Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


И звёзды умеют любить...

Автор: Kitsa
E-mail: Kitsa31@yandex.ru

А боги умеют прощать...

Кто не любил, тот не поймет,
Кто не страдал, тот не услышит,
И лишь любовь, преграды все сотрет,
И лишь любовью, все живое дышит!

Тау Кан

Тау Кан - моя повесть о ней.

Мой рассказ, появился здесь перед тобой, не случайно. Многие события послужили тому, что ты теперь можешь прочитать мой скромный труд.

Предисловие.

Очень сложно выжить на планете, где природные условия настолько чудовищны, что порой, думаешь, за что же боги так прогневались. И все же это прекрасная планета, каждый местный житель очень гордится тем, что рожден именно здесь.
Коренное население малочисленно, по сути, остались лишь разрозненные племена, настолько не похожие друг на друга, что практически не понимали своих соседей. Это и послужило основной причиной, почему народы, в конце концов, оказались завоеванными.
Лишь одно из племен, оказалось, от захвата иномирцами на "привилегированном " положении. Племя это носило гордое имя - Кан Банта, что в переводе означало Огненный Дракон. Нет, разведением драконов они не занимались, скорее, так прозвали их соседи, за воинственный нрав и гордость.
Светозарные эльфы выбрали это племя из-за единственной причины. Эта раса обладала прекрасными физическими качествами и была способна рожать детей от эльфийских мужей. Рожденных мальчишек забирали от их матерей в годовалом возрасте, для того чтобы обеспечивать армию воинами из местного населения лучше приспособленных к местным условиям. Ну, а девочек ждала незавидная участь наложниц, когда они достигали необходимого возраста.
В таких тяжелых условиях и существовало это племя, но это была благостная жизнь по сравнению с тем, что выпало на долю другим. Каменоломни, рабский труд и ранняя смерть - удел смертных недостойных людей.
Дело в том, что планета была уникальна. Такого огромного скопления месторождений Звездных сапфиров не было во всей Вселенной. А та раса эльфов развивала, свою культуру и магию, основываясь именно на этих сапфирах. Не обладая большой численностью, было бы вполне логично предполагать, что этой расе естественно нужны рабы, чтобы сохранить и превозносить величие.
Вот в такие трудные времена и произошла эта история, но обо всем по порядку...

Глава 1: Праздник.

Вот и пришла пора проливных дождей за долгие, 13 лун земля истосковалась по небесной живительной влаге. Дожди в это время настолько сильны, что становиться невозможным, работать на каменоломнях. Рабы, уставшие от непосильных работ, возносят молитвы своим богам и благодарят их. Что дожди пришли, вовремя и что они могут, отдохнуть, не думая, о том успеют ли собрать весь оброк к назначенному часу.
А еще это время свадебных обрядов и традиций и конечно веселых ярмарок. Эльфы не были глупыми и не дальновидными и прекрасно понимали, что Кан Банта нужно всячески поощрять убеждать их в том, что хозяева считают их очень достойными. Если бы Кан Банта подняли бы бунт его бы подавили, но цена оказалась, бы непростительно высокой для эльфов они бы оказались на грани вымирания, а это в их планы не входило.
К концу подходила 15 луна и в столице - Сиими, подготовка к ярмарке постепенно достигла апогея. Главной новостью было то, что ярмарку посетит сам лорд Ракумей Тода. Прозвище Ракумей Тода, что в переводе значило, Недостойный Звезд получил в народе, к сожалению, настоящее имя уже ни помнил никто за давностью лет. А вместе с этой вестью ходила сплетня, что на самом деле он искал себе жену, именно жену, а не наложницу!
1 восход 16 луны ознаменовался открытием ярмарки и вознесению молитв Велесу - богу торговли. Как было, заведено древней традицией в 1 восход никто не торговал, предполагалось провести этот день в буйном разгуле. Старейшины, знавшие об истинных причинах визита лорда Ракумейя Тоды, выбирали в поселении самых красивых девушек, в тайне надеясь что одна из них приглянется ему.
В числе "счастливчиков" оказалась и семья кузнеца Тода Кана - Звездного Дракона. Выбор старейшин на эту семью пал не случайно. Тода Кан в поселении единственный, кому было позволено огранять звездные сапфиры. "Божественным леди" очень нравились украшения, а их лордам мечи и луки. Ну, а главной причиной послужило то, что в поселении это был самый древний род, поэтому они имели право использовать часть название племени в своих именах.
Боги были благосклонны к этой семье. Старший сын Тоды Кана - Сен Кан (Крыло дракона) нес службу во дворце эльфов, но свободное от службы время жил дома, а не в казармах. Сен Кан в свои 20 зим все еще не имел жены и был грезой всех молодых девушек.
Высокий, правильно сложенный юноша, с непокорной каштановой гривой и глубокими изумрудными глазами. Являл собой уникальный пример сочетания всех лучших качеств обоих рас. К большому разочарованию прекрасной половины поселения Сен Кана все свободное время занимали две вещи: совершенствованием искусства владения мечом и другими видами оружия; а также помогал во всем своей младшей сестре, в которой души не чаял.
Тау Кан (воздушный дракон) была гордостью своего отца, в равной степени помогая ему как в кузне, так и по дому. Мать казнили, за не покорность богам, когда им с Сеном было слишком мало зим. От матери на память у нее осталось звезда-кулон из сапфира, подаренная ее матери отцом в восход их свадьбы. Она никогда не расставалась с этим кулоном.
Тау Кан была такой же красивой, как и ее старший брат. Унаследовав от дальнего предка эльфийскую красоту, вместе с тем была крепко сложена и вынослива. Серебряно-синеватые волосы изысканно подчеркивали красоту смуглой кожи, голубовато-стальной цвет глаз и чувственный рот, не давали спокойно спать юношам по ночам.
Братья, по оружию которые заходили вместе с братом выпить медовухи во время ночных патрулей, нередко оказывали ей знаки внимания. Но она была, еще слишком молода и ее не волновали мысли о семье и замужестве, да и отец не торопился, давая вволю насладиться порой юности.
В этот сезон ей исполнилось 17 зим, и она могла принимать участие в празднествах ярмарки. Ничто не предвещало бури в этот прекрасный день. Уже с раннего утра она занималась на заднем дворе с мечом под руководством своего брата.
- Ты, у меня просто умница! - воскликнул брат, в очередной раз, удивляясь тому, как быстро сестра все усвоила.
- С таким учителем, как ты. Это не сложно - ответила она и рассмеялась от удовольствия, наблюдая за тем, как ее брат медленно краснеет.
-Ну, хватит на сегодня, а то ты не успеешь переодеться к ярмарке и подведешь всех нас. Что тогда отец скажет? - увильнул Сен, все еще чувствуя себя неловко под взглядом сестры.
Тау беспечно пожала плечами и, поцеловав брата в лоб, побежала в сторону дома, одеваться. Войдя, в свою комнату чувство тревоги и утраты настолько сильно захватили ее, что она еще долго не могла прийти в себя. Накануне она поделилась своим чувством с Сеном, но тот отмахнулся, сказав, что она просто волнуется из-за того, что ей первый раз придется танцевать при таком количестве не знакомого народа и это пройдет.
Тау очень хотелось, чтобы Сен был прав, но все же что-то не давало ей покоя, а что она пока не могла понять. Взглянув в зеркало, и глубоко вздохнув, Тау постаралась отбросить все сомнения и стала переодеваться.

