Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


Такая Мичиру

Автор: Ветерок
E-mail: VeterokSM@yandex.ru
Сайтъ: http://veteroksm.narod.ru/

От автора: Я не считаю, что Мичи – девочка из приюта, но идею с волн Рунета взять не побрезговала. И надеюсь, что Хару у меня не вышла слишком уж зацикленной на собственной выгоде... Остальное - на ваш суд.

- Может, это и странно прозвучит после трёх лет боёв спина к спине, - Мичиру взяла руку подруги и поднесла её к своему лицу, - но я доверяю тебе. Доверяю больше, чем кому бы то ни было.
- Хей..., - Харука не знала, как ей реагировать на это неожиданное признание, а Мичиру между тем поцеловала длинные красивые пальцы, способные как на невыразимую нежность, так и на действия, требующие недюжинной силы и твёрдости. Пальцы выскользнули из ласкового захвата и поправили прядь аквамариновых волос, хотя прическа в этом и не нуждалась, - Если бы я знала, что тебе это так важно, то сказала бы об этом, ещё несколько лет назад...
Мичиру спрятала глаза в складках клетчатой рубахи Харуки.
- Я знаю... Ты полностью доверилась мне, когда взяла жезл. Тогда, в гараже...
Перед мысленным взором Харуки пронеслись картины прошлого. Её шок, испуг, решимость. Отчаянная и безнадежная смелость, когда она была полна готовности противостоять демону, вооружившись только совершенно неприспособленной к этому монтировкой. И появление Мичиру. Её сводящее с ума признание. Любовь и миссия... Гремучая смесь. Но они выдержали.
- Я помню, - Харука удобнее устроилась на зелёной траве парка. Дерево за её спиной было ничуть не хуже дивана, и она получала удовольствие от комфорта, отдыха на природе и компании Мичиру.
Девушка расслабленно закрыла глаза. За расстёгнутый на три пуговицы ворот пробрался задорный ветерок и притаился у сердца своего воина, прячась от шалостей более сильных товарищей. Но и там ему не нашлось укрытия: рука Мичиру тихо скользнула в ту же заманчивую глубину, прогоняя бедного ветерка. Но тот не обиделся. Он побродил с той стороны клеток рубашки и между нижними пуговицами выбрался на свет божий. А там он нашел более безопасное убежище – водопад аквамариновых волос Мичиру. Ветерок принялся раскачивать прическу, приводя её в полный беспорядок. Харука, приоткрыв один глаз, следила за этим безобразием с одобрением: она тоже любила так делать.
- Ты поняла это только сейчас? – продолжила она начатую подругой тему.
- Да, наверное... Может, и не сию секунду, но совсем недавно. Я..., - она замолчала в задумчивости.
- А раньше такое с тобой уже было? – спросила Харука, когда поняла, что Мичиру не продолжит начатой фразы, - чтобы ты кому-то безоговорочно доверяла?
- Было. Когда-то в детстве, я встретила одного мужчину... Ему я верила, как никому.
- Он был твоим опекуном?
- Нет. Не знаю, как сказать... Ру-кун был никто. Однажды я встретила его в этом самом парке, и поверила. Думала, что на всю жизнь. Мы были вместе одну неделю, прежде, чем он отвел меня обратно в приют, - Харука напряглась и повернулась к подруге. Её глаза мерцали тревогой.
- Он причинил тебе боль?
- Нет, что ты, - Мичиру успокаивающе погладила Харуку по руке, - Я не так сказала. Прости.
- Ты любила его?
- Наверное. Чистой детской любовью. Он был таким уверенным, сильным, красивым. Таким, какой я только мечтала стать. С ним осень мне показалась весной. Воздух был наполнен запахами пробуждения, а не впадения в спячку, как должно было быть в сентябре, - Мичиру прислонилась к плечу Харуки, позволяя той обнять себя. Сейчас она обращалась не столько к подруге, сколько к себе, пытаясь понять, что же заставило её начать этот разговор, - Я убежала из приюта. Я часто так делала, - девушка улыбнулась воспоминаниям, - Приехала сюда. На эту поляну. Через пол страны. Поверь, Харука, это стоило того...
- И встретила ЕГО, - в ответ на пафос слегка ревнующей Харуки, Мичиру фыркнула в одну из клеток на плече.
- Не иронизируй. Мне было шесть лет. Но он и вправду был необыкновенным. Так трогательно замер, когда меня увидел. Говорил, что я похожа на его девушку, и когда вырасту, стану совсем как она. И, что главное, не повёз тут же сдавать меня обратно в детский дом.
- Ага. Отвёз через неделю.
- Перестань! – Мичиру кинула в подругу травинкой. Та не долетела, замерев в дыхании предполагаемой жертвы. Харука послала нежно-зелёный росток обратно, и тот почти слился с зеленью платья Мичиру. Из волос последней в ответ на эту возню выглянул ветерок. Убедившись, что всё о нём забыли, он схватил травинку и, торжествующе посвистывая, увлёк её за собой к центру парка, - Ты отвлекаешь меня.
- Прости, - покаялась Харука, - что ты делала с этим типом целую неделю?
- Да ничего, собственно. Мы жили в домике его подруги где-то в Джубане. Гуляли, разговаривали.
- Подруги? Его девушки?
- Нет, не девушки. Просто подруги.
- Ловелас, блин..., - проворчала Харука себе под нос и получила в ответ шутливо обиженный взгляд.
- А потом как-то стало ясно, что мне пора обратно. Моя жизнь не была связана с ним. Но знала бы ты, как я о нём мечтала... О том, что когда вырасту, обязательно встречу такого же мужчину. Выйду за него замуж, и на меня рухнет целая гора счастья..., - Мичиру отвела глаза, - Чего ты хочешь от ребёнка.
- Глупая. Об этом мечтают все. Эта мечта часть жизни, ведь без неё счастье недостижимо. Нельзя осчастливить того, кто не готов быть счастливым...
- Ты, прямо, профессор...
- А то, - Харука поправила на носу несуществующие очки, а потом дотронулась до губ, не позволяя воспоминанию о мимолётном поцелуе покинуть их.
- Когда Ру-кун ушел, снова наступила осень. На прощание я не выдержала, и спросила, увижу ли я его когда-нибудь снова..., - Мичиру вздохнула.
- И что он ответил?
- Сказал – «Конечно». Когда я вырасту и найду свою любовь.
- Нашла?
- Любовь – да. Его – нет. Но дело не в этом. Когда я встретила тебя, он мне стал не нужен. Он был стремлением к любви, а ты – сама любовь. Именно это он и имел в виду. Полюбив тебя, я снова встретилась с ним.
- Сравнила меня с каким- то мужиком..., - притворно разгневалась Харука, прижимая Мичиру плотнее к себе. А та только шаловливо дернула её за челку, принимая ласку.
- Сегодня как раз такой день, как тогда. И понимание этого так ярко, что я не смогла не сказать тебе об этом. Я не разочарована в своём детском доверии. Никому я больше не доверяла так, как ему. И только ты нашла путь к моему сердцу. Я доверяю тебе, Харука. Так, как никому на свете.
Харука чувствовала эти эмоции, впитывая их всей кожей. Она не знала, что ответить. Обычная её ирония здесь не годилась, а другие приходящие на ум фразы были банальны и категорически не подходили. Иногда действия ярче слов. Она провела пальцем по контуру подбородка своей девушки, легко коснулась век, бровей, носа, губ...
Проходящие мимо люди деликатно отворачивались, слегка завидуя этой паре – парень и девушка сидят в траве под деревом и целуются так, будто спасают друг друга...
***

