ей сочувствовал, по вполне понятным причинам. Сикуеси наклонился над пострадавшей и пощупал пульс:
- Ой, кажется, ты ее прибила...Пульса нет!
- Эй, не надо! Как же я без нее?! Как же я без ее денег?!!- и Мамору принялся тормошить Харуку, но она по-прежнему была как неживая.- Харука, милая, вставай, не вздумай помирать! У нас еще не составлен госбюджет на текущий год!
Но Харуке все было уже по барабану. Мамору заорал на Хану, да так, что она аж подскочила:
- Ты ее долбанула, ты ее и оживляй! Я твой король, и я приказываю тебе!
Мамору был страшен в гневе. Хана решила не испытывать судьбу и стала делать своей жертве массаж сердца. Сикуеси по доброте душевной решил помочь и вылил на пострадавшую остатки минералки из своей бутылки.
Это подействовало: через некоторое время Хана почувствовала, что Харукино сердце бьется, и только собралась сообщить об этом, как "жертва телевизора" очнулась и, еще не разобравшись, в чем дело, залепила Хане плюху:
- Не лапай меня! Ой, это ты, Хана... А кто меня ударил?!
Все переглянулись: никому не хотелось эскалации конфликта. Надо было что-то срочно и умело наврать. Но единственный спец по вранью сейчас почти не мог говорить и очень боялся приближаться к Харуке. И тогда это бремя на себя взял тот, от кого этого меньше всего ожидали.
- Э-э...Видишь ли, Харука,- Сикуеси вздохнул и скрестил пальцы, спрятав руки за спину,- Пока ты, э-э... душила Мотэки, мимо пролетел флайер Вебсайта и оттуда высунулась чья-то рыжая башка и кинула прямо на сарайчик парочку кирпичей. Один попал по тебе.
Харука огляделась. К счастью, быстро соображавший Юэтиро незаметно положил рядом несколько кусков кирпича, которые до этого лежали в углу и на курилке использовались для самых разных целей. Хана, например, точила на них ножики. Но Харука заметила еще кое-что. И грозно спросила:
- А это что?- и указала на обломки телевизора. Сикуеси, однако, не смутился:
- Так я и говорю: "парочку кирпичей". Второй попал по телевизору. А флайер улетел так быстро, что мы ничего не успели сделать. Так что мы тут ни при чем. Это все Вебсайт и K°. Помнишь, как они все время хотели тебя убить? Так вот, они не оставили этой мечты.
- Ах так! Ну, тогда я их точно прищучу! Как они посмели кидать в меня кирпичами! Мотэки, я прощаю тебя! Пошли мочить этих гадов! Хана, идем с нами! Сила планеты Уран!
Харука превратилась в Урануса. Хана приняла образ Стар Файтер, а Мотэки- Суперкопа. Уранус прыгнул с крыши:
- Где?! Где эти гады?!
- У них есть свой бизнес. Они держат похоронное бюро "На тот свет без проблем". Гробики продают...
- Ну, ща у них возникнут проблемы. Я им покажу кирпичи! Они меня еще долго вспоминать будут! На том свете.
И боевая компания, вскочив на мотоцикл Ханы, умчалась. Сикуеси вздохнул и сказал:
- Ох, надо бы пойти за ними...Они же все обезбашенные! Мамору, я пошел! Я это заварил, надо же как-то расхлебывать...
- Да уж, врать ты не умел никогда. Побежали!- и Юэтиро нажал кнопочку на часах, при этом бесстрашно прыгая с крыши. Приземлился он уже в образе Самурая. За ним спустились Такседо Маск и Суперхакер.
Быстренько взгромоздились на мотоцикл Мамору, но тут оказалось, что Уранусова компашка перепутала транспортные средства и уехала на мотоцикле короля. А остался мотоцикл Ханы. Мамору вздохнул, но Суперхакер его утешил:
- Ничего страшного, это даже хорошо! Это ж мотоцикл Ханы, значит, мы их быстро догоним.