***

В этот день выдалась на редкость прекрасная погода, и поэтому основные празднества должны были, состоятся на открытом воздухе. Правда настоящее веселье начнется после полудня, когда старейшины окажут все почести высоким гостям. Боги редко посещали, подобные ярмарки да вообще не любили подолгу находится в мире смертных.
За 800 лет владычества эльфов аборигены перестали воспринимать их за людей, а их поступки воспринимали за божественное проведение. К сожалению, людская память коротка как мгновение, как удар сердца для того, кто живет почти вечность. Эльфы же предпочли стереть все упоминания о своей схожести с людьми, дабы у людей не возникло даже желания восстать. А люди слишком беспечны, чтобы долго помнить свою историю передовая из уст в уста и поэтому прибегали к помощи летописцев. Уничтожение всех летописей, а точнее замена на копии заняло не дольше одной луны.
Так что после такой подмены фактов пришествие эльфов стали воспринимать как "золотой век" человеческой эпохи. Все ритуалы и праздники были связаны именно с этим великим событием. И эта ярмарка тоже не стала исключением, должны были разыгрываться сцены пришествия богов и лишь затем танцы для услады во время пира. Вот именно для этих танцев старейшины с особой тщательностью и выбирали самых красивых девушек, чтобы они хоть отдаленно могли напоминать "божественных" леди.
В одном из таких танцев Тау Кан досталась одна из главных партий. Суть этого танца заключалась в том, чтобы показать мужчинам, что девушка готова к продлению рода, правда об истинной сути знали лишь эльфийские жрецы. Для остальных же это было ритуальным поклонением богине рода - Селене.
Да, мой друг, тебе не показалось, королева Лунного королевства успела "наследить" и в этом мире. И ко всему случившемуся в дальнейшем имела самое непосредственное причастие, которое как ни старалась все же скрыть не могла.
***
- Я, не уверен, что хоть одна из них мне понравиться. И я до сих пор очень скептично отношусь к этой идеи, - устало и обреченно произнес, Ракумей Тода обращаясь к своему спутнику.
- Не будь таким циником, никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, - подтрунивал над ним Велес.
- Можно подумать, что ты действительно веришь Селене? - продолжил Ракумей. - Она ведь чужая!
- Но не забывай, брат, это благодаря ей мы правим этим миром, - не унимался Велес. - И пока все ее пророчества сбывались.
- Думаю, ты прав, - согласился Тода. - Мы, почти прибыли, так что нацепи одну из своих лучших улыбок и принимай почести.
Старейшины с самого раннего утра были как на иголках, по нескольку раз все перепроверяя, боясь, что они могли что-нибудь упустить из внимания. Вот на горизонте показалась процессия, и старейшины подали знак, чтобы запивали гимн. Торжественные звуки, улетая в голубую небесную даль, сплетаясь с высокими чистыми звуками голосов.

И струится божественный свет
Из чертогов, в которых пируют, бессмертные боги.
Ни тебе и ни мне, пути туда нет,
И лишь вера укажет дорогу!
Будет, долгим и трудным тот путь,
Ни тебе и ни мне не свернуть
Нет, дороги назад, нет начала - конца!
Только вера - звезда, нам не даст утонуть!
Нам, по воле богов умирать...
По желанию нам, возрождаться!
В этот долгий радостный путь...

Почти католическое пение гимна создавало смертную скуку, витавшую и почти осязаемую всеми окружающими, но присутствие богов на празднествах заставляли людей делать вид, что они все охвачены единым чувством веры. Хотя именно в такие моменты люди как никогда были едины, в своем душевном порыве все равно не найдется ни одного кто смог бы это озвучить.
После 20 минутного блеянья к великому сожалению и разочарованию людей настал черед абсолютно "ненужного" театрального действа разыгравшегося прямо на площади. За многие зимы проведения таких ярмарок все здесь присутствующие знали не только сюжет и слова, но и как кто из актеров как повернется или сделает что-нибудь.
Где-то в середине спектакля жены самых уважаемых людей поселения начали накрывать столы для пира. От обилия яств разбегались глаза, каждая из хозяюшек постаралась на славу, желая, угостить гостей и показать женщинам, насколько она ловка у печи. Старейшины постарались на славу и даже смогли угодить гостям.

***

- Знаешь, Велес, я уже не считаю эту мысль такой уж мерзкой как в начале, - тихо произнес на эльфийском Ракумей.
- Надеюсь, ты к концу нашего здесь пребывания освоишься, и все же согласишься что некоторые девушки здесь милые? - перевел тему Велес - Не забывай о истиной причине нашего визита.
- Не начинай, я не хочу помнить о глупостях! - злился Ракумей.
- Как хочешь, а собираюсь повеселиться, - смирился Велес.
- Не угодно ли богам отведать угощений? - спросил один из старейшин. Почувствовав разлад у богов.
- Вели подавать! - распорядился Велес, решив взять все в свои руки.
Один из старейшин поднялся, из-за стола и три раза хлопнув в ладоши, велел женщинам подавать блюда и вино. Стройной вереницей потянулись жены к главному столу стоявшему на возвышении. Блюда все ставились и ставились, а процессу все не видно было конца. Когда сервировка наконец-то была закончена, откуда-то сверху полилась нежная почти невесомая, но в тоже время очень энергичная музыка.
Для современного человека ее мотивы бы напомнили о востоке. Арабские мотивы чарующие и манящие, дерзкие и нежные, плавные и резкие. Здесь было все. Музыка очаровывала людей, многие загрустили, вспоминая свои приятные моменты жизни.
Смеркалось. День неторопливо уступал место царству ночи. Уже можно было разглядеть звезды, которые были рассыпаны чей-то щедрой рукой по синему бархату неба. И в тоже время солнце оставляло кроваво-алый след на западе, уходя очень медленно как побежденный воин, побежденный, но не сломленный величественно и гордо. Оставляя надежду в сердцах тех, кто верил в незыблемость бытия, твердо уверенных в том, что все останется неизменным в веках.
В центре площади пылал огромный костер еще одна дань древности. Люди верили, что души умерших живут рядом с ними и в дни великих празднеств приходят из мира мертвых. Костер пылал для них, чтобы согреть души лишенные света и тепла.
Ракумей с отсутствующим видом наблюдал за танцами смертных. Как еле заметное движение привлекло его внимание. Из-за костра в сторону их стола двигалась процессия девушек в темно-синих полупрозрачных одеждах. Своими телами они заслоняли что-то или кого-то и вдруг...
Резкий звук барабана и они опустились на колени, давая всем увидеть то, что скрывали. В центре находилась Тау Кан, она стояла на щите, закрыв глаза и еле заметно, покачивала бедрами. Браслеты на ногах тихонько звенели в такт движениям. Снова удар и девушки вскинули руки поднимая щит на головами, Тау Кан открыла глаза ее движения участились и вскоре все ее тело двигалось в такт музыке.
Всем присутствующим казалось, что девушка в центре круга живет своей жизнью, подчиняясь лишь законам музыки. Вновь удар и фигурка замерла на мгновенье, щит медленно поплыл вокруг костра, фигурка медленно начала оживать, продолжая свой танец. Девушки, подойдя к столу за которым сидели боги остановились и стали опускать щит.
За все это время Ракумей не спускал глаз с танцовщицы, боясь упустить хоть одно малейшее движение. Опять удар барабана, как гром среди ясного неба обрушился на фигурку, и она рухнула на щит, который очень быстро уносили, прочь девушки. Музыка медленно и лениво смолкла, танец закончился, чудо растворилось в чарующем сумраке ночи. Оставляя случайных свидетелей в немом восторге от увиденного.
Среди них был и Ракумей Тода захваченный врасплох красотой танцовщицы. Конечно, его реакция не ускользнула от брата, чем тот и поспешил воспользоваться.
- Братец, что с тобой? Ты словно приведение увидел! - спросил его Велес, выводя из оцепенения.
- Я нашел то за чем приехал сюда. Та танцовщица... - словно в бреду произнес Ракумей. - Решено. Она станет моей женой.
- Ну, вот и славненько! - обрадовался Велес. - А то эти старейшины мне уже порядком надоели. Все смотрят и смотрят.
- Господин Лошан! - обратился Ракумей к одному из старейшин. - А кто эта девушка, которая танцевала на щите?
- Тау Кан. Она вас интересует? - поинтересовался Лошан.
- Да. Я хочу взять ее в жены, - произнес Ракумей.

Глава 2: Свадьба.

- Лорд Ракумей, мы не можем угодить вам в этой просьбе, - начал было Лошан.
- Это еще почему? - удивился Ракумей.
- Мы не можем нарушить одну традицию. Очень древнюю традицию, - продолжал Лошан.
- Мне плевать на всякие там традиции! - вскипел, Ракумей не понимая, почему ему отказывают. - Я заплачу калым неважно, какого размера или я разрушу этот поселок и уничтожу все население, но я получу ее, так или иначе!
- Хорошо. Мы согласны мой лорд, - испуганно прошептал Лошан.
- Ну, вот так бы с самого начала пел! - смягчился Ракумей.