Харука, раскинув руки, ловила ветер. С ним весь день творилось что-то странное. Она спросила у Мичиру о состоянии моря, но та успокоила её. Море было безмятежно. Тогда о чём хочет сказать ветер?
Девушка стояла под деревом, где они целовались вчера с Мичиру, и вспоминала их разговор. Ветер изменился уже тогда. Самым странным для Харуки было то, что он не нёс угрозы. Просто старался предупредить о чём-то. И вот, она стояла на поляне и ловила ветер, пытаясь услышать и понять его голос. Предупреждение? Но о чем? Харука села, поджав ноги, у края поляны, погрузив взгляд в открывающийся простор. Основная часть парка располагалась ниже, и эта поляна была отличным местом для наблюдения за его красотой. Но сюда сложно было добраться – почти километр непрерывного подъёма. Так что, несмотря на все достоинства этого места, особой людностью оно не отличалось. Что, безусловно, поднимало его ценность в глазах истинных ценителей красоты и уединения.
Неожиданно вид перед ней оказался загорожен чем-то, что она смутно опознала, как две ладоши.
- Угадай меня! – раздался звонкий голос. Харука подавила первый порыв скинуть чужие руки и постаралась узнать голос. Не Мичиру, точно. Да и не в её это стиле. Ко всему, её шаги она выделила бы из тысяч – только к ней так ластился ветер. Если не Мичиру, тогда кто? Банни? Минако? Нет. Банни бы уже не выдержала и отняла руки, позволяя себя увидеть. А Минако... Ну, при всей её несерьёзности, такое панибратство не принято между лидерами четвёрок. Больше, вроде, некому.
- Сдаюсь, - задорный смех оповестил весь парк об одержанной победе, и девушка снова обрела зрение.
- А мы и не знакомы вовсе! – Харука обернулась, чтобы увидеть шутницу и поперхнулась дыханием. Перед ней стояла девочка. Она была одета в невыразительную школьную сейлор-фуку с длинным рукавом, но его серость оживляли чертики в огромных синих глазах и аквамарин волос, собранный в два высоких хвостика. Мордашка у незнакомки была самая, что ни на есть, проказливая и, судя по всему, девочка была той ещё сорванкой. «А есть такое слово – сорванка? Сорванец, точно есть... Какие глупые мысли...». Харука тряхнула головой.
- Тогда давай знакомиться. Я Харука, - голос снова подвёл девушку, и своё имя она выговорила с трудом.
- Я буду звать тебя Ру-кун, - безапелляционно заявила кроха и соизволила представиться, - а я Мичиру. И моё имя никак не сокращается! Понятно? – девочка грозно нахмурила зелёные бровки. Харука только подняла руки, соглашаясь.
- А полностью? Ну, для пущей официальности.
- Кайо. Кайо Мичиру, - и Харука даже не удивилась. Ветер снова успокоился, поняв, что его воин осознал происходящее.
***

За следующие полчаса маленькая Мичиру просветила её по поводу своих планов. Она совершенно самостоятельная молодая леди, но будет не против, если кто-нибудь внушающий определённое доверие возьмет на себя заботу о ней и приютит, предварительно накормив. Харука только головой покачала на такую очаровательную непосредственность, плавно переходящую в нагловатость. За своей Мичиру она такого не замечала. За разговором они спустились к основному парку, и она купила девочке огромное мороженное, о котором знала только то, что Банни ради него готова была душу продать или заложить Малышку. Судя по всему, Банни была истинным знатоком мороженного, так как Мичиру уже измазала всё личико, пытаясь попробовать на вкус все его слои сразу. Оставив девочку наедине с лакомством, но не исчезая с её поля зрения совсем (потеряет, начнёт волноваться...), Харука подняла крышку на синем браслете, что носила в кармане.
- Мичиру...
- Да, Харука. Что-то случилось? – при виде любимого лица у девушки отлегло от сердца. Значит они в одном времени.
- Нет, ничего такого... Но у меня будет к тебе странная просьба.
- Слушаю.
- Мне нужно исчезнуть на неделю. Нам лучше пока не видеться. Домой я вернуться не могу, и ещё надо придумать, где я буду жить...
- Ты одна? – Харука улыбнулась догадливости подруги.
- Нет. Со мной одна молодая леди. И меньше всего я хочу, чтобы вы встретились.
- Ясно..., - В маленьком кружочке отсутствующего циферблата Мичиру, нахмурившись, отвела взгляд. Харука уже готова была всё объяснить, когда Мичиру твёрдо посмотрела ей в глаза, - Есть. Я позвоню Мако и попрошу её переехать к нам на недельку. Она живёт одна, и если согласится, это будет идеальным выходом.
Харука резко выдохнула. Оказывается, она забыла дышать, ожидая реакции Мичиру. Этот ответ был полон того доверия, о котором они столь недавно разговаривали.
- Мичиру... Ты...
- Не надо. Но я рассчитываю, что ты мне всё объяснишь в подробностях, когда вернёшься. В подробностях, - с нажимом повторила она.
- Даже юри не опускать?
- Доиграешься, Харука, - глаза Мичиру смеялись. В это время, мороженное у маленькой Мичиру кончилось, и она вприпрыжку, отчего её хвостики смешно подпрыгивали, побежала к своей новой игрушке, что стояла под деревом и всматривалась в наручные часы. Харука успела захлопнуть крышку раньше, чем ребёнок успел рассмотреть её собеседницу, благо разговор уже был закончен, и Мичиру, отвернувшись, тянулась к телефонной трубке, чтобы позвонить Макото.
- Кто у тебя там, Ру-кун?
- Портрет моей девушки, - ребенок состроил обиженную мину и ревниво топнул ножкой.
- Теперь я твоя девушка.
- Да я и не спорю. Вы очень похожи внешне, - почти дословно повторила она слова Мичиру, - Когда ты вырастешь, будешь точно как она.
- А она красивая? Я плохо разглядела.
- Безумно.
- Тогда ладно. А куда мы сейчас?
- К одной моей подруге. Но не прямо сейчас, а чуть позже. Что ты думаешь по поводу кафе и аквапарка?
- Ура!!!
***

