Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


Маятник

Автор: ________ (не подписался)

Маятник качнется, все опять начнется,
Стало быть - живи.
Стало быть, не рвется, никогда не рвется,
То, что на крови...
(с) Пикник.

- Как бы я хотела, что бы ничего этого не было... И что бы они все... Жили обычной жизнью... Обычной...
Слабый голос становился все тише и тише, пока не исчез  в окружающей его мгле. Одинокая слеза зависла в воздухе, словно раздумывая, куда ей падать, а потом взорвалась ослепительным светом.
- Ты хочешь, что бы они остались в живых, и забыли про то, что когда-то были воинами?
Растерянный взгляд, а потом прозрение, и полный надежды голос:
- Да!
- Но вместе со своим прошлым они забудут тебя...
Упрямо мотает головой, радужные слезинки, падают из глаз:
- Пусть!
- Таково твое желание?
Уверенно:
- Да.
- Ты заплатишь своей жизнью? За них?
Немного помолчав, смотрит в пустоту, тихий шепот:
- Заплачу.
- Пусть будет так...
Солнечная вспышка стирает людскую память, заново нанизывая бусины событий на нити судьбы. Судьбы, в переплетении которой отныне нет места лишь для одного человека...
***
Токио жил своей шумной жизнью.
Как и раньше.
Икуко заваривала чай, напевая в такт каким-то своим мыслям.
- Мама, - Шинго влетел в дом, радостно размахивая листочком с оценками за самостоятельную,- У меня восемьдесят баллов!
- Молодец, дай-ка мне посмотреть, - Икуко мельком скользнула взглядом по тесту, - Ну раз у тебя такие хорошие оценки, то сегодня на ужин будет яблочный пирог. Ты рад?
- Да-а! - мальчик улыбнулся, и отправился в свою комнату. На пороге кухни он неожиданно остановился, и посмотрел на маму серьезными глазами, в которых уже не было даже тени от недавних лукавых искорок:
- Мама... А у меня когда-нибудь будет сестренка?
Икуко еле сдержала стон - это было одно из самых больных воспоминаний.
- Ты же знаешь...
- Да, мама, я помню, что у меня была сестра, которая умерла в детстве, но разве у меня не может быть еще сестры? - Шинго едва сдерживал слезы, - Мы бы тогда вместе ходили в школу, делали уроки, я бы ее всему-всему научил!
Мальчик смотрел в глаза матери, уже понимая, что и на этот раз ничего не получится. Это был не первый их разговор, каждый раз Шинго придумывал новые аргументы, и всякий раз они разбивались под натиском жестокой реальности - после него у Икуко не могло быть детей.
- Шинго... Иди в свою комнату...
Мальчик развернулся и ушел. За его спиной слышались тихие рыдания - Икуко плакала по своей несбывшейся мечте.
Отражение в стекле кухонного шкафа на мгновение затуманилось.
- Ма-ма...
Отчаяние, звучащее в призрачном голосе заставило Икуко судорожно дернуться.
- Усаги!
Призрак мертвой дочери никак не давал ей покоя.
- Если бы я успела тогда... Усаги... Девочка моя...
***
- Ами, я уезжаю в командировку на месяц. Ты справишься одна?
-Конечно, мама.
Молодая девушка, на секунду оторвавшись от книги, кивнула в знак того, что все поняла, и вновь с отсутствующим видом уткнулась в книгу. Скрежет ключа в замке - и Ами вновь осталась одна.
Некоторое время она продолжала читать, потом отшвырнула книгу, и расплакалась. С одной стороны - отличница в школе, примерная дочь дома, с другой - вечный изгой, без друзей и врагов, просто никто - гений Ами Мицуно. Так было всегда. Мир людей не хотел принимать ее, и тогда она нашла себе другой мир - мир, где даже у самой умной девушки всегда есть верный друг... Это был мир книг.
Но сегодня даже он не спасал ее от отчаяния.
Вынырнув из пучины жалости к себе, Ами резко встала и направилась к ванной комнате.
- Холодный душ, вот чего тебе не хватает, - грустно усмехнулась она своему отражению в зеркале, - Душ и хорошая книга...
Глаза девушки вновь затуманились слезами, только этим можно было объяснить изменившееся отражение. Хрупкая девчушка с двумя смешными хвостиками, в помятой матроске и тоской в глазах... Вот только лица никак не разглядеть.
- А-ми...
Хрустальный голосок был явной галлюцинацией, ну не могут отражения разговаривать!
Ами испуганно моргнула, смахнув рукой соленые капли, но призрак уже исчез.
- Что... - голос девушки дрожал, - Что со мной?..
***
Недоумение пополам с болью.
- Почему... Почему они плачут?
- Я не знаю.