***

Настойчивый стук в дверь разбудил Тода Кана ранним утром. Он повернулся в кровати и уставился на потолочные перекрытия, вставать не хотелось. Стук повторился, на этот раз более громкий и настойчивый что дверь могла не выдержать такого натиска еще раз.
- Иду, иду, - отозвался Тода, вставая с кровати.
Одеваясь, ну не голым же встречать гостей. Тода Кан не мог понять, кому еще он мог понадобиться ранним утром. Мысленно ругаясь и посылая всяческие проклятия на голову того, кто стоит там за входной дверью, поплелся открывать.
За дверью его ожидал весь совет старейшин и те два бога, которые вчера присутствовали на празднике. И два десятка охраны из замка, что стоит на холме и является обителью богов. Лица у всех были очень серьезные.
- Тода Кан, мы пришли за вашей дочерью. Она станет женой Ракумейя Тоды в начале следующей луны. Так решил совет, - высказал Лошан все на одном дыхании.
И стражники, не дав, опомнится от известия, прошли в глубь дома стали подыматься наверх. Через несколько минут сверху послышали звуки падающей мебели и вскоре показались воины, которые несли на руках девушку, которая была бес сознания. Она была одета только в ночную рубашку поэтому, выйдя из дома ее, завернули в плащ, прежде чем положить на круп лошади.
Стражники сели в седла и тронулись в путь, следуя за своим господином который увозил Тау в сторону замка. Тода Кан так и стоял посреди комнаты не в силах опомниться от произошедшего. Но одно он знал точно, что своей дочери, своей Тау Кан он не увидит больше никогда.

***

- Что еще такого смогли выкинуть Велес и Ракумей что меня нужно подымать так рано? - негодовала Селена, слушая своего советника.
- Как вы и хотели, Ракумей нашел себе невесту, - спокойно ответил советник, привыкший к таким вспышкам гнева.
- Тогда что не так с этой невестой? - недоумевала Селена.
- Вам следует взглянуть на нее и вам станет все понятно, моя госпожа, - пояснил Криган.
- Ступай, я скоро спущусь вниз - произнесла она и отвернулась к окну.
- Как прикажите, моя королева - поклонился Криган и вышел из покоев королевы.
Созерцая пейзаж за окном Селена сетовала на свою Судьбу за то, что она наделила ее одними недоумками. Тяжело вздохнув и позвав прислугу, она стала одеваться, чтобы там ни было, ей нужно было разобраться во всем самой. Во всем произошедшем нужно было разобраться, как можно скорей иначе эти эльфы натворят бед.
Через полчаса властительница Луны предстала во всем своем блеске и великолепии в тронном зале. Спокойно пройдя, она окинула взглядом всех собравшихся эльфов, задержав лишь на мгновение взгляд на Велесе. Отметив, что из него должен получиться неплохой правитель, полностью выполняющий ее волю. Тронный зал был святая святых замка. Эльфы очень им гордились и надо заметить, что не безосновательно. Хотя архитектура, да и вообще сам замок не были классическим примером культуры эльфов, скорее гномов. Аркообразные своды зала уходили высоко вверх, а невесомые и прочные колонны создавали ощущение сказки. Руны, которыми были покрыты колонны, до самого верха в лунные ночи светились мягким фиолетовым светом. Селена оставила этот замок не случайно. Прежние хозяева строили замок на одной из точек силы этого мира, чем и пользовалась Селена, продлевая свою молодость. А тронный зал был, одним из ее любимых мест он являлся центром стечения силы. Серебряный кристалл - артефакт в этой среде тоже чувствовал себя прекрасно и давал своей хозяйке неограниченную власть, которой боялись эльфы.
Селена уселась на трон и еще раз окинула взглядом всех эльфов. Серебряный кристалл, который венчал скипетр, струился мягким светом явный признак того, что госпожа не в духе.
- Все могут быть свободны! - сказала она. - Кроме Велеса и Ракумейя, разумеется.
Словно стайка испуганных птиц придворные поспешили удалиться, оставляя на расправу двух незадачливых эльфов.
- Ракумей, ты понимаешь, что натворил? - спросила королева, как только двери тронного зала закрылись. - Люди будут недовольны твоим поступком, а нам не нужны бунты!
- В том, что я сделал, нет ничего плохого, - оправдывался Ракумей. - Я лишь исполнял ваш приказ, моя королева!
- Ты, наплевал на традиции этого народа! Конечно богам можно все, но не настолько чтобы не считаться с заветами мертвых. Тебе что для полного счастья ходячих зомби не хватало! - негодовала Королева.
- Но...
- Никаких но! Прежде чем ты все же женишься на этой девушке, ты должен совершить ритуал очищения как того требует их вера, - успокаивалась Селена.
- Слушаюсь, моя королева, - ответил Ракумей. - Я могу быть свободен?
- Ступай и больше не заставляй меня разочаровываться. Это может для тебя очень плохо кончится, - хладнокровно произнесла королева. - А ты Велес задержись.
- Что вам будет угодно, моя королева? - поинтересовался Велес, как только брат оставил их наедине.
- Я давно за тобой наблюдаю, - медленно произнесла Селена. - И ты мне кажешься очень перспективным.
Велес с самого раннего детства сходил, сума по власти и слова его королевы заставили более пристально вникать в суть разговора.
- Мне нужен эльф, которому я могла бы полностью доверять, - продолжила она. - Мне нужен толковый приказчик, который мог бы полностью следить за добычей звездных сапфиров и ты очень подходишь для этой роли.
- Что нужно сделать, для того чтобы им стать? - заинтересовался Велес.
- Мне нужно чтобы ты следил за своим братом и докладывал обо всем, что с ним происходит, - продолжила королева.
- Считайте что он уже под моим самым пристальным наблюдением, - сказал Велес, предвкушая неплохую выгоду от этой сделки.
- Тогда договорились, - сказала Селена, давая понять что, он может быть свободен. Велес поклонился своей королеве и поспешил прочь. Королева проводила его взглядом, пока он не вышел из тронного зала.
- Кто бы мог подумать, что эльфы так наивны, - тихим голосом сказал Криган, убедившись, что они остались одни.
- Ты напугал меня, Криган, - выдохнула королева.
- Я бы посоветовал вам не забывать, кто помог вам сесть на этот престол и быть осторожней в своих эмоциях в следующий раз, - продолжил Криган, с нескрываемым удовольствием наблюдая за переменами лица у королевы.
- Я помню, - ответила она, избегая смотреть на фигуру Кригана. Она ненавидела его всем сердцем, но прекрасно понимала, кому она обязана своим положением.
- Мне может быть ослабить контроль над Уранусом? Думаю, она будет рада повидаться с вами на воле, - медленно проговорил Криган.
Неподдельный страх и ужас исказили лицо королевы от одного упоминания об этом войне. Слишком памятным был тот недавний бунт, который Уранус устроила в лунном дворце, пытаясь отстоять свое право на свободу и уважение. Если бы не вовремя появившийся Криган, то королева сейчас не стояла здесь.
- Так уже гораздо лучше и не вздумай обманывать меня, - продолжил Криган. - Звездные сапфиры и были той платой за принцессу Урана, если ты помнишь? Надеюсь, ты не передумала?
Селена отрицательно помотала головой все еще не в состоянии что-либо сказать. Криган улыбнулся, самой очаровательной из своих улыбок и не спеша, удалился из тронного зала, оставив Селену в немом страхе за свою жизнь.