Мако нажала кнопку звонка рядом с дверью домика аутеров. Она толком ничего не понимала, но взяла с собой небольшой чемодан с одеждой и, заодно, пирог с клубничной начинкой, а так же немного печений, что остались после налёта Банни.
Мичиру открыла дверь, пропуская девушку внутрь.
- Ай, Мако! Я так надеялась, что ты что-нибудь принесёшь! Спасибо, что откликнулась, - Мичиру забрала у девушки пирог и печенье, указав рукой, что та может чувствовать себя как дома.
Светлая гостиная сразу понравилась Макото. Она пообещала себе, что для следующей перестановки мебели пригласит Мичиру в консультанты. А Харуку в помощницы. Не всё же ей одной мебель таскать!
- Так что случилось, Мичиру? Для чего Харуке понадобилась моя квартира?
- Чтобы она могла пожить там со своей подругой, - Макото чуть не упала, споткнувшись на ровном месте.
- Что????!!! – Мичиру недоуменно посмотрела на залившуюся краской Мако.
- Что с тобой? – она заботливо подошла к девушке и помогла ей сесть на диван.
- Ни... ничего. Харука будет жить с какой-то девицей, а ты об этом так спокойно говоришь..., - Мако не поднимала глаз. Ей казалось, её лицо раскалено, и об него можно обжечься.
- Макото, - Мичиру подняла к себе лицо девушки, - Ты сколько раз любила? Много? А насколько ты доверяла тем, кого любишь? Они слишком быстро исчезали из твоей жизни? Мне жаль. Когда ты полюбишь по-настоящему, ты поймёшь цену доверию. И сама решишь, что может сделать любимый человек, а на что он не способен.
- Да... Мичиру, а ты уверена...? – ответом послужила спокойная улыбка, и Мако снова смутилась. Куда она лезет со своими представлениями о любви... Что она вообще о любви знает...? - Прости, я вела себя глупо. У вас очень красивый дом. А когда вернутся Хотару и Сецуна?
- Не знаю. Хотару не раньше, чем через месяц, а Сецуна... У врат она проводит больше времени, чем с семьёй. Так что дом полностью в нашем распоряжении. Харука неизвестно где, а со мной, здесь, ты... Такая высокая, красивая, мужественная... Тебе очень идут брюки... – Мако попыталась отодвинуться, но Мичиру лишь задорно рассмеялась, вставая с дивана, - Доверие. Про нас ведь тоже можно разное подумать, не так ли?
Мичиру ушла на кухню, оставив озадаченно моргающую Мако сидеть на диване. Некоторое время девушка сидела неподвижно, а затем начала смеяться. От смеха она скатилась по спинке, упав в подушки. Так она и замерла, закрыв лицо руками. Ей казалось, что она поняла что-то очень важное...
***

- Так... На данный момент это наш дом, - Харука, сверившись с адресом, указала на невысокое строение.
Ключ легко подошел к замку, и дверь гостеприимно распахнулась. Маленькая Мичиру тут же скрылась в глубине квартиры, решив исследовать её первой. Через несколько секунд раздался обиженный вопль. Харука немедленно оказалась рядом, едва успев снять ботинки. Малышка сидела на полу и колотила кулачком по выпирающему углу шкафа. Быстрый осмотр показал, что серьёзной травмы нет, и даже синяк вряд ли появится.
- Меньше носиться надо, - попеняла Харука девочке, на что та скорчила недовольную рожицу.
- Мне можно. Ты взрослый дядька, а я – ветер!
- Нет уж, это моя реплика. Ты где-нибудь видела ветер с расквашенной коленкой? – девушка дёрнула ребёнка за хвостик. Надо сказать, не первый раз за этот день.
- Отстань! – кроха протестующе замахала руками. Её гнев стал только сильнее, когда в ответ на это её новый друг только смеялся, сверкая белоснежной улыбкой, - почему ты меня всё время дергаешь?
- Они такие смешные. Так и хочется взять в руку и дернуть, - немедленно повторила Харука свои действия. Девочка снова насупилась. Она стянула с головы резинки и волосы благодарно упали зелёным водопадом на детские плечи, - Так тебе гораздо лучше. А что, никто раньше не дергал тебя за хвостики?
- Пытались некоторые... Но я дала им в глаз... А до твоих я недопрыгну..., - они рассмеялись. На этот раз вместе, и Харука легонько щелкнула девочку по носу. Та сморщилась.
- Кнопка. Если на неё нажать, ты смешно сморщишься.
- А вот и нет!
- Проверим? – Харука ещё раз дотронулась до маленького носика, и Мичиру снова сморщилась.
- Это нечестно! У детей не бывает кнопок! – заставив девчушку сморщиться ещё раз, Харука пошла осматривать дом, - А ты что, здесь впервые?
- Да. Мы знакомы три года, но близких отношений так и не наладили...
- А твоя девушка знает, что ты здесь?
- Конечно. Но я же не собираюсь ей изменять.
- Ты, может, и не собираешься..., - пробурчал ребёнок себе под нос.
***

