Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


Живут же люди!

Автор: Ветерок
E-mail: VeterokSM@yandex.ru
Сайтъ: http://veteroksm.narod.ru/

От автора: Это не рассказ, а, скорее, маленькое хулиганство. Этакая зарисовочка о романтике. Я думаю, в этом вопросе слишком многое зависит от точки зрения. Но всегда есть к чему стремится, не?

На телеэкране мелькали перья и яркие юбки, из динамиков неслась зажигательная латиноамериканская музыка. Мичиру сидела, приоткрыв ротик и словно приклеенная вбирала в себя события бразильского карнавала. Комментатор почти терялся в шуме веселящейся толпы, его слова были плохо слышны и, по сути, совсем не важны.
- Вот это жизнь...
Девушка вслепую нашарила тарелку с сахарными леденцами, отправляя в рот сверкающую сласть. Когда передача о карнавале закончилась, девушка переключилась на другой канал. Мария Кончита страдала от неразделенной любви к Хуану Безденегсу, но подлый иностранец Хер Злодэн уже заключил брачный контракт с её деньгами, успев провернуть это до рождения героини. Когда страдающая Мария объяснялась Хуану в любви и в том, что этой самой любви между ними по брачному контракту быть не может, Мичиру утерла слезу, трагически шмыгнув носом.
- Живут же люди. Такие чувства, такие страсти...
Леденцы кончились. Девушка дождалась рекламы и упорхнула на кухню за новой порцией. Попутно она выключила духовку, запихнула рагу в микроволновку и нажала на кнопку включения чайника. Все как всегда. Залезая на полку с хранящимися там вкусностями, Мичиру на секунду задумалась: сколько леденцов ей набрать? В розетку или лучше в блюдце? Потом махнула рукой и взяла всю банку. Все равно, кроме неё самой есть это было некому.
Она успела вовремя: реклама как раз кончилась. Сцена сменилась, и теперь Кончита ругалась с мачехой будущего мужа, проявляя истинно латинский темперамент. Мичиру вновь вздохнула, заедая расстройство новой порцией конфет.
- А мне даже поругаться не с кем...
Звук ключа в замочной скважине оторвал её от грустных мыслей. Девушка вскинулась и побежала в прихожую. Вошедший был больше похож на снеговика, чем на человека и сейчас пытался стряхнуть с одежды хотя бы верхний слой снега.
- Ну и погодка! – раздался бодрый голос, и серый глаз подмигнул сразу же покрасневшей Мичиру.
- Не смущай меня, Харука! – ловкие пальчики уже распутывали застежки и сметали лишний снег, превращая снежное чудовище в красивого молодого человека, хотя Харука им и не была.
- А что я такого сказал?
- Да просто я знаю, чем ты предпочитаешь в такую погоду заниматься, вот и все, - невинно пропела Мичиру в ответ, еще немного покраснев.
- И, заметь, я даже ничего такого не говорил! – Харука обняла свою девушку, и та подалась навстречу. – Я задержался немного, эти снежные заносы – что-то с чем-то! Скучала?
- Не, - Мичиру проказливо высунула язычок, - Смотрела сериал. Умеют люди жить все-таки!
- В сериале? – Харука прошла в комнату и поморщилась на пытающуюся утопиться Марию. Идущая за ней Мичиру, вскрикнула, увидев эту сцену.
- О боже, она же утонет!
- Не надейся. Спасет какой-нибудь идиот, и сам в неё влюбится. Серий на двести.
- Как ты можешь, она же страдает! – девушка слегка толкнула подругу.
- Ну да, ну да! А что у нас есть поесть?
- Жаркое. Вычитала в одной иностранной книге.
- Уууу! Ты такая умница, Мичиру, - Харука притянула к себе девушку, целуя мягкие губы. Какое-то время они забыли куда идут и пришли в себя лишь под угрозой потери равновесия.
- Сначала ужин, Харука...
- Мммм.... ты права...