Голос срывается на крик:
- А остальные? Что с ними?
- Смотри...
***
Светловолосая девушка бежала по темным улицам, бежала не разбирая дороги, спотыкаясь, падая и вставая вновь. В ее голове билось лишь одно имя: "Алан, Алан, Алан... Почему ты предпочел мне другую? Как ты мог? Алан... ". В любви третий - лишний, вот только как же она не поняла, что этот третий - она?
Девушка остановилась на мосту, где они так любили гулять втроем. Посмотрела вниз, на лунное отражение в черной воде, и заплакала.
- Алан, Алан, что же мне теперь делать?
Слезы падали прямо на лунное отражение, разбитое сердце болело незаживающей раной в груди.
- Алан...
Девушка закрыла лицо руками и свесилась через перила, рискуя упасть.
- Алан...
Вода в реке так холодна...
- Ми-на-ко...
Девушка непроизвольно вскинула голову, прислушиваясь к окружающей тишине, но кто бы ни подслушивал ее, больше он ничем себя не проявил. Минако подняла глаза к холодной луне, что ненадолго вышла из облаков, и неожиданно поняла:
- Я уеду, - почему-то луна казалась девушке единственным другом, - Я уеду в Токио, и забуду тебя, Алан!
***
- Вы слышали? Ее опять вызывал директор!
- Говорят, ее скоро исключат!
- Какой позор...
- Ничего другого от этой Кино и ожидать не приходится.
Высокая, не по годам развитая девушка старательно сделала вид, будто ей все равно, и всю свою жизнь она именно такого отношения к себе и добивалась. Презрительная гримаса, которой она сопровождала каждое свое движение, усиливало это впечатление.
Она уверяла себя, что есть еще на свете человек, который не поверит слухам, а просто подойдет к ней однажды, и скажет "Привет!", и тогда она улыбнется в ответ и скажет: "Привет! Меня зовут Макото Кино, а тебя?". Только шло время, но никто не подходил к ней, а шепотки за спиной начинали приводить в ярость, и хотелось ударить, что бы замолчали, что бы никто не смел напоминать Макото о том, как она одинока.
Гордый воин на проверку оказался застенчивой девушкой.
"Они как шавки, тявкают на меня, а подойти боятся..." усмешка исказила лицо девушки, превратив его в маску боли: "Ну ничего... Скоро я буду смеяться!"
Рука нервно смяла травинку, превращая ее в бесформенный комок: "Пусть я одна... Пусть..."
- Ма-ко-то...
Кто-то звал ее, звал отчаянно и безнадежно.
Кто-то...
Ее единственный Друг...
- Усаги!
Макото вскочила на ноги, и побежала на голос. Добежав до входа в школу, она остановилась, с трудом переводя дух.
Группа девушек, стоящих неподалеку, засмеялась, глядя на запыхавшуюся Мако, но ей было все равно. Она что-то вспомнила... Только вот что?
В памяти осталось только имя - Усаги...
***
- Довольна?
Слезы уже не остановить.
- Девочки... Девочки, почему? Ведь вы так хотели этого...
- Бойтесь желаний ваших... Ибо они могут исполниться.
***
Красивая черноволосая девушка сидела на скамейке. Она была одета в одежду служительницы храма, в руках у нее был кусок хлеба, от которого она отрывала кусочки, подкармливая птиц.
Две крупные вороны чинно сидели рядом с ней на скамейке, с интересом наблюдая за процессом подкармливания воробьев. По всей видимости, они были ручными, и прилетели сюда только ради девушки.
- Вы моя единственная компания, не считая дедушки, - невесело рассмеялась девушка, и, бросив последний кусочек, решительно встала, отряхивая руки. Вороны заволновались и призывно закаркали.
- Уже иду, тихо-тихо!
Она шла по парку, а вслед ей неслись разговоры. Она привыкла к ним, и даже научилась находить в них какую-то прелесть.
- Смотрите, вон она идет...
- Это Рэй Хино, говорят, она ведьма...
- Ой, я боюсь ее...
Девушке очень хотелось обернуться, и объяснить, что то, что она живет в храме, еще не значит, что она отличается от других девушек, но она сдержала себя. Никто не станет ее слушать - это Рэй знала не понаслышке. Все, что ей оставалось - это делать вид, что ее совсем не волнуют эти разговоры. Но как же это было трудно...
- Я не могу больше...
Рэй остановилась посередине небольшого декоративного мостика.
- Я больше не хочу!
Девушка закричала в небо, голос сорвался, и она неожиданно тихо добавила:
- Я больше не хочу быть одна...
Неожиданно в шуршании листьев ей послышалось ее имя.
- Рэй...
Словно кто-то звал ее...
Но это, конечно, был всего лишь самообман.