***

Полная луна неспешно проплывала по небосводу, лениво заглядывая в окна замка. В одном из южных покоев замка на огромной кровати лежала девушка, недавно привезенная из деревни.
Тау Кан очнулась в незнакомой комнате, голова жутко болела. Инстинктивно она потянулась рукой к боли, так и есть опухло, да сильно же ей досталось. О том, что произошло, сегодня утром вспоминается с трудом, ну и бог с ним. Сейчас ее волновало то, где она находится.
Неплохо было бы разобраться, куда же привезли ее эти ублюдки. Тау полежала на постели еще немного и решила встать, дождавшись, когда боль в затылке поутихнет. Было очень холодно, и не придумав ничего, получше решила раздобыть себе хоть какую-то одежду. В шкафу она не смогла найти ничего подходящего по размеру и, завернувшись в одеяло, стояла посреди комнаты, обдумывая свое положение. За этими раздумьями и застал Ракумей.
- Уже очнулась, я должен принести извинения за поведение моих слуг. Им не часто приходится общаться с красивыми девушками, - Ракумей был сама любезность.
- Где я и кто вы такой? - спросила Тау поняв, что из него можно получить хоть какую-то информацию.
- Разрешите представиться Лорд Ракумей Тода, а находитесь вы в обители богов, - пояснил молодой человек.
- Понятно. Я хотела бы получить что-нибудь из одежды, а то мне очень холодно, - осторожно сказала она.
- Да, конечно сейчас позову слуг, - растерялся Ракумей перед такой прямотой и вышел из комнаты.
Через полчаса Тау Кан была одета в платье под цвет ее волос и стояла перед зеркалом, разглядывая себя. Не смотря на поздний час, Тау все же отправилась на прогулку по замку. Ее бесцельная прогулка привела в библиотеку замка, отличавшиеся с детства любопытством она решила все же войти.
Библиотека видимо не пользовалась особой популярностью у обитателей замка. Это было помещение огромных размеров, с огромными полками книг до самого потолка. Тау быстро оценила это место по достоинству. Прекрасно понимая что, здесь могут храниться знания не доступные простым смертным.
- Такая красивая и уже несчастная, - участливый голос прервал ее чтение, и она подняла голову. Невдалеке от нее стоял невысокий мужчина в одеянии мага и приятно улыбался ей.
- Меня зовут Криган, - продолжил он, с любопытством разглядывая Тау. - А как тебя зовут, я уже знаю.
Тау молча наблюдала за незнакомцем не испытывая ни малейшего желания знакомиться с ним поближе.
- Почему же я несчастная? - нарушив молчанье, спросила она.
- Так рано губят молодую жизнь, а ты ведь могла бы многое сделать, - помолчав, произнес Криган. - Некоторых свадьба лишает свободы, лишает жизни. Так и с тобой будет.
Наблюдая за тем, как эти слова были восприняты, девушкой Криган окончательно убедился в том, что не ошибся в своих выводах.
- Но ты не должна отчаиваться, - утешал ее Криган. - Я помогу тебе справиться с этой бедой.
Он очень долго и очень пристально посмотрел на книги выбирая нужную и наконец-то найдя то что, искал, принес и положил фолиант перед Тау.
- Здесь ты найдешь ответы на свои вопросы. Здесь ты найдешь путь к свободе. Будь очень внимательна, - произнес он, прежде чем растворился в воздухе.

***

Криган сидел в глубоком кожаном кресле перед камином и наслаждался вином двадцати летней выдержки. Он был очень доволен собой и своими милыми проделками, которые он подстраивал Селене. Самодовольная улыбка не сходила с его лица, когда представлял себе выражение лица этой дуры - королевы, когда она узнает какую свинью он ей подложил.
На мгновенье улыбка исчезла с его лица, но лишь, для того чтобы появиться вновь. Нет этого не произойдет ничто не сможет выйти из под его контроля. Девочка слишком наивна и глупа, чтобы догадаться о его планах, а когда это случится, будет слишком поздно что-либо изменить.
От этих тяжелых раздумий его отвлек голос молодого пажа.
- Господин, королева ждет вас, немедленно - передал приказ молодой паж.
Лишь на несколько секунд лицо Кригана исказилось в гримасе брезгливости, но он быстро взял себя в руки. Прекрасно понимая, чего на самом деле хочет от него королева, да еще на ночь глядя. Глубоко вздохнув и взяв внутренне всю свою волю в кулак, Криган отправился удовлетворять все прихоти королевы, которые придут ей в голову, пользуясь тем что, влюбленная женщина согласиться на все что ни предложит ее любовник, а значит, о своем положении при дворе можно было не беспокоиться. Любовь и страх вот две силы, которые заставляют двигаться целые вселенные, а в купе дают поистине потрясающий эффект. С такими мыслями серый кардинал удалился в покои королевы.
Его задумчивый вид, с которым он шел по коридорам к своей королеве, пугал и настораживал прислугу, которая не понаслышке знала, что за этим может последовать. Обычно настроение придворного мага вечером на утро отражалось на лице королевы с утроенной силой.
Криган был очень задумчив в тот вечер. Из его головы все никак не могла выйти та девушка, которую утром привезли в замок. Если его подозрения подтвердятся, то все последствия могут превратиться в очень большую катастрофу.
Уранус и так создает слишком много проблем, а тут еще эта девушка с очень непонятной пока аурой так не характерной для местных аборигенов. Да...Очень тяжело управлять таким королевством. Внутренние СейлорВойны боятся выходить на дежурства, хотя спокойствие границ и слава воинов стоят этого.
Если бы не ослиное упрямство королевы, то этих неприятностей можно было избежать. Ну почему она не захотела позволить ей любить свободно, а вместо этого навязала союз с Нептуном. Сейчас бы жили, горя не знали.
С таким горестными мыслями Криган и вошел в покои Селены. Уже чувствуя себя более свободно с ней можно было не притворяться. По-своему и где-то в глубине своей темной души он даже любил ее, но конечно превыше всего он ставил свои собственные интересы и благополучие.
- Ты, сегодня неважно выглядишь? - спросила Селена, как только он вошел в покои.
- С чего вдруг такая забота? - ответил он вопросом на вопрос.
- Мне будет тебя не хватать, если ты нас неожиданно покинешь, - произнесла она, поглядывая на мага.
- К твоей великой скорби, моя дорогая, это я еще смогу побывать на твоих похоронах, - вяло огрызнулся Криган. - Ладно, оставим это на другой раз. Зачем звала?
- Поговорить хочу, - огрызнулась Селена, заметив, что Криган не спешит раздеваться.
- Меня это больше устраивает. Я сам хотел поговорить, с тобой, - произнес Криган, усаживаясь в кресло у камина и наливая вино в бокал.
- Любопытно, о чем же? - подержала беседу Селена, все равно ничего другого ей не оставалось.
- О невесте Ракумейя, вот о чем, - продолжил он, немного отпив из бокала. - Прекрасное вино! Я всегда восхищался, твоими винными погребами.
Чувство недовольства промелькнуло на лице у Селены. Она никак не была сегодня расположена к такого рода беседам, всегда ощущая себя очень неловко. Но она знала характер Кригана и знала, что он не успокоится, пока не будет знать ее отношения к этому делу.
- Ладно, давай поговорим о невесте, - обреченно выдохнула она, надеясь, что разговор не будет долгим.
- Я хочу знать, что ты ощутила, когда увидела ее? - спросил Криган, после минутного молчания.

***

Сен Кан был просто в бешенстве, когда услышал о том, что произошло утром. Он долго пенял и корил себя за то, что не остался в эту ночь дома. Но случившегося уже не исправишь, да и слезами, как известно, горю не поможешь.
Зная характер своей сестры, Сен очень беспокоился. По природе мягкая со своими Тау была настоящим чертенком, если что-то шло не так. Не зная, в каком положении, она там находится, мозг Сена услужливо рисовал картины одна страшнее другой.
Весь оставшийся вечер и ночь Сен провел в раздумьях, но одно было ясно, сестру надо спасать. И теперь ему предстояло решить задачку посложнее: как это сделать.