В это время ничего не подозревающий Вебсайт сидел в своей конторе и уныло рассматривал красочное рекламное объявление: "Полный перечень всех погребальных услуг! Гробы на любой вкус, цвет и размер! Погребальные одежды всех стилей! Бальзамирование, мумификация, кремация! Разнообразные памятники! Надгробия! Склепы! Мавзолеи! Курганы! Пирамиды! Жертвоприношения! Поминальные и заупокойные! Тризны! Выполняется любое желание заказчика! А также подготовка к переходу в мир иной! Внимание: тещи обслуживаются бесплатно! Помните: о погребении нужно побеспокоиться заранее! Если не купить гроб сейчас, потом будет поздно!".
Вебсайта терзали самые разные мысли. Нет, на бизнес жаловаться не приходилось, дела шли вполне прилично, особенно после того, как Лохсайт взорвал "Харон" и поджег "Скорбь", две конкурирующие фирмы, располагавшиеся по соседству. Нет, его беспокоило, что Кунсайт и Зойсайт избегают заниматься делом, а деньги с него тянут! Ну не сволочи, а? Их магазин "Голубая мечта", специализирующийся на товарах для нетрадиционно ориентированных (а проще говоря, сексшоп для гомиков), а также ресторан "Голубая роза" и клуб "Голубая луна", приносили бешеный доход. Особенно после того, как Лохсайт взорвал магазин "Гей-гей", поджег рестораны "Голубая устрица" и "Лапуля" и раздолбал экскаватором дискоклуб "Мой зайчик", конкурирующие заведения. Вообще, в последнее время Лохсайт стал признанным авторитетом в области терроризма... И эти два негодяя деньги гребли лопатами! И при этом еще и у него выпрашивали! Ну не сволочи, а?! Вебсайта с души воротило, когда приходилось заглядывать в эти заведения, а приходилось заглядывать часто, потому что эти два товарища вечно пропадали на курортах, и поручали свои дела старшему "сайту". Естественно, он этим занимался за приличный процент. Деньги ему самому нужны были. Особенно с тех пор, как он подцепил мадам Изумруд.
Но гробики оставались самым любимым делом. Он даже начал собирать коллекцию гробиков. И именно сегодня он решил сделать в бюро выставку самых лучших гробиков. Ему доставляло удовольствие возиться с экспозицией, то и дело переставляя экспонаты туда-сюда.
Вдруг взорвалась стена и в проломе показались чьи-то смутно знакомые силуэты. И очень неприятно знакомый прокуренный голос заорал:
- Вебсайт! Где ты, сволочь позорная?!
"Мать моя ведьма! Это же Уранус!!"- с ужасом подумал Вебсайт. И стал лихорадочно соображать, куда он положил циркулярную пилу. Между тем раздался еще один не менее прокуренный и знакомый голос:
- Да-а, вылезай, тварюка! Клянусь звездами, ты нам за все ответишь!
"Елки-палки! Стар Файтер!"- и Вебсайт стал шарить в сейфе, выискивая хоть какое-нибудь оружие (он забыл про свои молнии). Но любопытство все-таки взяло верх и он спросил:
- За что - "за все"?
- Ка-ак, ты еще и спрашиваешь, зараза! А кто хотел накормить меня песком? Утопить? Зарубить топором? Заморозить и распилить циркулярной пилой? Кто швырялся в меня кирпичами?!
- Да! А кто хотел прибить меня? А кто хотел изнасиловать моего лучшего друга?
- Эй, это уже не я, это Кунсайт!- возмутился Вебсайт. И наконец достал из сейфа то, что искал:
- Кстати, Уранус! о том, чтобы зарубить! Я передумал, я лучше сначала просверлю тебя насквозь этой алмазной электродрелью, а уж после этого возьмусь за бензопилу! А потом упихаю твои останки в самый жуткий гроб и спалю в крематории! На медленном огне!
Стар Файтер присвистнула:
- Ни себе фига! Сколь много чести для одного только Урануса!
- Да, а ты, чертова баба, не думай, что я тебя забыл! Я тебя забью отбойным молотком!
- Вот гад!- посочувствовал Уранус боевой подруге.- Хуже не придумаешь!
- Ах ты, скотина! Ты как с девушками разговариваешь?! Да я из тебя за это сделаю дуршлаг! - прохрипел Суперкоп, демонстрируя суперпистолет.
