Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


Одиночество

Автор: Arha

...If the night turns cold and the stars look down
And you hug yourself to the cold, cold ground
You wake the morning in the stranger's coat
No one you see...
You ask yourself who'd watch for me,
My only friend who could it be...    
(...Если ночью похолодает, и звезды станут глядеть свысока,
А ты будешь прижиматься к остывшей земле,
То с утра ты проснешься в чьем-то пальто,
Но никого не увидишь...
Спросишь себя, кто заботиться обо мне,
Кто же мой единственный друг?..)

   Радио продолжает передавать дневной нон-стоп, а я делаю музыку громче. Стинг поет очень проникновенную песню из саундтрека к "Смертельному оружию". Не знаю почему, но эта песня всегда будит мои воспоминания. Часть из них – хорошие, часть – нет, но почти все они о моем одиночестве.
   Я всегда была одинока... всегда одна... Никто до конца так и не знает, что значит быть обреченной на одиночество. Никто не чувствует то же, что и я, и, думаю, никто не может в полной мере ощутить одиночество.
   Нет, я не собираюсь делать из своей жизни мыльную оперу – она бы с треском провалилась. Просто потому, что это шоу было бы необычайно скучным. Да, скучным. Это – самое емкое определение моей жизни. Если кто-то думает, что одиночество прекрасно, они определенно сошли с ума. Одиночество ужасно. Одиночество – это когда ты никого не волнуешь, когда никто тебя не замечает, когда ты не видишь никого целыми сутками, годами, веками... вообще никого.
   Мне завидуют, что я могу управлять временем. В основном, завидует Усаги – она вечно опаздывает и ей не хватает времени ни на что... Но, будем откровенными, это очень пыльная и нудная работа. Я не могу, не в праве от нее отказаться. Это моя карма – называйте ее, как хотите. Лично я называю это судьбой, а иногда – наказанием. Тут абсолютно нечему завидовать.
   Хуже всего то, что я не могу вмешиваться. Не могу менять ничего. Мои обязанности – лишь наблюдать.
   Вы можете представить, сколько мне лет? Нет, что это я, конечно, не можете. Я очень, очень стара. Стара духом – вследствие специфики моей работы мое тело просто навсегда обречено быть телом двадцатилетней девушки. Поэтому никто даже не представляет, сколько мне лет. Да и кому какое дело? Я старше, чем эта цивилизация... А теперь представьте, сможете ли вы прожить все эти века и тысячелетия и не иметь права ни во что вмешиваться? Сомневаюсь. А вот мне это удается. Но я устала. Смертельно устала...
   Один раз я позволила себе вмешаться... Позволила себе остановить неумолимое время, пусть и во имя благих целей.
   И умерла...
   Теперь я уже не стою у Врат Времени, я не могу показывать другим ни прошлое, ни будущее. И слава богу, потому что я уже сделала однажды большую ошибку, позволив воинам заглянуть в будущее. Теперь идея о том, что должно быть, довлеет над ними и их волей. А между тем, будущее не высечено из камня.
   Теперь я просто обыкновенный воин. Ну, не совсем обыкновенный, но все же... Я могу и припоздниться, хотя благодаря привычке, такой старой, что она уже у меня в крови, я предпочитаю приходить вовремя.
   Теперь у меня есть друзья. И это – больше, чем я ожидала от своей жизни. Все, к чему я себя готовила, было одиночество. А одиночество исчезло... Не полностью, но, надеюсь, навсегда. И я просто верю, что когда-нибудь я избавлюсь от другой части своего одиночества.
   Того одиночества, что царит в моем сердце...

When the world's gone crazy and it makes no sense,
There's only one voice that comes to your defense.
The jury's out and your eyes search the room
And one friendly face is all you need to see...
If there's one guy, just one guy,
Who'd lay down his life for you and die.
It's hard to say
I hate to say it, but it's probably me...
I hate to say it,
I hate to say it, but it's probably me...    
(Когда весь мир сошел с ума и не внемлет логике,
Лишь кто-то один встает на твою защиту.
Присяжные ушли, а ты оглядываешь комнату,
И нужно лишь увидеть одно дружественное лицо...
Если есть лишь один человек,
Который бы за тебя умер...
Трудно это произнести,
Я ненавижу говорить об этом, но, вероятно, это – я.
Ненавижу говорить об этом,
Ненавижу говорить об этом, но, вероятно, это – я.)

   PS: Рассказ написан на английском в 1999 году, переведен автором и отредактирован в декабре 2003 года.