- Мичиру, представляешь, я забыла пижаму...
- Возьми пижаму Харуки. Она редко её одевает.
- А разве удобно спать без пижамы?
- Ну... когда как...
- Ек... прости..., - Мако достала из тумбочки голубую пижаму. Та на самом деле производила впечатления редко используемой вещи. Она влезла в брюки и застегнула пуговицы. На груди они сошлись почти в натяг.
- Мда... Грудь у тебя определённо объёмнее, - Мичиру критически наблюдала за этим процессом.
- Зато у неё длиннее ноги и руки, - Мако подвернула брючины.
- Интересно, а у кого она больше...
- Грудь? – Мичиру кивнула, - У меня, конечно, - Мако снова стянула с себя пижаму и вместе с Мичиру бросилась к зеркалу. Они стали спина к спине, пытаясь на глаз определить размеры, но к единому мнению не пришли. Тогда они взялись за сантиметровую ленту, измеряя всё подряд: объем груди, талии, бедер, длину ног, пальцев, шеи... Счастливый смех звенел, разносясь по комнате. Перемерив всё, что мерилось, девушки рухнули на софу.
- Да уж... С Харукой так не повеселишься...
- Когда вернётся, передай ей, что я обошла её как минимум по нескольким пунктам!
- Я даже не буду уточнять по каким, - они снова залились смехом.
Собирая разбросанную по всей комнате одежду, Макото краем глаза наблюдала за Мичиру, что сворачивала измерительную ленту.
- Мичиру..., - та подняла глаза, - А ты совсем не такая... Грозный аутер, тень Харуки, гениальная скрипачка, талантливая художница, воплощенная женственность... Это всё что угодно, но не ты… Ты совсем-совсем другая.
Девушка только улыбнулась в ответ. Разве можно знать о человеке «всё»? Твоё мнение зависит от тысячи нюансов. Даже многолетняя совместная жизнь не всегда гарантирует полное раскрытие. И не из-за недоверия, а просто не представлялось возможности посмотреть на человека с какой-то из сторон...
- Я такая, какая есть.
***