***

Тау уже несколько часов сидела, склонившись над фолиантом, который дал ей Криган. Это была вся история ее мира до, и после пришествия эльфов. Чем больше она читала этот трактат, тем противнее и противнее становилось ей от мысли о замужестве.
И раньше она не разделяла взглядов других девушек, а теперь и подавно. Это было, совсем не то о чем она мечтала и видела сны с раннего детства. Небо...прекрасное чистое небо с мерно плывущими облаками, ярким солнцем и хрупкой радугой. Этим красивым призрачным мостиком, который соединил вместе миры непостижимые простыми людьми. И ветер - озорник, который играл ее короткими пшеничными прядями волос...
Миг и видение исчезло. Растворилось... То что у Тау было видение она не сомневалась. Она протянула руку в надежде, что это не сон, не мираж, но в лицо ей смотрела лишь суровая действительность. И в этой суровой действительности она была одна и не свободна, а через месяц еще и выйдет насильно замуж.
Видение исчезло, но оставило слишком много вопросов и загадок. Она прекрасно помнила, что находилась в теле того человека, хотя этого просто не может быть. И все же Тау ощущала себя тем человеком, с другим характером, с другой жизнью, с другой судьбой.
Она глубоко вздохнула и продолжила чтение, ее безграничное любопытство влекло все дальше и дальше в глубь тех знаний, что веками хранила эта книга. Надеясь на то что, сможет найти путь к своей свободе, путь к ветру. И наконец-то после долгих бесплотных попыток нашла то, что смогло бы ей помочь.
Где-то почти в середине книги шло повествование о нескольких порталах мира. Оказалось, у этого мира было 4 основных портала, правда, два из них были разрушены в войне с иномирцами. Местонахождение главного из двух уцелевших порталов оставалось до сих пор невыясненным, а вот другой располагался на юго-востоке в горах. Это был маленький, но все-таки шанс, за который стоило побороться. Тау облегчено вздохнула и покрепче прижав к себе фолиант, пошла по длинным темным коридорам назад в свои новые покои.
Зайдя к себе в комнату, она обнаружила там неприятный сюрприз в лице Ракумейя Тоды, который сидел в кресле прямо напротив двери. Заметив в руках девушки книгу, он немало удивился.
- А хотел уже стражу позвать, думал, ты сбежала, - спокойно произнес Ракумей.
- Это еще почему? - спросила Тау, чтобы хоть как-то скрыть свой шок.
- Ты ведь не хотела покидать родительский дом добровольно, - ответил он, с не скрываемым интересом изучая ее фигуру.
Тау не была глупой и выход, из трудной ситуации сейчас подсказал ей сам Ракумей. Так что еще одна проблема решилась сама собой и ей не придется искать предлога, чтобы свободно покидать замок на время или вообще перемещаться внутри него.
- Почему, вы лорд, не можете себе представить, что мне здесь понравилось, и я хочу здесь остаться, - произнесла она, прежде чем он успел спросить. - Ведь скоро я стану вашей женой, а лучше чем опасаться стать чей-то наложницей.
- Ты права, - задумчиво ответил Ракумей, не сводя с нее глаз.
Этот пристальный и влюбленный взгляд так же не ускользнул от Тау, и она решила взять все в свои руки.
- Мой дорогой, я очень жду нашей свадьбы, - медленно и тихо сказала Тау, чуть-чуть покраснев.
Ракумей расплылся в улыбке, и было видно, что сейчас был готов выполнить любую просьбу своей невесты.
- Ты, не мог бы разрешить мне свободно перемещаться по замку и вне его, - спокойно продолжила Тау, хотя ее сердце было готово выпрыгнуть из груди.
- Это все что, ты, хотела бы получить? - удивился Ракумей. Тау лишь кивнула головой в знак согласия. - Тогда думаю, что с этим проблем не будет. А что тебе здесь скучно?
- Просто я немного неловко здесь себя чувствую, - пояснила Тау, ловко ускользая от объятий и поцелуев Ракумейя. - Мое воспитание не позволяет мне надолго оставаться наедине с мужчиной.
- Я забыл о том, какие проблемы могут возникнуть во время свадьбы, - растерялся Ракумей, но приставать перестал. Его взгляд случайно упал на часы. - Пожалуй я пойду, а то поздно уже, да и ты, наверное, устала.
Тау Кан проводила взглядом Ракумейя до двери, а затем, убедившись, что двери заперты, повалилась на кровать. Даже забыв раздеться от усталости.

***

1 восход 17 луны. Сегодня день ее свадьбы, но Тау с самого утра находилась в отличном настроении оттого, что все ей задуманное удалось. Прошлый месяц был полон забот связанных с побегом, то, что она убежит в день своей свадьбы, они с братом давно решили, осталось лишь основательно подготовиться к этому. Причем разыскать по описанию в книге местонахождение портала, а также поиск соответствующих карт местности оказалось самым легким.
С провиантом и лошадьми тоже не было особых проблем, хотя конечно пришлось повозиться. Особой трудностью было вывести лошадей из замка, но влюбленный Ракумей разрешал ей любые прихоти, а к свадьбе даже подарил, охотничий домик с хорошими конюшнями и необходимость в этом отпала сама собой. Главной проблемой стало то, что с проводником было гораздо сложнее. Найти проводника Сен смог практически в самый последний момент, да и то случайно.
За несколько дней до свадьбы Сен решил отдохнуть после дежурства в трактире "Багровый закат" особенно любимый охранниками. Просиживая уже несколько часов с кружкой эля в руках, Сен совершенно случайно услышал то, что ему было нужно. Через несколько минут подсел к двум собеседникам, оказалось, что один из них как раз собрался в горы, а другой его отговаривал от этой бредовой идеи. Спустя некоторое время Сену удалось договориться с Бреком о размере вознаграждения за ту малую услугу. Они условились встретиться на поляне в лесу у родника в первый восход новой луны.
От приятных воспоминаний Тау отвлек стук в дверь. Это пришли служанки, для того чтобы помочь ей со свадебным платьем. Платье, которое сшили для Тау, могло бы сделать честь любой королеве или императрице. Темно-синий бархат смягчили нежно белым шелком и парчой. Ткань была украшена золотыми нитями, сапфирами и брильянтами, которые на солнце переливались всеми цветами радуги. Оно прекрасно сидело на фигуре и являлось продолжением любых движений хозяйки.
К волосам Тау прикрепили сапфировую сетку, оставив лишь прядки у висков, открывая прекрасные серьги, гармонично дополняющие ее кулон-звездочку. На открытых запястьях рук покоились браслеты, оттеняя и без того красивый изгиб кисти.
Невеста еще раз посмотрела на себя в зеркало, как бы собираясь с силами и пошла вслед за фрейлинами. Дамы постарше благосклонно улыбнулись этому, волнуется перед свадьбой. Коридор, по которому они шли, неумолимо приближался к входу в зал, где должна была состояться сама церемония. Уже были слышны музыка и голоса придворных, чувство паники все сильнее охватывало Тау и ей пришлось большим усилием воли отбросить все страхи и сомнения прочь, все ДОЛЖНО получиться.
Огромные двери в зал дрогнули и медленно с величием стали открываться в глубь. Зал был украшен просто великолепно с потрясающим воображение размахом. Уникальность этого зала заключалась в том, что он практически состоял из одних колон и аркообразных сводов, создавая ощущение небесного рая. В огромных проемах между колонн висела прозрачная ткань темно-синего цвета, да и все остальное украшение зала было выдержанно в таких же тонах. Ткань двигалась от порывов легкого ветерка, создавая иллюзию ночного неба украшенного звездами.
Стены зала были окрашены мягким алым светом заходящего солнца. Легкий ветерок приносил долгожданную прохладу после жаркого дня. Всюду слышался перезвон колокольчиков, с которыми играл бродяга-ветер. Нежный аромат благовоний и цветов наполнял воздух, Ракумей постарался на славу, чтобы создать иллюзию божественного праздника, такого же неземного и нереального.
В центре зала была постелена дорожка, по которой и должна была идти невеста до алтаря. За алтарем стояли Маг Криган и Королева Селена именно они обладали достаточной властью, чтобы заключить этот союз. Как только заиграла музыка и окрылись двери, маг Криган поспешил раствориться в толпе. Селена проводила его взглядом и глубоко вздохнула, да за его идеи приходиться отдуваться ей. Она повернулась в сторону невесты, которая уже шла к алтарю и тут она увидела кулон, покоившийся на ее груди. Сапфировая звезда богов - ключ к порталам, ключ к силе этого мира, как она могла оказаться у этой смертной. После церемонии я заполучу этот артефакт.
Тау медленно очень медленно шла по дорожке, ей казалось, что весь зал окрасился в кровавые цвета, оплакивая ее душу. В ее голову свершено неожиданно пришла идея упасть в обморок прямо у алтаря, а уж из своих покоев она как-нибудь выберется. Наконец она дошла до алтаря и протянула свою руку Ракумейю, сосредоточила все свое внимание, на словах королевы выбирая удобный момент для обморока.
- Мы, собрались сегодня здесь, чтобы осветить этот союз перед равными мне богами! - голос Селены звучал гордо и величественно, разносясь раскатами по залу.
Готовая слететь с губ следующая фраза повисла в воздухе при виде раненого стражника ввалившегося в зал. Все присутствующие в зале в немом ужасе смотрели на только что вошедшего.
- Боги, помогите нам! Мертвые идут, они уже в поселении! - закричал обезумивший от ужаса солдат, замертво упав на пол. Из его раны в боку толчками выплескивалась кровь, окашивая все вокруг в темно багряный цвет. Селена первая пришла в себя от увиденного и постаралась взять всю ситуацию в свои руки.
- Криган, приведи мне Джун! Да поскорее! - голос звучал решительно и властно, выводя из оцепенения собравшихся здесь эльфов. - Всем остальным занять оборонительные позиции на стенах замка! Это приказ.
Все кругом засуетились, стараясь как можно быстрее исполнить приказ, перспектива остаться наедине с мертвяками не радовала никого. Тау видела, какое волнение и суматоху подняло это известие вокруг и прекрасно поняла, что другого такого шанса ей не представиться. Как можно не заметнее выскользнуть из зала вместе с перепуганными дамами, ей удалось без проблем. Спеша по длинным коридорам к главным воротам замка, Тау увидела очень красивую и странную девушку, которая шла как раз к залу. Было что-то притягательное в ее дикой и необузданной красоте.

