Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


Молчание

Автор: Ветерок
E-mail: VeterokSM@yandex.ru
Сайтъ: http://veteroksm.narod.ru/

От автора: Почему именно Харука и Рей? Хм. Не знаю. Так, пришло в голову... Короткая и немного грустная зарисовка настроения двух очень разных, но, тем не менее, чем-то похожих людей ^_~ Предупреждение: Фик состоит из одних размышлений. Пойдет?

Харука шла пешком. Она бросила Феррари где-то за четыре или пять кварталов отсюда и не была уверена, что сможет найти её снова. Ключи остались в замке зажигания. И ей это было глубоко безразлично.
Мичиру не очень любила эту машину, а Харука никак не могла найти в себе силы расстаться с ней. С машиной. Однако получилось так, что скрипачка уехала на гастроли, а Харука была вынуждена остаться в Токио. Само по себе это было не страшно. Но фирма, пригласившая Мичиру в это турне, и казавшаяся при заключении договора такой солидной, на деле страдала отсутствием профессионализма, и скрипачке приходилось всё время менять гостиницы, ломать маршрут, отменять уже назначенные концерты и, главное, из-за хронического недостатка времени быть практически всё время offline. Последний раз Харука слышала её голос около недели назад, когда та позвонила ей в районе полуночи и сказала "Харука, любимая, я так по тебе... О нет... Мне уже пора... Прости..." В ту ночь Харука сломала телефон и испортила стену напротив, куда угодила несчастная трубка.
Два месяца... Почти уже три. Иногда приходили открытки. Тайвань, Гавайи - горячие девочки в травяных юбках, Англия - часовые в шотландках, Москва - какой-то дурацкий храм... Корея, Бразилия, Нидерланды, Шри-Ланка... Один плюс - платили по контракту и даже больше, но расплачиваться за это приходилось нервами. Харука узнавала о маршруте своей девушки из коротких обмолвок в газетах - по телефону Мичиру не могла сказать ничего вразумительнее "Индокитай... вроде бы...". У скрипачки для нервов не было ни одной свободной секунды, и Харука нервничала за двоих. Гонку отменили, и девушка мучилась вынужденным бездельем. А она так хотела провести отпуск с Мичиру где-нибудь на побережье, где море целуется с ветром столь нежно...
Каждый раз, заводя мотор, её посещала одна и та же мысль: "Мичиру где-то у черта на куличках, а я опять за рулем этой развалины..." Подержанной и устаревшей, но от этого не менее дорогой сердцу. За рулем своей первой машины. Сколько ей пришлось потрудиться, чтобы накопить на неё... Сейчас она стала мала ей, как детские джинсы, но гонщица не могла заставить себя расстаться с ней добровольно. Она оставляла машину без присмотра уже не один раз. Кабриолет даже несколько раз угоняли, но преданная полиция всегда возвращала его еще до того, как Харука успевала подумать, а не заявить ли о пропаже...?
Сегодня была новая попытка. Если и на этот раз... Что ж, она тогда никогда не расстанется с этой Феррари. Прощай мечты Мичиру о новой модели. Мичиру...
Мысли девушки завершили круг, и вышли на новый виток.
Три месяца... Три чертовых долбанных месяца на обрывках фраз, что скребли по душе грубым наждаком, растравляя прячущееся в ней одиночество. "Привет, любимая..." Она даже не всегда успевала ответить... Любимая... У неё оставались только сны, от которых она просыпалась с криком наслаждения, но в очередной раз понимая, что в постели одна. Тогда она откидывала рукой со лба влажные волосы и шла в ванную, где долго держала горячую голову под краном, ловя губами ледяные капли... Иногда она засыпала прямо там, на кафеле, а потом бродила целый день темнее и грознее самой черной тучи... Но это внутри, а сверху - привычная улыбка. Ирония... Насмешка...