Надо сказать, пистолет действительно был супер. Вебсайт невольно поежился. А Суперкоп нажал на спусковой крючок. И несчастного Вебсайта унесло в самый дальний угол его же заведения. Но Уранус недолго радовался:
Вебсайт поднялся, рассвирепел и заорал:
- Черные молнии!
- А-а-а-а-а!!!!
- С-сволочь!!!!!
- З-зараз-за-а-а-а!!!!
Уранус, Стар Файтер и Суперкоп отлетели в пролом и залегли за обломками стены. Уранус ругался сквозь зубы, то же самое делала и Стар Файтер, только ее ругательства были куда круче: она не стеснялась в выражениях. Суперкоп не выдержал и прохрипел:
- Девочки, спокойно! Ваша ругань на него не подействует. У него иммунитет. Лучше я его пристрелю,- и Суперкоп осторожно высунул руку с пистолетом и выстрелил. Вебсайт взверещал и затих. Уранус и Стар Файтер осторожно высунулись из-за кучки обломков. И увидели лежащего на полу Вебсайта. Точнее, он полулежал, прислонившись спиной на какой-то весьма симпатичный белый гробик с ручкой на крышке.
- Он что, подох?- спросила Стар Файтер.
- Не знаю. Давай я на всякий случай...Твердь, разверзнись!
- А-а-а-а-а-а-а!!!
- У-у-у-у-у!!!- это одновременно завопили Вебсайт, по которому заехал шар Урануса, и сам Уранус, потому что Вебсайт чисто рефлекторно выстрелил черными молниями.
- Твою ж мать, Суперкоп! Ты ж обещал его пристрелить!
- Я и пристрелил! Я не обещал его застрелить!
- Хватит базарить! Сила, движущая звезды!
- О-охр...
Вебсайт сполз по противоположной стене. Стар Файтер гордо подняла голову:
- Вот как надо! Ой-ей! - это очухавшийся Вебсайт шарахнул и по ней.
Но совершенно зря, потому что тут Уранус разозлился окончательно:
- Твердь, разверзнись!
Мощная взрывная волна зашвырнула Вебсайта в тот самый белый гробик, Уранус подскочил и захлопнул крышку:
- Отдыхай, паразит!- и пнул гробик ногой. Он проехал по полу прямо к пролому и помчался дальше по улице, постепенно набирая скорость (во-первых, потому, что Уранус сообщил ему приличное ускорение, а во-вторых, он был на колесиках). А Стар Файтер устроила фейерверк.
- Ну, ребята, мы отомстили. Теперь предлагаю пойти прикупить какого-нибудь выпивона и, вернувшись на курилку, обмыть нашу маленькую победу!
- Я целиком за!- прохрипел Мотэки. Стар Файтер его поддержала.

Между тем по улице мчался мотоцикл Ханы с восседающими на нем Суперхакером, Самураем и Такседо Маском. А навстречу мчался странный белый автомобиль. Однако, когда расстояние сократилось, Суперхакер первым разглядел "автомобиль" и заорал:
- Ма-ма! Это же Гроб-На-Колесиках!!!
- Ну и что?- спросил Самурай. Суперхакер даже удивился:
- Как это: ну и что? Он же на колесиках!
- Ну и что?
- Как?! Он же...
- Суперхакер, давай ты расскажешь ему эту историю потом, ладно?!
Сейчас не до этого, он мчится прямо на нас!
Опасения Такседо Маска были не напрасными: мотоцикл, с которым правильно умела обращаться только Хана, потерял управление, и теперь мчался точно по прямой, лоб в лоб с гробом. И раздался страшный грохот...
Когда рассеялась пыль, Такседо Маск и компания увидели лежащий на боку гроб, из которого выползает Вебсайт. Вебсайт тоже увидел трех мужиков, причем один из них был ему до ужаса знаком: Такседо Маск.
- Ах ты, придурок! Что ты сделал с Уранусом?!
- С Суперкопом?!
- Со Стар Файтер?!
- Мы убьем тебя! Волшебный меч самурая!
- Супервирус Мимет, в бой!
- Алые розы! Убирайся в преисподнюю, негодяй!
Бедный Вебсайт с перепугу запрыгнул в гроб, а боевые соратники звездных воинов дали этому гробику хорошего пинка.
И долго по улицам ночного города мотался Белый Гроб-На-Колесиках...

2001 Севастополь