Глава 3: Путь к порталу.

Когда девушки поравнялись друг с другом, они задержались немного прежде отправиться каждая по своим делам. В их головах промелькнули самые разные и противоречивые чувства. Джун ненавидела всех, здесь находящихся и у нее были на то свои причины, так что Тау тоже не стала исключением. А Тау как раз наоборот влекло к Джун, она твердо знала где-то, в глубине своей души, что эта девушка изменит всю ее жизнь пока не ясно как, но изменит.
Лишь на мгновение их взгляды встретились, мгновение так мимолетно и так коротко, а у людей может либо рухнуть, либо воскреснуть, вся следующая жизнь. Вот и этот случай не стал исключением для Тау. Два глубоких фиолетовых озера на серьезном лице потом на долго лишат покоя Тау, но это потом, а пока лети звездочка, лети и радуйся жизни.
Приветливо улыбнувшись серьезному лицу Джун, Тау поспешила к брату, который, наверное, уже заждался ее. Джун посмотрела в след убегающей и хмыкнула, подумав, что, наверное, все они такие дуры избалованные, а как до дела доходит так сразу в кусты и все исправлять приходиться ей. Больше эта девушка ее не волновала, ибо Джун была уверена, что никаких неприятностей та с собой не принесет и их пути, не пересекутся больше никогда в жизни. Улыбнувшись своим мыслям, Джун медленно пошла по коридору, пусть подождут, ведь сами виноваты.
***

Брек еще раз поверил снаряжение, по нему было видно, что он очень нервничал. Если бы не те деньги, которые ему заплатили и обещали еще столько же по прибытию, его бы уже здесь не было. Сен посмотрел на приятеля, он и сам очень волновался, что сестра все еще не появилась, но старался не подавать виду.
- Ждем до захода солнца, а там видно будет, - по-хозяйски распорядился Сен, разводя костер.
- Мне все равно, лишь бы не одному в горы уходить, - отозвался Брек и резко повернулся на шорох в кустах багульника.
Сен приложил палец к губам, а другой рукой потянулся к ножу на поясе, Брек тоже схватился за рукоять кинжала. Шорох в кустах все нарастал, приближаясь к ним. Сен уже было, приготовился к прыжку, как в луче солнца блеснула прядь синевато-серебряных волос и, успокоившись, подал знак Бреку, нет опасности, свои.
Через минуту на полянке показалась Тау в подвенечном платье. Она тяжело дышала и выглядела немного уставшей. Виновато улыбнувшись брату, прости, мол, задержалась, подошла к нему и обняла. Сен крепко сжал в объятьях сестру, они оба очень соскучились. Глядя на свою сестру Сен, был готов признать, что понимает Ракумейя и его желания.
Простояв, так несколько минут Тау наконец-то оторвалась от брата и пошла, переодеваться в ближайшие кусты. В платье было удобно, но несколько привлекало ненужное внимание со стороны. После 20 минут она вновь появилась, но уже в удобном мужском костюме. Внимательно посмотрев, то Сена, то на Брека Тау спросила у обоих:
- Когда отправляемся? Мне бы, чем быстрее, тем лучше, но решать вам.
- На заходе солнца, чтобы стража не заметила, - отозвался Сен. - А пока располагайся поудобнее.
Брек в немом удивлении переводил взгляд с одного на другую, явно не понимая, что здесь вообще происходит. По его расчетам они должны были тронуться в путь, как только появиться Тау, а не сидеть тут до ночи, да еще почти у самого замка. Ему становилось нехорошо от мысли, что он ходит почти под самым носом у власти.
Тем временем Тау убрала свое платье в дорожную сумку, вдруг пригодиться в пути, ведь всякое бывает. Сен, проследив взглядом за действиями сестры, ухмыльнулся одними губами, что ни говори она у него умница. И уже в втроем они сидели у костра и коротали время, слушая рассказы и истории друг друга. Никому из них и в голову прийти не могло, что это решение спало им жизнь...

***
Джун медленно подошла к дверям зала и, подождав еще немного, наконец-то вошла. К ее немалому удивлению кроме Селены и Кригана в зале никого не было, а она так надеялась увидеть здесь кучу перепуганных придворных.
- Что случилось? Зачем звала? - зло и холодно поинтересовалась Джун у королевы. - У меня, между прочим, и так дел много и свободного времени для таких прогулок между мирами нет.
- Ты, ведь, кажется некромант, - сказала Селена, как бы пропустив между ушей тон и обращение к ней. - Дело есть, как раз по твоей части. Криган просвети ее.
Из-за трона королевы показался Криган который, прокашлявшись, начал говорить:
- У нас тут небольшая проблема с мертвяками, которые стали мешать нам спокойно жить.
- Ну, а я-то тут причем?! - возмутилась Джун, так и недослушав мага. - Это ведь ваша проблема!
- Сначала дослушай, а потом будешь говорить, - спокойно продолжил Криган, отметив про себя реакцию обеих женщин. - Нам не справиться в одиночку с целым погостом зомби. Простые методы здесь мало эффективны.
Джун скривила губы в кривой усмешке, давая понять всем своим видом что, не собирается менять своих взглядов. Селена еще раз взглянула на Джун, как бы что-то прикидывая в уме.
- Тогда, мы поговорим по-другому и при других обстоятельствах, - нарочно растягивая слова, тихо произнесла королева.
- Тебе, меня не запугать, у тебя, на это просто не хватит сил, - ответила Джун, с некоторым вызовом в голосе. - Я давно, тебя не боюсь, а презираю!
- Может быть, - сказала королева, задумчиво улыбаясь самой себе. - Криган, приведи-ка мне Лена. Думаю, ему наскучило в сырых казематах сидеть.
Тень страха на мгновение посетила лицо Джун, при упоминании о брате.
- Что, ты задумала, тварь? - Джун уже не выбирала выражений, ее просто переполняла ненависть. - Ничего особенного. Просто хочу проверить его здоровье на прочность, - торжествовала Селена, наблюдая реакцию Джун. - Хотя, все в твоих руках, ты еще можешь предотвратить все это. Если, конечно, хочешь.
- Я, сделаю все, что ты... вы, прикажете... - сдалась Джун, она слишком любила брата, чтобы еще и его потерять.
Криган уже было совсем вышедший из зала, остановился и в пол-оборота посмотрел на королеву, ожидая ее дальнейших приказов. Он прекрасно знал эту уловку своей госпожи и потому не торопился с выполнением ее приказа. Глядя на некромантку, готовую на все ради своего брата, он лишь покачал головой, но таков удел всех безрассудных.
За свою доверчивость, Джун, как и все остальные, хоть раз связавшиеся с королевой, платила слишком большую цену. На его памяти было только два серьезных врага: это Уранус и некромантка Джун, но оба этих врага были крепко связаны обстоятельствами. Чем была связана Уранус, Криган не знал, а вот с Джун как раз наоборот все было предельно ясно.
Брат. За брата Джун была готова, спустится хоть в самое пекло ада. Королеве очень повезло тогда, даже слишком. Джун и Лен были выходцами из другого мира, решившие попытать счастья. Поверив, королеве, они в итоге проиграли, Лена обвинили в запрещенном колдовстве и собирались казнить. Это и вынудило Джун подписать этот ненавистный контракт.
И вот теперь эта девочка 17-ти лет стоит здесь и выслушивает все прихоти взбесившийся дуры, хотя наверняка мечтает вцепиться ей в горло.
- Криган, расскажи ей все как произошло, а затем проследи как она все выполнит. Потом доложишь, мне, лично, - приказала Селена, прежде чем удалиться.
Криган молча поклонился, давая понять что все понял. Джун же смотрела на королеву так, что если бы взгляд мог убивать, то одной сволочью в мирах стало меньше.
- Так, в чем у вас проблема? - деловито спросила Джун у мага, как только они остались одни.
- Дело в том, что мертвые поднялись из могил. Раньше такого не случалось, хотя до нашего прихода происходило нечто подобное, - начал объяснять маг. - Я полагаю что все дело в одной традиции.
- Какой традиции? - осведомилась она, внимательно слушая собеседника.
- Это очень древняя традиция. Она заключается в следующем, если кто-нибудь захочет взять в жены, несовершеннолетнею, то он должен принести соответствующие жертвы. Как бы спрашивая у предков разрешения, на брак, - пояснил маг.
- А если этого не происходит, то они встают из могил? - уточнила Джун, для пущей ясности дела.
- Да, именно так, - подтвердил Криган.
- Тогда это пара пустяков, - немного подумав, сказала она. - Показывай, давай куда топать надо.
И очень скорым шагом оба мага удалилась, чтобы исправить ошибки других. В тайне сетуя на свою судьбу.
***