Рей смотрела на небо. Безоблачно и светло. Солнце было против такого пристального внимания и старалось заставить её зажмурится. Режущие лучики буравили зрачки девушки, что отдала свою душу огню, но не могли причинить никакого вреда. Солнцу придется смириться с этим. Оно бессильно против пламени. Чтобы тьма стала ярче - разведи костер... Ночь - время откровений и тайн. Ночью правда обнажается в самых гротескных формах и становится явным то, что скрыто от дня. Она знала об этом. Огонь создан, чтобы раздвигать тьму, но не побеждать её. Поэтому-то он и знает так много. Звезды тоже, но они отстранены от мира людей, а огонь - он течет в жилах каждого... Древнее человечества, думающего, что приручило его... Черные как ночь волосы и бешеный отблеск вечного огня в глаза - прекрасная, как огненный цветок и смертоносная, как лесной пожар. И одинокая...
Долгие ночи у огня. Молитвы. Просьбы. Мольбы. Спасти этот мир. Спасти Землю. Спасти людей. Человечество. Ощутить врага, понять его, предупредить о нем и уничтожить... Где в этом списке любовь? Не ищите...
Шаг за шагом... Солнце поняло, что проигрывает, и ушло за невесть откуда взявшееся облако.
Юширо занимается уборкой храма. Он всегда ею занимается. Этот парень сделает все, лишь бы не рассердить её. Глупый. Разве счастье в этом? Нет... Наверное. Или? Рей закрыла глаза. Все не так. Она резко провела рукой по лицу, словно снимая что-то и отбрасывая в сторону. При чем здесь Юширо? Он - человек, ему не понять то, чем она живет. Никогда не понять...
Рей вошла в парк. Тихо... Чего-то неуловимо не хватало. Ах, да... Сухого потрескивания сучьев в священном огне...
Мечты о любви... Да почему, именно, любви? О простом человеческом счастье. Стать певицей. Или служащей в храме, она же его унаследует... Перед ней открыто столько дорог - выбирай любую, ведь она талантлива... Смешно думать об этом... Вполне возможно, что уже завтра придется снова вступать в бой. Снова погибнуть, и кто знает, вполне возможно, что это будет её последняя смерть. Как остальные могут быть столь беспечны? Самое странное то, что и она заражается их настроением. Для неё становится важным растормошить Ами, оторвав её от очередной книги, поговорить о личном с Мако, что-нибудь жарко обсудить с Минако... Девушка смотрела себе под ноги. Сегодня забегала Банни. Они снова поругались. Забавно... И как эта девчонка всегда заставляет её смеяться? Когда-то и она была такой же беспечной. Наверное, была... Но сейчас в её жизни есть только одно - огонь. Она воин помнит об этом. Чтобы Банни и дальше смеялась, она должна быть начеку. Мирная жизнь и так длится уже слишком долго. Не к добру.

Харука засунула ладони в задние карманы брюк и на секунду застыла перед входом в старый парк. Они любили здесь гулять с Мичиру. Вроде совсем немного: просто идти рядом. Даже не особо-то и смотреть друг на друга, но всем сердцем ощущать ПРИСУТСТВИЕ. Харука даже скосила глаза влево, нет ли кого рядом. Нет. Глупо надеяться. Ей неоткуда взяться здесь. Она сейчас где-то у подножия Кордильер. Или Родоп. Или, может, окружена со всех сторон водой? Кто знает... Маленький юркий самолетик с надписью "Кайо" на борту вместо номера...
В конце концов, она может купить и ещё одну машину, специально для Мичиру. А эта пускай остается для памяти. Иногда она будет её выводить и вспоминать былые дни. Хм. Самое забавное, что больше всего воспоминаний, связанных с этой машиной, были о Мичиру. Их первая поездка... Попытка уехать из Токио после победы над Фараоном 90... Долгие ночи под звездами... Трепет аквамариновых локонов на ветру и страницы блокнота Мичиру, что самовольно перелистываются на заднем сидении... Харука закрыла глаза, определяя направление, и сделала шаг наугад. Что ж. Сюда, так сюда. Эта тропинка не лучше и не хуже остальных. И этот день пройдет. И ещё один. И по новой... Ещё полтора месяца... Напал бы кто...

Рей опустилась на скамейку и приготовилась впитывать в себя природу. Макото говорит, что общение с природой помогает душе найти то хрупкое равновесие, пребывание в котором делает людей если не счастливыми, то хотя бы не несчастными. Она сама не раз собирала вещи и без предупреждения уезжала в горы, где еще живы водопады и виднеется не изуродованная мелиорацией земля... И где она только это находила... Для Рей было достаточно парка и отсутствия народа. Ехать куда-то не хотелось. Она изо всех сил ловила шорох листвы, словно пытаясь спрятаться в нем.
Мирная жизнь... Какая она? Как она жила до того, как стала воином? Уже не вспомнить... Слишком много чужой памяти. Слишком много смертей. Готовность погибнуть защищая, не может приходить только во время боя и исчезать бесследно, оказавшись невостребованной. Она входит в душу, озаряя её негасимым пламенем. Выжигая своё клеймо. Защитница Принцессы, а с ней и всей Земли. Это диагноз. Разве нет?
Земля в безопасности. Это, наверное, и есть счастье. Знать бы, какое оно... Да, она смеётся, она живет, но помнит. Всегда. Каждую секунду. Когда-то она просыпалась от видений Безмолвия, теперь же она кричит ночью, мучимая кошмарами, будто видит очередное темное пророчество... А утром смывает это с себя холодной водой, улыбаясь собственной глупости, и готовится просто жить. Мирно и обыденно. А как это?