- О, боже ты мой!!! – раздался из кабинета панический голос, и Мичиру забросила телевизор, со всех ног летя на выручку подруге. - Сколько времени ты не проверяла почту?!
- Ну... Неделю. Наверное. А что? – Поняв, что ничего смертельного Харуке не угрожает, Мичиру повесила свой любопытный носик над плечом подруги. На экране разворачивалась животрепещущая драма закачки почтовой программой на жесткий диск многих мегабайт информации, и длинная череда нечитанных писем вызывала тихую панику.
- Эти твои поклонники меня скоро с катушек сорвут... Звезда классической музыки и королева вернисажей...
- Да ладно тебе, половину этих писем я удалю, почти не читая.
- Ага. Почти. Опять я буду засыпать один, пока ты сидишь вся в розовых чувствах у монитора.
- Мдя, - хмыкнула девушка. - Можно подумать, мне хоть раз это удавалось. С тобой женщины забывают о своих правах! Ты – домашний тиран и узурпатор, не дающий своим жертвам ни малейшего шанса к сопротивлению! Твой беспредел, вот мой удел!
- Ох... Что ты там за передачу смотришь? О феминистическом движении, что ли?
- А как ты догадался? – Мичиру почти смущенно чмокнула подругу в щеку, а та нежно коснулась любимой кожи.
- Феминистка моя...
Какое-то время почта продолжала сыпаться в тишине, пока две девушки наслаждались поцелуем.
- А свою почту ты проверял?
Вкрадчивые щелчки мышкой открыли несколько новых окон.
- Мамочка..........................
Звук громкого сглатывания вызвал у Мичиру приступ смеха. На почту Харуки очередь писем была ещё больше.
- Они что, сбесились? У тебя всегда столько за неделю скапливается, но у меня-то! Я же только вчера все разгреб!
Мичиру смущенно поковыряла пальчиком уголок монитора.
- Ну... Я сейчас, - и исчезла раньше, чем Харука успела устроить допрос. Уже через секунду скрипачка скромным покашливанием вновь привлекла к себе её внимание.
- Мичиру?
- Поздравляю тебя, любимая с пятой годовщиной твоей первой гонки. Вот, - и девушка протянула подруге маленький тортик в форме гоночной машинки.
Пока Харука промаргивалась от неожиданности, Мичиру уже уселась ей на колени, расстегнув верхнюю пуговицу своего домашнего платья.
- А теперь я хочу подарить тебе подарок... Но это займет много времени, поэтому компьютер лучше выключить.
- Пусть его..., - Харука не хотела отвлекаться на мелочи вроде нажимания пластмассовых кнопок, когда её прикосновений требовали гораздо более аппетитные прелести подруги. За дразняще расстегнутой пуговицей переливалась сочного цвета ткань, и Харука остатками сознания пыталась понять, когда та успела это надеть...
Бормотание телевизора и тихое гудение компьютера никого не отвлекало очень долгое время, пока Мичиру дарила свой подарок, в котором обертка имела не последнее значение. Скорее даже первоочередное. Пушистый ковер смиренно выдерживал нападки на свою неприкосновенность. Он привык к страстности своих владелиц.

Мелодичный звонок разбудил Мичиру, тихо прикорнувшую на плече не менее уставшей Харуки. Девушка плотнее стянула у шеи растрепавшуюся одежду, и пошла отрывать. В дверном проеме маячили только припорошенные снегом цветы. Какое-то время скрипачка пыталась понять, как они могут висеть в воздухе без опоры, но вовремя увидела выглядывающие из-под букета ноги. Сквозь розовые венчики на Мичиру смотрели сияющие восторгом глаза, и девушка улыбнулась привычной улыбкой примы. Еще один поклонник... И почему все они тащат только розы?
- Кайо-сан... Вы еще прекрасней, чем я мог мечтать в самых своих дерзких мечтах... Вы такая соблазнительная... Вы – божество!
Мичиру прикрыла рот ладошкой, скрывая невежливый зевок. Харуке понравился её подарок, и любимые руки успокоились лишь совсем недавно. Девушка улыбнулась воспоминанию, забыв, что стоит в неглиже перед полным роз и надежд поклонником.
- О!... Кайо-сан...
- Мичиру? Кого там нелегкая..., - послышалось из комнаты. Скрипачка улыбнулась хрипловатым ноткам. Со сна у Харуки такой смешной голос...
Гонщица вышла в коридор, теребя волосы на макушке и тут же обвила руками свою собственность, выдергивая один цветок из сотни ему подобных.
- Какой букет... Розы, розы, розы... Моя розовая девушка...
Цветы упали на пол лишенной колючек лавиной. Мичиру целовала гуляющие по её губам лепестки, чувствуя, что у неё снова начинает сбиваться дыхание. Забыв о посетителе, девушки медленно оседали на ковер, погружаясь в цветы. Хлопнула дверь. Но им было не до этого.