Солнце медленно скрылось за макушками деревьев. Ночь вступала в свои права, принеся с собой прохладу и убежище беглецам. Три пары глаз проводили солнечный диск до горизонта. В лагере на берегу ручья, закипела жизнь, трое людей быстро собирали свои пожитки, чтобы навсегда покинуть этот лесной приют.
Когда через пол часа все сборы были закончены, четыре лошади тронулись в путь. Молодая луна лениво освещала путь среди вековых дубов, огромных папоротников, елей. Небольшая едва заметная тропинка деловито петляла, как проворная змея. Судя по местности через несколько часов они выйдут к поселению.
- Брек, а есть другой путь, подальше от столицы? - спросила Тау, после долго молчания.
- Есть, но он несколько длиннее. Нам придется потерять целый день, но если вы не торопитесь... - не закончил Брек, заметив на лице спутников удивление. Он посмотрел в ту же сторону.
В той стороне где находился поселок к небу поднимались столбы дыма, словно кто-то развел тысячи костров. Тау и Сен переглянулись и не сказав ни слова пустили своих лошадей в галоп. Бреку ни оставалось ничего как последовать за ними.
То что пристало перед глазами беглецов поражало своим чудовищным размахом. Исковерканные, переломанные тела людей и животных, обгорелые остовы домов и реки крови. Сиим был разрушен до основания. Сен и Тау просто не могли поверить своим глазам, и вместе с ужасом от увиденного постепенно приходило осознание что прошлого уже больше нет.
Когда первый шок сошел они стали осматривать дома в надежде найти хоть кого-нибудь из уцелевших, если конечно такие были. Прошел не один час прежде чем Сен нашел тело их отца. Он лежал лицом в низ на останках их дома, рядом валялся Рыжий, верный пес и друг. Отец умер с мечом в руках как всегда и мечтал... Когда Сен перевернул тело, то первое что поразило его так это тот ужас который навеки застыл в глазах.
Собрав всю свою волю в кулак Сен понес тело отца к остальным, нужно чтобы Тау тоже простилась с ним, прежде чем запылает погребальный костер. Шаги давались ему с трудом он не знал как отреагирует сестра, но хотел быть рядом и помочь. А для этого ему нужно быть сильным, очень сильным.
Он вышел на главную площадь, вернее то что было еще вчера главной площадью. Брек и Тау уже были там уже вернувшись после осмотра. Сен молча положил отца на мертвую землю и стал готовить погребальный костер. Услышав шаги Тау обернулась и молча наблюдала за действиями брата не в силах что-либо произнести. Брек просто стал помогать Сену и через четверть часа костер был готов.
Уложив отца на ложе смерти, Сен еще долго смотрел на него как бы все еще не веря в происходящее. Вот и запылал погребальный все очищающий огонь, унося с собой в ночную даль душу их отца. Прости...
- Нет!!! Пусти меня, я должна быть там! - кричала Тау, извиваясь в крепких руках Брека. - Это моя вина!!! Я должна быть на его месте... Наконец она вырвалась из его рук и бросилась к костру.
Сен успел поймать сестру уже у самого края, еще чуть-чуть и она пылала бы вместе с отцом. Но она продолжала рваться, как дикая бешеная кошка не слушая никого вокруг. Когда костер уже догорал Тау тихонько всхлипывала и ничего невидящем взглядом смотрела вокруг. В эту печальную ночь тяжелый груз вины камнем лег на ее хрупкую душу.
Брат помог ей подняться с холодной земли и усадил на коня как бы ни была тяжела потеря в эту ночь, как бы не было больно и не хотелось жить, все равно жизнь продолжается и в этой новой жизни он должен спасти свою сестру.
Сев на своего коня Сен еще раз окинул взглядом пепелище... Вот и великий Дракон покинул своих детей. Статуя Великого Дракона что некогда возвышалась над площадью была уничтожена до основания. Фигура совершенного животного внушавшая ему священный трепет с детства теперь была не более чем его воспоминание. Если не устояла статуя которая стояла за долго до прихода богов, то что же тогда в этом проклятом мире вечно... Все же врали люди когда говорили что оживет дракон встанет на защиту ан нет не уберег не захотел...
Сиим уже покидали глубокой ночью в полном молчании. Говорить не хотелось да и что тут можно сказать, мертвых ведь не вернуть. Больше всего Сена сейчас беспокоила Тау, нужно было что-то делать, но дольше находиться ей в таком состоянии нельзя.
Брек тоже находился в удручающем состоянии от мысли что остальных жителей будут хоронить волки. Но в той ситуации, что они находились из-за жалости, потерять драгоценное время, тогда уж сразу к волку в пасть. Его очень беспокоила перспектива погони и если он правильно все понял то в случаи неудачи их с Сеном точно казнят, а вот с Тау до конца все не ясно.
А еще ему было не ясно зачем им юго-восточная горная цепь, ведь есть в мире места и поспокойней. От воспоминаний о тех историях что ему рассказывали о местном племени становилось не по себе. Очень надеясь на то что половина легенд ложь Брек решился попытать счастья в тех краях.
Ведь всем прекрасно известно что переселенцев там крайне мало и расспрашивать тоже не будут. Это край напоминающий рай, если не брать в расчет аборигенов которые так и не захотели принять богов и продолжали свое идолопоклонничество вместо живых. Брек посмотрел на звезды и воззвав к богам продолжил путь кое-как сдерживая подступающий сон, до стоянки было еще очень далеко.

***

- Проверьте все еще раз, она не могла далеко уйти! - негодовал Ракумей не в силах поверить в произошедшее. - Возьмите еще людей, но я хочу чтобы ее нашли немедленно.
- Что мышка оказалась умнее кошки? - издевался Велес, наблюдая как брат меряет комнату ногами. - Ты, лучше бы подумал что тебе от Селены будет.
- А что мне будет? - искреннее удивился Ракумей, но ходить перестал и посмотрел на брата.
- Я не знаю, но думаю по головке тебя точно не погладят. Я бы точно не погладил, - ответил Велес, все также пристально наблюдая.
- За что? - недоумевал тот, практически в упор смотря на Велеса, как маленький ребенок на взрослого.
- За зомби, которых ты, по своей глупости поднял из могил, - разъяснял Велес постепенно теряя терпение. - Ты, весь наш род под удар поставил. И из-за чего, из-за мордашки симпатичной! Я, такого не ожидал от тебя.
Чем больше говорил Велес, тем мрачнее становилось лицо Ракумейя. Он занятый лишь своими проблемами совсем не подумал о тех проблемах что может устроить для него королева. Теперь когда брат просветил его нужно было что-то делать. Зная характер Селены придумать как выпутаться из этой ситуации он практически не представлял.
Для него все было вполне ясно, но картина вырисовывалась очень мрачная. Госпожа не будет с ним особо церемониться и в лучшем случаи он заплатит головой, а в худшем...
Поэтому Велеса он слушал очень и очень внимательно, в глубине души надеясь что брат поможет. У Велеса же все было еще проще, ему наконец-то представилась прекрасная возможность избавиться от Ракумейя и стать на один шаг ближе к власти.
Игра по одним правилам, но с разными целями - политика! В самом ее ярком проявлении когда брат готов предать брата. И Велес уже заплатил свою цену за власть, остальное было лишь вопросом времени которого у эльфа было более чем достаточно.