***
- Не-ет!!! - парень с трудом выдернулся из липкого кошмара, в который его затянуло прошлое. С трудом выпутался из простыней, мокрых от пота, и, шатаясь, побрел в ванную.
Почти каждую ночь он вновь и вновь переживал ту автокатастрофу, после которой остался сиротой,  переживая раз за разом ужасное ощущение беспомощности и безнадежности. Не помогали ни таблетки, ни медитации.
- Добро пожаловать в реальный мир, - хриплым со сна голосом парень обратился к своему отражению, - Ну, как он тебе?
Реальность и сны давно уже перемешались в его сознании не без помощи антидепрессантов, которые выписал ему врач. Раньше он ходил к психотерапевту, но теперь ему стало все равно.
В школе все считали его образцом поведения.
"Знали бы они, кто я на самом деле..." - парень провел рукой по стеклу, испытывая дикое желание разбить зеркало, что бы больше никогда не видеть себя - "ЧТО я на самом деле..."
На самом деле он был мертв.
Он умер еще тогда, когда очнулся, в больнице, один, не помня кто он и откуда.
Но об этом никто не знал.
- Может, сегодня? - парень прижался лбом к прохладному стеклу, закрывая глаза.
С некоторых пор он начал вспоминать другую жизнь (наверно, это был побочный эффект лечения), в которой он был счастлив. В которой была девушка... И друзья... И свидания в парке... Он так хотел вернуться в ту жизнь, что ему было безразлично, реальность это, или иллюзорный мир, придуманный его угасающим сознанием.
- Ма-мо-тян...
Парня словно ударило током, он начал озираться в поисках Ее, той, кого он до этого момента слышал только в мечтах.
- Где ты? Где ты?!
Он кричал, не думая  о том, что это могло быть его воображение, он звал ее, а потом упал на кафель и рассмеялся. Смех перемежался плачем, превращаясь в истерику, и Мамору почувствовал, что теряет над собой контроль.
Но ему было все равно.
- Я сошел с ума... Я сошел с ума... Теперь ты придешь ко мне?..
***
- Ты сама отказалась от своей жизни...
- Нет! Нет! Я хотела что бы им было хорошо!
- Это был твой выбор.
- Пожалуйста, верни все обратно, прошу тебя!
- Я не могу.
- Пожалуйста...
- Но они - могут.
- Как?
- Если они вспомнят тебя...
- Да, я согласна! Да!
Хрупкая фигурка исчезает в солнечном сиянии.
Вечность улыбается.
Вечность уже знает что случится.
***
Рэй опустила голову, и медленно пошла к храму. Секундная вспышка отняла у нее все силы.
- Рэ-эй!!!
На этот раз она не ошиблась - кто-то действительно звал ее. Рэй обернулась как раз вовремя, что бы поймать абсолютно незнакомую девчонку, которая, запнувшись о камешек, падала прямо на нее.
- Ура, - выдохнула девчонка, счастливыми глазами глядя на Рэй.
- Что ура? - ошарашено спросила непонимающая жрица.
- Я тебя нашла, - объяснила девушка, тряхнув длинными волосами, уложенными в оданго.
- Ага, - Рэй кивнула, а потом вдруг рассмеялась. Откуда-то она знала, что все будет хорошо. Нет, никто не обещал ей спокойной жизни, даже более того... Посмотрев в глаза незнакомки Рэй вдруг поняла, что жизнь у нее теперь будет какая угодно, только не спокойная. Но одинокой она уже точно не будет.
- Вечером мы собираемся у тебя? Как всегда? - девушка с оданго с надеждой смотрела на жрицу.
- Конечно, - улыбнулась Рэй, а потом уверенно добавила, - Конечно, Усаги. Как всегда.
***
Ами вздрогнула, услышав телефонный звонок. Конечно, это звонила мама, извиняясь за то, что задержится еще на неделю.
Вздохнув, девушка сняла трубку.
- Алло...
Радостный девичий голос:
- Ами, это ты?
Похоже, ошиблись номером.
- Кто вы?
- Да это же я, Усаги, - похоже, голос решил обидеться, - Ты меня не узнала?
-Простите, вы наверно ошиблись номером...
Ами очень не хотелось говорить эти слова. Хотелось поболтать с незнакомой девочкой еще, создавая иллюзию дружбы и близости... Но она не привыкла обманывать.
Слезы потекли по ее лицу, вот и еще одна дружба разбилась, не успев начаться...
- Ами, не говори глупостей. Мы зайдем за тобой в шесть.
- Но я... Но вы...
Все еще пытаясь что-то объяснить, Ами говорила и говорила в пустую трубку.
***
Мина выходила из спортзала, когда ее окликнула какая-то девушка, до этого увлеченно болтавшая с подругой.