Харука сладко потянулась, подвигая затянутое в пижаму Мако колено ближе к ласкающей его руке.
- Мичиру... Как хорошо..., - от внезапно пришедшей в голову мысли сон с неё слетел, и она подскочила на кровати, - Что ты здесь делаешь?
Аквамариноволосое создание почти смутилось, пряча глаза под простынку.
- Ты позвал меня во сне, вот я и пришла... Успокойся, мне было совсем не больно...
- Что?!! – Харука диким взглядом окинула фигуру рядом с собой и содрала с неё простыню.
Девочка попыталась прикрыть руками то, на что ещё даже намёка не было. Харука повела головой, разыскивая ночную рубашку, в которую она собственноручно впихнула вечером этого несносного ребёнка. Ночнушка обнаружилась рядом с кроватью. То, что она не трогала эту девчонку, Харука была уверена.
- И что же мы делали?
- Ну..., - девочка принялась перечислять. Через пару минут Харука узнала много нового об отношениях между мужчинами и женщинами. Милая откровенность подрастающего поколения заставила её несколько раз покраснеть, один раз даже до самых корней волос. Судя по всему, она была очень развратным мужчиной. И где в этом адском ребёнке прячется ЕЁ Мичиру?
- Угу, ясно. Тогда по сценарию, твоя рубашка должна быть порвана в клочья.
- Но она такая красивая...
- Слушай, чудо. Возможно, когда-нибудь я и захочу тебя. Лет через десять. Когда у тебя будет второй размер груди и ноги длиннее, чем ты сейчас вся. Ясно? Мне не нужно спектаклей от детдомовских чибиков. Ответь немедленно, - Харука схватила девочку за плечики и с силой встряхнула. Аквамариновая головка беспомощно дёрнулась. В синих глазах заплескался испуг и... уважение? – с тобой это кто-нибудь делал? Или ты наслушалась рассказов старших девчонок?
- Ру-кун..., - в огромных глазах засияли бриллианты, сбегая по щекам прозрачным водопадом. Сердце Харуки протестующе скрипнуло, когда она запретила себе реагировать на слёзы этой крохи.
- Отвечай!
- Девчонки говорили, что после этого мужчины откупаются большими деньгами, чтобы не было скандала... Я специально подслушивала разговоры, вдруг пригодится, - малышка шмыгнула носом, - я что-то сказала не верно?
- Да откуда я знаю? Половину из того, что ты говорила, мне никогда не приходилось делать.
- А вторую половину?
- Вторую с большей фантазией, поверь.
- Так ты не сердишься? – синий глаз искоса глянул на Харуку, проверяя её реакцию. Та поднялась и дотянулась до ночнушки Мичиру, в которую та тут же смущённо завернулась.
- Ну вот, застенчивость откуда-то появилась.
- Как ты догадался? Ну, что я из приюта? Из-за формы, да? – она не ждала ответа, решив, что так оно и было, - Нас заставляют надевать это убожество с прошлого года, когда я пошла в школу, - внезапно её лицо изменилось. Появилась какая-то взрослая озлобленность, - От него разит за версту – сиротская роба... Смотрите, идёт несчастная сиротка! Удочерите её, она станет опорой вашей старости!
В её глазах снова заблестели слёзы, на этот раз настоящие. Мелкими злыми каплями они срывались с её щек, заставляя краснеть нос и опухать веки. Харука притянула девочку к себе, беря под свою защиту и окутывая заботой. Сейчас Мичиру была больше похожа на загнанного зверька, ищущего поддержки. Харука подумала о том, что нехитрый обман вполне мог увенчаться успехом, будь она действительно мужчиной. Слишком уж не ожидаешь от такой крохи подобных знаний в сфере интимной жизни. Малышка, между тем думала о том же.
- Я рада, что у меня не получилось. Я не хотела так поступать с тобой. Думала, убегу из приюта, раскручу какого-нибудь идиота на деньги и проживу безо всяких родителей... Настоящих или приёмных, - девочка криво улыбнулась.
- Кто же такого бесёнка удочерит?
- Глупый. Я не дурочка, чтобы вести себя так, как с тобой. Тебе я доверяю, - Харука хмыкнула, вспоминая «милый розыгрыш», - а для остальных я другая, - Девочка подобралась, аккуратно распределив вокруг себя полы широкой рубашки. Когда она оторвалась от своего занятия и подняла голову, Харука поразилась его ангельскому выражению.
- Мичиру..., - синие глаза светились кротостью и добротой, а на губах плыла, каждую секунду чуть изменяясь, лёгкая полуулыбка. Харука часто выдела это выражение, когда Мичиру играла на скрипке или делала прорисовку какой-нибудь картины с морской тематикой.
«Какая ты на самом деле, Мичиру? Я, оказывается, совсем не знаю тебя... Почему когда ты расслаблена, у тебя выражение, которое в детстве было маской, одеваемой сознательно?»
- Тогда я не понимаю, почему тебя до сих пор не удочерили.
- Я не хотела. Мне нравится моё имя, и менять его, только из-за того, что у меня появились другие родители, я не буду.
- А все хотят его заменить? Понятно..., - но девочка неожиданно покачала головой.
- Последние, вроде, не хотят. У них уже есть дети с их фамилиями, и они согласны оставить моё имя неизменным.
- Тогда в чем дело? – девочка долго не отвечала. Она забралась под простыню, укрывшись ею по самую шею.
- Ты не можешь удочерить меня... Ты не женат. Если только немедленно женишься на своей девушке, но я не согласна делить тебя с кем-то... Да не смотри на меня так. Старые они. Им нужна не дочь. Им нужна игрушка, которая будет украшать их приёмы. «Здравствуйте», «До свидания», «Я безумно рада»... Улыбочки, хи-хи, ха-ха... А ты хочешь пойти в куклы?
- Но в этом есть и плюсы.
- Не вижу ни одного. Кроме того, разве, что всегда будет, что поесть. Да и то – «девочка должна есть скромно и изящно». Фу, - Мичиру сморщилась и Харука вспомнила, что перед ней шестилетний ребенок, а не битая жизнью молодая бабка.
- Я покажу тебе. Утром.
- У тебя неделя. Двадцать пятого сентября они приедут за мной. Это время шум никто поднимать не будет, но зато потом... Я хочу знать, как вести себя: нарисовать на лице счастливую улыбку, или устроить показательный скандал. Эти старые леди так боятся скандалов..., - говоря это, девочка зевнула. В полудрёме она подкатилась к Харуке и доверчиво уткнулась в плечо, погружаясь в сон.
Некоторое время Харука боялась пошевелиться. Потом она устроилась удобнее, обнимая маленькое тельце рядом с собой. Девушка легко поцеловала аквамариновые волосы.
«Ты станешь моей Мичиру только через десять лет». Это большой срок, но не слишком. Основы характера уже заложены, но их ещё можно изменить. Озлобленная и разочарованная в жизни Нептун способна не спасти Мир, а уничтожить его. Им уже приходилось принимать жестокие решения, но они смягчались именно благодаря влиянию личности Мичиру. Кстати, а причем здесь сентябрь? – на дворе май...
«Спать. Все мысли завтра».
***

- Я думала, что ты дома только с одухотворённым видом картины рисуешь. Или играешь сутками на скрипке..., - Макото и Мичиру стояли на корточках посреди кухни. Точнее там, где не громоздилась мебель. Мичиру затеяла грандиозную уборку, и трудилась, не отставая от Мако. При этом, она развлекала подругу тысячей рассказов о своих приключениях на гастролях или выставках.
Обе девушки второй день наводили чистоту, и Мако первое время подспудно ждала от Мичиру, что та томно дотронется тыльной стороной ладони до лба и уйдёт отдыхать, сославшись на усталость. Ничего подобного. Как таковой грязи в доме не было, но уборку с передвижением мебели здесь явно не проводили. Мичиру объяснила это тем, что Харука не может видеть её на коленях с тряпкой, а сама никогда не нагнётся. Хотару ещё ребенок, а Сецуна здесь бывает скорее проездом от врат к вратам.
Закончив с уборкой, девушки обменялись всеми своими рецептами, и тут же начали их осваивать. От количества выпечки болели глаза, и она вся отправилась в храм Хикава, где, надо полагать, нетронутой не залежалась.
Мако чувствовала себя немного странно. Она шла жить в дом таинственных аутеров, гордая тем, что может чем-то им помочь, а получилось, что нашла подругу. Не отстранённую девушку, а очень живого человека. Мако не могла не признаться себе, что она почти забыла об одиночестве. Этот дом был наполнен любовью, и ей перепадала её часть. Странное дело, но она чувствовала себя счастливой.
- Ты удивительный и тёплый человек, Мичиру, - та задорно откинула локон с глаз.
***