***

Харука стояла у окна и смотрела на вечерний город тонувший в лучах заходящего солнца. Не смотря на усталость ложиться она не собиралась, не было сил бороться с кошмарами которые преследовали ее по ночам. Еще немного и наступит ее время, Харука никогда не могла объяснить свою любовь к царству ночи, но это было то время когда она была свободна, абсолютно свободна. Свободна не от... а для...
Скрип двери и тихие шаги за спиной заставили ее обернуться. Легкое разочарование скользнуло во взгляде уступив место отрешенности.
- Странно, что ты еще не спишь? - буркнула Харука, вновь повернувшись к окну.
- Ты, ведь прекрасно знаешь что мне не спиться без тебя, - мягко ответила Мичиру, продолжая наблюдать за любимой. Она была такой далекой и такой желанной, но Мичиру знала ей никогда не преодолеть той стены что возвела Харука вокруг своего сердца.
Харука жила с Мичиру уже два года или вернее Харука позволила ей жить возле себя в этом огромном доме на берегу залива. Она до сих пор не смогла забыть то чувство когда впервые оказалась здесь. Нет ее не поразили размеры дома, скорее его убранство. Дом был обставлен с такой теплотой, заботой и любовью, что никак не вязался с внутренним миром его владельца.
Еще Мичиру никак не могла понять откуда у Харуки мог появиться такой дом. Благодаря Эльзе Грей о мире спорта она знала достаточно и знала что с такими гонорарами этот дом для многих оставался лишь красивой мечтой, а родителей Харука никогда не знала. Харука даже нигде не работала отдавая всю себя гонкам и все же позволяла себе то что могли позволить далеко не многие.
Правда иногда были звонки и исчезновения на несколько дней, но что за этим скрывается Харука не говорила, не считала нужным. Вот и теперь стоит и смотрит на закат, а темно-синих глазах ничего не отражается кроме этого заката.
- Харука, не будь со мной такой холодной! - взмолилась Мичиру, еле сдерживая слезы навернувшиеся на глазах.
- Я не знаю как еще вести себя с хорошим знакомым, - Харука говорила тихо и спокойно, как бы ничего не замечая. - Если ты знаешь как вести себя со знакомыми, то просвети меня в этом вопросе.
- Я тебе не знакомая! Ты знаешь о чем я говорю, - продолжила наступление Нептун.
- Не знакомая, тогда кто же? - спросила Харука. Она медленно отошла от окна и села в кресло стоявшее у камина. Харука закурила и выпустив струйку дыма продолжила. - Друзей у меня нет, есть только знакомые и хорошие знакомые. Мне этого достаточно. И я сейчас не понимаю тебя, что именно ты хочешь услышать?
- Я знаю что предназначена тебе судьбой. Я не понимаю почему ты противишься своей любви. Чего я только не делала чтобы наконец-то ты обратила свое внимание на меня и когда это случилось, ты говоришь что я всего лишь знакомая, - голос Мичиру предательски дрогнул, она находилась на грани срыва.
- Человек сам выбирает свою судьбу. Ты выбрала, тебе грех жаловаться и не моя в том вина что ты гонялась за миражами и иллюзиями, - спокойствию ее голоса мог бы позавидовать камень. Харука посмотрела на Нептун. - Я тебе еще тогда сказал что между нами может быть только дружба. Я не лгал, я никогда тебе не лгал. Я никогда не пойду против самого себя и своего сердца в угоду другим.
- Но море без ветра бессильно, а ветер без моря слаб. В единстве наших сердец - наша сила. Неужели ты этого не понимаешь? - удивилась Мичиру.
- Неужели ты до сих пор веришь в эти сказки что рассказывала нам Селена? - в ее голосе звучала досада и презрение, но он оставался тихим и спокойным. В глазах отразился целый калейдоскоп эмоций и вновь вернулась отрешенность заняв свое законное место. - Глупости. Ты богиня моря и не должна зависеть от чего-либо, а по твоим словам выходит иначе, и ты зависишь от непостоянного мальчишки ветра-озорника!?
- Но... - осеклась Нептун, и вздохнув продолжила. - Но ведь и у богов есть предел, мы не всесильны.
- Но ведь тебя никто не заставлял становиться богом. Ты добровольно приняла эту ношу. И если я не ошибаюсь, ты больше всех мечтала о покорении этого мира, где возможности воинов приняли за божественную силу, - Харука продолжала разъяснять простые истины. - Нам воздвигли храмы, нас почитают, хотя никто из них даже не видел нас в глаза. Все лишь знают что мы придем и спасем их шкуры когда наступит опасность. Да все считают что ты и я любим друг друга, но я и представить не мог что ты тоже в это поверишь!
- Тогда почему бы тебе тоже в это не поверить!? - закричала Мичиру, уже даже не пытаясь сдержать слезы которые бежали по щекам. - И все будут счастливы, не будь такой упрямой.
- Потому что я знаю, - отрезала Харука, ей порядком надоел этот пустой разговор.
- Что ты знаешь? Скажи! - отчаянье слышалось в голосе, отчаянье и надежда.
- Я знаю что в моем сердце нет места для двух женщин и я знаю что это место не займет другая, кроме той что уже живет в нем! Не ты и никто другой! - раздражение и тихая ярость скользили в каждом жесте и слове. Ярость рожденная болью из прошлого, ушла оставив лишь досаду на себя за несдержанность. Харука встала и быстрым шагом покинула кабинет.
Через несколько мгновений до Мичиру донеся звук захлопнувшийся входной двери, а еще через несколько минут она увидела машину растаявшую в ночи. Еще один день, еще один вечер, еще один разговор закончился пустотой. Не этого она хотела, не об этом мечтала когда впервые увидела Харуку, не об этом молила королеву...
Королева услышала ее мольбы и помогла. Кто знал что этого окажется мало, кто знал что уранийцы не восприимчивы к магии луны. И от этого еще больней, были несколько дней наполненные любовью и страстью, но Мичиру и представить себе не могла что конец близок.
Зелье подаренное Селеной потеряло свою силу, свою власть и Харука очнулась от дурмана, очнулась и стала жестокой, холодной, расчетливой. Она не простила никому и ничего и похоже не собиралась, даже Селена стала побаиваться ее, но потом при дворе Луны появился Криган и все стало хорошо.
Вот и теперь Мичиру пыталась вернуть то что было между ними, но не смогла. И за пришествие в этот мир радела только потому, что надеялась все вернуть. В начале все складывалось хорошо, а затем Селена оставила их, ушла... Несколько веков в Хрустальном Токио правит ее дочь Усаги, народ доволен, их чтят как богов, вроде бы живи да радуйся...
Еще немного постояв у окна, Мичиру пошла наверх в свою спальню, не было смысла ждать ее, если не вернулась через час, значит вернется под утро, а то и вовсе через несколько дней. Гостиная была выдержана в стиле английского охотничьего домика, большой камин сложенный из больших не обтесанных камней отбрасывал причудливые тени.
Резные панели из красного дуба, картины, два кресла около камина со столиком для кофе, несколько диванов да огромная шкура медведя и полумрак. В доме по вечерам всегда царил полумрак, Мичиру ненавидела его, ей всегда казалось, будто он живой.
Винтовая лестница подняла ее на второй этаж и она побрела по балкончику что опоясывал восточную стену гостиной. Мичиру даже не заметила как оказалась в спальне Харуки. Комната поражала своими размерами и убранством. Огромная кровать стояла на возвышении обращенная восток, напротив встроенный шкаф с зеркалами. Слева от шкафа пара кресел заваленных самой разной одеждой, по правую руку от входа тлели угли в камине, другого отопления Харука просто не признавала. Слева в углу стоял стол заваленный всем чем только можно и одиноко пылился компьютер. На полу лежали ковры с ворсом в котором нога утопала по самую щиколотку. Окно было распахнуто настежь и легкий ветерок приносил ночную прохладу, слегка заигрывая с занавесками да колокольчиками имевшимися здесь в огромном количестве. В результате приятная мелодия наполняла собой все пространство, темный шелк переливался всеми оттенками на какие только был способен.