Харука подняла голову. Почти полдень. В вышине шептался о чем-то с деревьями ветер. Девушка не стала прислушиваться. У каждого могут быть свои тайны. Захотелось сесть и насладиться покоем, который хранили в себе эти старые деревья, что больше похожи на гостей в огромном мегаполисе, чем на исконных хозяев, какими были когда-то. Урбанизация и природа плохо сочетаются. И только стоя на песке бесконечного пляжа и глядя на не менее бескрайнюю гладь океана, можно забыть о миллионах людей за твоей спиной и побыть наедине со своими чувствами. Только ты и стихии... Мичиру не зря любит это. Она и её научила ценить этот тет-а-тет, показав, что в ветреной душе хватит места не только для скорости и долга...
Да. В шелесте волн и листвы высоких деревьев есть своё очарование. Пока она их слушает, хоть не надолго, забывает о том бесконечном ожидании, в которое превратилась её жизнь. Мичиру... Держись там, не раскисай. Ты сильная.
Харука оглянулась в поисках места, куда можно присесть. Но на единственной скамейке кто-то уже сидел, и гонщица почти свернула в сторону, однако, увидев, что её присутствие не замечено, решила всё же подойти. Тем более что за этой скамейкой спинка к спинке стояла другая, почти не видная в сени деревьев. Харука усмехнулась уголком губ. Надо же... Огненная девушка Рей тоже, оказывается, нуждается в покое и тишине... Гонщица заняла свободную скамью.

Мысли Рей нельзя было назвать ни спокойными, ни беспокойными, они представляли собой привычный замкнутый круг. Минако так стремится найти своё счастье... Расстраивается, что долг мешает её личной жизни... Все они думали об этом, но никто и никогда не отложит его в сторону. Ведь они - сенши. А может, Минако просто так пытается жить? Может, у неё тоже не получается вписаться в картину мирного существования? А может, всё наоборот? Как раз Минако и Банни - живут, а она, Рей, отказывает себе в жизни? Нет... Она не должна так думать... Кто, кроме неё может разглядеть приближающуюся опасность? Внешние, разве что... Но надеяться на них... Они слишком сами по себе... Даже со всеми вместе они отдельно. Интересно, о чем они думают? А они живут? Сетцуна снова на вратах. Бдит. В её жизни нет места жизни... А счастлива ли Хотару в своей новой школе? Вряд ли, она слишком много помнит. А Харука с Мичиру? Что их на самом деле связывает? Мичиру ездит по планете с концертами, а Харука - в Токио. Улыбается, как ни в чем не бывало, шутит со всеми подряд, заигрывает... Рассекает на своей Феррари по Токио, кидает её где попало. Дождется, что угонят... И совсем, похоже, не думает о Мичиру.
Всё верно. Если уж Уранус была готова пожертвовать жизнью Нептун, то для неё не существует ничего кроме долга. Скорее всего, она и сейчас только им и живет. Ждет знака, чтобы снова можно было достать меч и очертя голову броситься в битву.
"Мы так непохожи... Я не настолько зациклена на спасении Мира и могу позволить себе просто жить".
Рей откинулась на спинку и уперлась головой в чей-то затылок. Обернувшись, она встретилась со знакомым насмешливым взглядом серых глаз. Девушка вздрогнула и покраснела.
"Помяни черта... И почему я вечно краснею, когда она улыбается? И почему её улыбка всегда такая теплая?" Отвернувшись, Рей спрятала замешательство. Харука тоже не сделала попытки заговорить. Ощущая затылком плечи, затянутые в бесполый пиджак, Рей не делала попытки отстраниться. С одной стороны, не хотелось доставлять удовольствие Харуке своим смущением, с другой же, ей было все равно, кто сидит сзади, лишь бы не нарушалась тишина. А Харука умела молчать... У внешних есть свои преимущества...

Так они и сидели - экспрессия и взрыв: безудержный темперамент и огненный характер. Примерно через час Харука поднимется и продолжит надоевшую прогулку, а ещё через четверть часа уйдет и Рей, так и не найдя покоя в крошечном кусочке причесанной природы, которая называется парком. А пока... Белые волосы путались с черными: беспечный ветер первых и тяжелая смоль вторых, затылок к макушке. Так близко... Так далеко... Взор, устремленный в небо и взгляд, изучающий землю. Одна из них ничего не говорит, а другая просто сохраняет молчание...