Стеклянные двери автоматически разъехались, пропуская ещё двоих посетителей торгового центра. Харука вела свою подопечную в отдел одежды. Она поставила её посреди зала и небрежно кивнула продавщицам.
- Ограните этот алмаз.
И началась кутерьма. На потерявшуюся девочку налетели несколько человек сразу, предлагая, надевая, решая за неё. Та с ужасом чувствовала, что проваливается в этот омут бездушия. Тихий голос рядом прошептал:
- Ты хозяйка, а не кукла. Куклы – они. Учись управлять ими, - для девочки мир снова обрёл дно. Она выбрала пять платьев и один костюм. Последний для Харуки. Та с сомнением посмотрела на него, но в примерочную всё же зашла. Оглядев себя в зеркале, не смогла не признать, что вкус у Мичиру, похоже, врождённый. Малышка счастливо заверещала, когда Харука появилась перед ней в тёмно-синем бархатном костюме.
- Ты такой мягкий! Твоей девушке это обязательно понравится.
- Верю. Я буду использовать его только вечером. Идет? – получив ответный кивок, Харука снова скрылась в примерочной.
Потом они ходили по всем отделам. Одиночество не лечится, но его можно скрасить. Мичиру удочерят люди, забывшие, что такое детство. Ребенку будет необходима отдушина и немного хитрости, чтобы выжить и не потерять себя. Эту пустоту не заполнить только музыкой и рисованием, необходимо что-то ещё.
Харука готова была подарить ей чувство ожидания любви.
Вечером они пошли в ресторан. Под трогательную скрипку они кружились в странном танце – юноша в синем бархате и на руках его – прекрасный аквамариновый цветок. Казалось, все свечи в зале горели только для них. Неся домой заснувшую девочку, Харука с нежностью вглядывалась в усталые черты: какие она видит сны? Хорошие. Малышка улыбалась.
Мичиру была счастлива. Где бы она ни была, стоило лишь повернуть голову, и она встречала заботливый взгляд серых глаз. И огорчало только одно...
- Это каникулы, Мичиру. Скоро они закончатся, и я надолго уйду из твоей жизни. Ты станешь прекрасной леди. Самой милой, доброй и очаровательной. Настоящим идеалом.
- Не хочу быть идеалом, я хочу быть с тобой.
- Будь. Ведь ещё каникулы. Я не покину тебя.
***

Мичиру задумчиво лежала на диване, делая зарисовку Макото за уроками. Харука так внезапно исчезла на следующий день после важного для подруги разговора, словно пыталась проверить на практике утверждения Мичиру. Иногда она связывалась с ней через браслет Урануса, но эти короткие мгновения не приносили облегчения. Было видно, что её девушка чем-то очень озабочена. Харука заметно осунулась, но лихорадочный блеск глаз ясно говорил о том, что она не отступит от задуманного, даже если упадёт совсем без сил. Для постороннего взгляда она не казалась изменившейся, но Мичиру знала её, как никто другой. Харука решала какую-то сложную задачу, и девушка мучилась бессилием помочь ей.
Закончив набросок, Мичиру взяла новый лист. Она вспоминала шершавый ствол дерева за спиной, объятье подруги, сияющее почти летнее солнце, и не заметила, как память унесла её ещё глубже. Туда, в ту встречу, которая так повлияла на её жизнь...
Странный мужчина в желтом стильном костюме. Все зарабатывающие деньги японцы одеваются для офиса – черное и белое. В их приют приходили только такие. Есть ещё молодёжь – студенты и бездельники. Их одежда отличалась яркостью, вызовом и почти повсеместно полным отсутствием вкуса.
Она утащила у преподавательницы немного денег, которых хватило на поезд до Токио. Четкого плана у неё не было. Она просто стремилась попасть в то место, куда их возили на экскурсию прошлой весной. Из всех парков страны больше всего ей понравилась эта поляна на вершине холма. Она была видна почти из любого уголка парка и казалась нереально красивой. Мичиру дала себе слово обязательно побывать там когда-нибудь. Она поднималась очень долго, много раз останавливаясь отдохнуть или поймать летящий с дерева лист. А когда поднялась на вершину, увидела этого странного мужчину в желтом стильном костюме.
Девушка в задумчивости водила карандашом по бумаге, и когда посмотрела на рисунок, поняла, что пытается нарисовать его, Ру-куна. Трудно изобразить того, кого почти не помнишь, но она старалась, напрягая память. Золотые волосы, стройный силуэт, серые глаза... Мичиру достала пастель. Она не заметила, как к ней наклонилась Мако.
- Харуку рисуешь?
- Что? А, нет. Этому мужчине сейчас далеко за тридцать, а то и за сорок. Это мой знакомый десятилетней давности.
- А..., а на Харуку-то как похож. Ты что, с ней из-за него? – Мичиру всмотрелась в рисунок. Действительно, Харука. Её поза, фигура. Даже одежда похожа.
- Нет. Я даже не особо помнила, как он выглядит. Сейчас только начала вспоминать.
- Расскажи о нём.
- Да что там рассказывать..., - как оказалось, было что, так как разговор затянулся далеко за полночь. Болтать с подругой и делиться сокровенным с любимой – две большие разницы. В первом случае это лёгкий ни к чему не обязывающий женский трёп. Мичиру поняла, что ей не хватало этого, пожалуй, всю жизнь. Обычной подруги, с которой можно проболтать всю ночь о чем-то безумно важном, а наутро уже вместе смеяться над этим.
- Вот незадача. Как ни пытаюсь его нарисовать, всё время получается Харука.
- Чему тут удивляться? Вы не видитесь уже почти неделю. Ты скучаешь, и это видно невооруженным глазом.
- Никогда больше не позволю ей так поймать меня на слове, - Мичиру закрыла альбом и поднялась с дивана, заодно спихивая и пристроившуюся рядом Макото, - Всё, спать! Некоторым завтра на занятия.
***