- Я снова опаздываю! Харука, как ты можешь быть столь безответственным?! Розы валяются по всему дому, чем мы занимались?
Харука лениво пожала плечами. Когда Мичиру опаздывала, она всегда была несдержанной. Но Харука только довольно щурилась. Заставить эту девчонку не отреагировать на будильник было нелегким делом. Мичиру легко вставала даже после самых бессонных ночей. Так что подобная утренняя паника наполняла душу гонщицы законной гордостью.
- И не улыбайся с таким довольством! Котяра! Шовинист! Нет, ну как это называется?! У меня кончилась тушь для ресниц! Вот так всегда!
Харука закрыла лицо ладонями, захлебываясь смехом. Мичиру это нечто...

Вернувшись из студии, Мичиру достала скрипку. У них сменился дирижер, и репетиции обещали стать еще напряженнее. Хорошо, что ужин не занимает много времени, иначе бы она приставила Харуку к кухонному делу. Обдумав эту заманчивую идею с разных сторон, девушка была вынуждена отказаться: отравиться они, положим, и не отравятся, но рисковать не хотелось... Тем более что коронным блюдом гонщицы являлась яичница во всем её мировом разнообразии. Все это, конечно, интересно, но Харука первая же и взвоет от подобной диеты...
Снова повздыхав над нелегкой женской долей, Мичиру повторила наиболее сложные моменты концертной программы. Закончила она мелодией собственного сочинения, которую планировала вставить в следующий концерт и приурочить к открытию выставки. Вовремя. На женском канале как раз начиналась очередная серия про Марию Кончиту.
Девушка удобнее уселась в кресло, подтянув к себе ноги и закутавшись в пушистый плед, пока на экране откачивал в последний момент спасенную Марию случайно проплывающий мимо горнолыжник из Парагвая.
- Вот это жизнь...., - девушка поерзала, устраиваясь удобней, - не то, что у меня. Я даже утопиться не могу, слишком хорошо плаваю. На Харуку ругаться бесполезно, да и не за что, по большому счету... Даже замуж никто насильно не отдает, чтобы Харука, подъехав на белом кабриолете, запустила ему шейкером в глаз!
Мичиру горестно вздохнула, подтягивая к себе мисочку с леденцами.
- И чем я живу? От концерта к выставке, от демона к юме. От ласки к сексу. Ммммм..., - девушка мечтательно зажмурилась, вспоминая, как доставала утром из волос розовые лепестки. – Харука настоящая фея цветов... Такая трогательная.... от слова «трогать»... Мне даже изменять ей не хочется. И где тогда, спрашивается, в моей жизни романтика?
Она вновь перевела взгляд на телеэкран. Мария потеряла память, и теперь вокруг неё толпились абсолютно все родственники, включая влюбленного горнолыжника. Театральную палату наполняли звуки стенаний, горячей южной ругани и истеричного смеха.
- Умеют же люди жить ярко! Эх. Мне бы так...
^_~

Спасибо Стасу за его бесконечный сериал о бессмертной Марии Кончите, коим он меня столь нещадно развлекал в своё время ^_~ Это персонаж, живущий в веках! ^_^

08.11.2005 г