- Минако!
- Простите? - Мина удивленно захлопала глазами, разглядывая эту странную парочку. Одну из девушек она знала - это была школьная задира Макото Кино, а вот вторая ей кого-то напоминала... Однако вспомнить ей ничего не удалось, потому что незнакомка схватила ее за руку и потащила за собой, объясняя на бегу:
- Меня зовут Усаги, а ее - Макото, сейчас мы идем к Ами, а потом все вместе к Рэй.
Запутавшись уже в первой половине фразы, Минако с опаской взглянула в сторону Мако. Однако, вопреки ее опасениям, Кино не проявляла агрессивности, и даже более того, похоже, была довольна...
***
Весь день Ами провела как на иголках. Умом она понимала, что никто не зайдет, и все равно нервно поглядывала на часы.
- Она просто ошиблась номером, - секундная стрелка ползла как черепаха, вызывая у девушки непреодолимое желание подвинуть ее пальцем:
- Просто ошиблась...
Звонок в дверь прозвучал как-то неожиданно. Сломя голову Ами бросилась открывать, потеряв по пути тапочек, и свалив мамину любимую вазу - только бы не почтальон!
Только бы это были они...
- Ами, привет, ничего, что нас так много?
Это была она, Усаги, та девушка, что звонила днем, и рядом с ней еще две девушки.
- Конечно все в порядке, проходите... - Ами проклинала свой язык, продолжающий лепетать ненужные слова, но остановиться не могла, - Извините за беспорядок...
- У вас здесь так красиво... - огляделась светловолосая девушка. Высокая, с каштановыми волосами кивнула, соглашаясь со словами подруги.
Ами покраснела.
- Я Минако - светленькая протянула руку, - Усаги нашла меня сегодня, поэтому я еще плохо понимаю, что происходит...
- А я Макото, - другая девушка смущенно улыбнулась, - Я тоже не совсем все понимаю, но...
- Думаю, я вас понимаю, - Ами неожиданно улыбнулась в ответ, - такое чувство, что все мы как-то связаны...
Усаги, до этого напряженно следившая за диалогом, облегченно вздохнула:
- А теперь пойдемте к Рэй, а то она нас уже заждалась, наверное.
- Пошли! - хором ответили девушки.
***
Рэй сидела перед огнем и медитировала. Она не считала себя колдуньей, но кое-какие способности у нее имелись. Сегодня она хотела узнать будущее, но огонь показывал лишь ее прошлые жизни...
В прошлой жизни Рэй была воином. Рядом с ней всегда было четверо ее друзей, но ни разу она не смогла разглядеть их лиц. И вдруг...
- Это же она!
Рэй удивленно распахнула глаза. Та девушка, что чаще всего появлялась рядом с ней, от которой исходило сияние истиной чистоты - это была Усаги!
Значит, это не случайно...
Значит...
Память проснулась внезапно, волной боли накрыв тело. И вспомнилось все - то, что она считала прошлой жизнью, то, что на самом деле случилось всего несколько недель назад.
И стала понятной ранее необъяснимая тоска, и сны, и образы, пляшущие в языках пламени...
Она встретила девочек как всегда, пирожками и чаем. Ни о чем не спрашивала, ни о чем не говорила.
Понемногу, остальные начали вспоминать...
***
- Рэй, ты противная!
- А ты глупая!
- Девочки, не надо...
- Опять они ссорятся, а я уже думала, что они хоть пару дней продержатся...
- Они неисправимы.
- Да уж!
Улыбки и смех падали на раскрытые страницы учебников.
Усаги вернулась.
***
Он вернулся домой, машинально повесил пиджак в шкаф, сложил учебники аккуратной стопкой на столе.
Сегодня в нем что-то сломалось.
- Я не могу больше, понимаешь? - он растеряно улыбнулся тетрадному листу, на котором однажды попытался нарисовать Ее. Сходство вышло поверхностным, но ему и этого хватало.
- Я не могу без тебя...
Он достал пистолет и включил музыку.
- Тебе нравится? - спросил он у рисунка, и ему показалось, что Она кивнула в ответ.
- Потерпи... Скоро мы будем вместе... - выдохнул он, и сел в кресло.
- Извини... Будет много крови...
Звонок в коридоре заставил его остановиться.
Интересно, кто к нему мог прийти?
Однокурсники?
Так называемые "друзья"?
***
Усаги нажимала и нажимала кнопку звонка. Странное чувство опасности сжимало сердце.
"Открой, ну открой же..." - шептала она про себя, а потом, не выдержав, закричала:
- Мамору, это я, открой дверь!
***
"Открыть?" - спросил он взглядом у рисунка.
"Не стоит..." - одними глазами улыбнулась нарисованная Усаги.
***
- Ма-мо-тян...