- Ру-кун, ну, Ру-кун!!!! Я хочу в аквапарк!
- И что?
- Как что? Ты должен меня туда отвести! – Мичиру сидела верхом на спине пытающейся уснуть Харуки, дёргая её за ворот пижамы. Харука только застонала и зарылась лицом в подушку. Этот маленький дракон мучил её уже с полчаса.
«Упаси меня господи иметь своих детей... Я начинаю понимать Мамору...»
- Слушай, мелкая...
- Я Мичиру!
- Хм. Ты уверена? Я лично уже сомневаюсь... Знаешь, как можно убедить кого-то сделать что-то, что нужно только тебе? – ребенок не ответил, но, судя по тому, что воротник никто больше не отрывал, Мичиру была готова слушать, - Так вот... Значит...
- Не тяни! – Харука удовлетворённо улыбнулась в подушку. Она вывернула голову, чтобы увидеть малышку и ответила:
- Всё просто. Нужно, чтобы человек решил, будто это нужно ему самому.
- Но..., - девчушка была разочарована. Разве это и есть «большой секрет»? Харука хмыкнула.
- Кто сказал, что это легко? Думай. Головка у тебя светлая. А пока спокойной ночи.
Проснувшись на утро, Харука первым делом проверила состояние пижамы. Терпимое, она думала, будет хуже. Портить вещи Мако не хотелось. Немного узковатая в плечах, пижама, тем не менее, здорово помогала в сохранении её женского инкогнито. Но во избежание террористических актов спать всё равно приходилось на животе. Однажды она проснулась оттого, что это милое создание пыталось сковырнуть с ткани несколько звёздочек. Рисунок отковырять не удалось, но не проснись Харука, дырка бы в спине образовалась точно.
Взяв одежду, девушка пошла в ванну. Она долго смотрела в зеркало над умывальником. Усталость уже начинала выглядывать из глаз. Эта неделя давалась ей нелегко.
Мичиру понравилось в музыкальном магазине. Она с благоговением трогала инструменты, а в стройную скрипку просто влюбилась. Чуткий продавец смог подогреть этот интерес, и уходила девочка оттуда с мечтой овладеть когда-нибудь этим инструментом. Его звучание она помнила по тем уютным местечкам, куда Харука водила её ужинать.
Ещё Мичиру понравилась идея вышивки, но не вдохновил ни один из предложенных рисунков. Харука предложила нарисовать что-нибудь самостоятельно. Воодушевлённый это идеей ребёнок тут же заказал себе краски, и каждая стена в квартире уже была украшена яркой акварелью. Как оказалось, Мичиру давно любит рисовать, открыв для себя это окошко в свободу среди глухих стен приюта.
Оставаться другом этого взбалмошного, но такого важного человечка, поддерживать её и осаживать, при этом, не ранив и не оттолкнув... Друг, игрушка, учитель, пример для подражания, мама и папа в одном лице... У Харуки ещё хватало сил находить в этом смешную сторону – столь мужественная женщина и есть мама-папа «два в одном».
Она всегда находилась в поиске – что ещё сказать, как это сказать и нужно ли это говорить... Куда пойти сегодня, и чему это научит маленькую Мичиру? А нужно ли её учить? Имеет ли она право кроить под себя судьбу ребёнка? Да, это уже часть прошлого Кайо Мичиру, но тем не менее... Вопросы, тысячи вопросов...
Но больше всего ей не хватало самой Мичиру.
Глядя на зеленоволосого пострелёнка, вьющегося вокруг неё, Харука всё острее ощущала тоску по своей девушке. По нормальной, взрослой Мичиру, которой можно положить на плечо голову и знать, что любимые руки будут перебирать волосы, снимая усталость, а не задавать тысячи вопросов, попутно пытаясь открутить уши, если Харуку угораздит вдруг прикорнуть от недосыпа на скамейке в парке...
Когда девушка вышла из ванной комнаты, её ноздри заполнил непередаваемый аромат домашнего завтрака. Харука кинулась на кухню, перебирая возможные варианты: возвращение Мако, или, не дай бог, визит Мичиру–старшей.
Но эпицентром запаха был завтрак, приготовленный Мичиру-младшей. Глядя на улыбающуюся мордашку девочки, Харука шумно выдохнула. Садясь за стол, она почти ощущала себя дома. А после того, как посуда была вымыта, девочка забралась к ней на колени и потянула за крестик на шее.
- Не хочешь прогуляться возле воды? Я понимаю, что надоела тебе со своим аквапарком, но там такое вкусное мороженное..., - Харука рассмеялась, обнимая малышку. Она щёлкнула её по носу и прошептала:
- Растёшь, девочка.
Сегодня был последний из отпущенных им дней, и аквапарк был не худшим вариантом.
***

Желтый кабриолет нёсся по трассе, непринуждённо пожирая километры. Они были в пути уже почти полдня, останавливаясь только чтобы перекусить и освежиться. Скорости совсем не чувствовалось, и руки в легких кожаных перчатках спокойно лежали на руле, но бдительности терять не следовало. Дорога коварна. Это понимала и маленькая Мичиру, сидящая в соседнем кресле. Она не протестовала, когда Харука плотно притянула её к сидению страховочным ремнём. Они почти не разговаривали. Каждая знала, что это их последние часы вместе. Попутно Харука раздумывала над тем, как отправить Мичиру обратно в её время. В осень, что закончилась более десяти лет назад.
- Ру-кун... – Харука скосила глаз на девочку, - Я приму удочерение. В приюте нет ничего, что могло бы мне напомнить о тебе. А насчет игрушки... Я не жду от них любви. Сюсюканья – да, но не любви. Поэтому ничто не помешает мне самой играть с ними. Ведь верно?
- А ты сможешь? – юное личико стало необыкновенно серьёзным и не по годам взрослым. Сердце Харуки пропустило удар. Она знала это выражение, но думала, что оно присуще только воину Нептуна.
- Да, - ответ был твёрд и однозначен, - Я буду ждать тебя, хоть и знаю, что никогда не встречу.
- Глупая. Конечно, встретишь. Когда вырастешь и влюбишься, всмотрись в своего избранника – это буду я. И пусть даже ровесник, и пусть даже девушка, но это буду я, поверь.
- Это ты глупый. Как я могу полюбить девушку, ведь..., - она не договорила, стараясь сдержать непрошенные слёзы. Девочка отвернулась, начав расправлять не нуждающиеся в этом складки платья.
- Уже скоро, - собственный голос показался Харуке чужим. Мичиру отстранённо кивнула.
А тем временем окружающий мир выцветал, теряя весеннюю праздничность. Ветер бился о ветровое стекло и ерошил волосы пассажиров машины цвета солнца. Но Харука и сама чувствовала изменения. На колени Мичиру приземлился бесприютный лист – вестник осени. Хотя почему вестник? – хозяин. Они ехали по сентябрю.
***

Разговор с дирекцией Харука взяла на себя. Под действием её обаяния сдались даже старые девы, с умилением глядя на маленькую проказницу и слушая байки о её примерном поведении и прекрасных манерах. Они неверяще качали головами, а Мичиру невинно хлопала глазами, сдерживая рвущийся наружу смех. Харука вернула «позаимствованные» ребёнком деньги и доплатила кое-что от себя, чтобы той не вспоминали эту историю с побегом. Она выгрузила вещи Мичиру из багажника, улыбнулась всем и взялась за ручку дверцы.
- Мне пора.
- Ру-кун! – малышка бросилась к ней, повиснув на шее и не пуская к машине, - Ру-кун!!! Я люблю тебя и никогда не забуду!!!
- Верю. Я тоже, маленькая, - Мичиру позволила опустить себя на землю.
- А теперь иди. Если уж я отпускаю тебя к твоей девушке, то не вздумай обижать её!
- Ни за что, - Харука захлопнула дверцу и повернула ключ зажигания. Она ласково посмотрела на Мичиру, легко дотронувшись до её носа, - А ты только попробуй не вырасти девушкой моей мечты.
- Не беспокойся, - девочка состроила рожицу и отбежала к воспитателям. Так было легче не смотреть вслед уезжающей машине. Но она долго видела поднятую в прощании руку странного мужчины в желтом стильном костюме...
***

Ключ повернулся беззвучно, но войти незамеченной Харуке не удалось. Она с трудом держалась на ногах. Сказывалось напряжение последней недели, и целый день за рулём на высокой скорости стал завершающим штрихом к образу смертельной усталости. Но, видя две пары встречающих её глаз, девушка собрала остатки сил и улыбнулась.
- Я дома! – оповестила она двух девушек, которые и так были в курсе. Харука сориентировалась на диван и направилась прямиком к нему. Прежде, чем рухнуть на него, она смахнула несколько рисунков. Поднеся один из них к глазам, девушка прокомментировала, уже проваливаясь в сон, - Нет, Мичиру. Как хочешь, но я красивее, да и хвостиков тогда у тебя уже не было... За них так смачно было дергать...
Мичиру вздрогнула. Она всмотрелась в рисунок и повернулась к Мако, ответившей ей таким же недоумённым взглядом.
- Мако... ты не дашь мне ключ от своей квартиры? Если хочешь, можешь пойти со мной.
- Без проблем, - укрыв Харуку и отыскав в её одежде ключ, девушки вышли из дома.
Город встретил их вечерней прохладой и дразнящим ароматом тайны. Мако уверенно вела из в строну своего дома, а вот Мичиру шла гораздо медленнее. Этот куст...
Лицо Ру-куна царапает одна из веток, и Мичиру хочет сломать её. Ру-кун ловит её руку. «Ветка тут ни при чем. Не казни её за мою неаккуратность».
За десять лет этот куст должен был оформиться в дерево, но он лишь казался меньше. Мичиру шла полная ощущением когда-то уже виденного. Лёгкие намёки только дразнили, не давая ответов.
Войдя в квартиру, она выставила вперёд руки, нащупав впереди выпирающий угол. Мако с одобрением покачала головой.
- Знала бы ты, как ревела Банни, когда впервые пришла ко мне в гости и налетела на этот угол. Я никого не успеваю предупредить, - девушка включила свет, - Ну, вроде они ничего не насвинячили. Ой, это же моя детская ночнушка! Как эта девушка в неё влезала? Я носила её в десять лет!
Мако проследила за взглядом Мичиру и увидела рисунки, пришпиленные к стенам.
- Кажется, она тоже любит рисовать. И неплохо... Смотри – на этом Харука очень даже похожа.
- Ру-кун, - прочитала Мичиру подпись. На большее её голоса не хватило. На других рисунках тоже была Харука, но этот явно рисовался с натуры. Ещё на одном снова Харука, держащая на руках девочку с зелеными волосами. Рисунок из зеркала.
- Помнится, моя пижама была в лучшем состоянии... Что надо было делать, чтобы... Ох, прости, Мичиру, я бестактна, - Мако смутилась.
- Всё в порядке. Я просто хотела оторвать одну из звёздочек. Они у тебя такие объёмные. Казалось, подойди, и одна из них упадёт тебе в ладонь... Это я хорошо помню... Темная, как ночь, ткань и золотые звёзды по ней...
- Мичиру..., - Мако выронила пижаму, расширенными глазами глядя на подругу, - Ру-кун... это тот мужчина, о котором ты говорила? Харука?
Мичиру показала ей рисунок.
- О боже... Но это же невозможно... Ведь так? – Зелёные глаза Мако озадаченно моргнули, а Мичиру судорожно выдохнула.
Они были sailor-воинами и обладали невозможными для обычных людей силами. Каждый из них не единожды умирал и снова возрождался. К ним систематически прилетал будущий ребёнок будущих правителей несуществующего пока Хрустального Токио.
- Плутон? Но...
- Какая разница. Это было.
***

Харука просыпалась с ощущением, что она наконец-то выспалась. Никто не будил её ночью, не доставал с вечера и не суетился с утра. Тишина. Покой и благодать... Она лежала в своей постели, и похоже, чьи-то руки смогли вытащить её из одежды, пользуясь полным её бессилием. Открылась дверь и в комнату вплыла девушка-мечта. Её Мичиру.
- Моя Мичиру...
- Твоя. Только твоя и навсегда. Как я и обещала, Ру-кун, - Харука пристально посмотрела в любимые глаза.
- Ты даже не сердишься. Я же всю жизнь тебе перекроила. Втёрлась в доверие к ребёнку, влюбила в себя...
- Глупая девчонка. Я влюбилась, как только увидела тебя на поляне, смотрящую вниз. Если честно, больше всего мне понравился твой костюм. Но ты оказалась ему подстать...
- Ох уж эта женская логика..., - оценив взгляд Мичиру, Харука невинным голосом поинтересовалась, - Надеюсь, ты не выгнала Мако? – И уже через секунду она вжимала подругу в подушки.
- Нет... Наоборот, пригласила пожить до приезда Хотару... Она вернётся, когда закончит уборку на квартире... Мако научилась не краснеть, когда я рассказываю о тебе...
- Вот как? И что же ты рассказывала ей обо мне?
- Ничего из того, что ты сейчас делаешь...

14.01.2005 г