Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


Падал прошлогодний снег

Автор: Saysly

Малышка смотрела за окно, но не видела ничего, кроме снега. Позади нее тихо переговаривались воины, Мамору пытался наладить систему слежения, но после атак на Хрустальный дворец мало что осталось в прежнем состоянии. Призрак Короля Эндимиона больше не показывался, и Ами боялась, что система полностью лишена энергии. Но говорить об этом не стала. Прошло несколько часов с того времени, как принц Алмаз похитил Сейлор Мун, и все это время они пытались найти ее. Стоит ли говорить, что их попытки не приносили никаких результатов.

Малышка повернулась в сторону саркофага с матерью, но и там не наблюдалось никаких изменений. Она подошла поближе и склонилась над лицом Серенити. Ее ладошка нежно погладила хрусталь, Малышка постаралась мысленно дозваться до королевы, но вместо этого...

- Маленькая Леди, Их Величества сейчас заняты. Вам не следует их беспокоить! Маленькая Леди!

Но куда там! Разве угонишься за взбалмошной принцессой! Однако Нео-Королева Серенити категорически запретила придворным приближаться к королевским покоям, а вот их маленькая дочь абсолютно не желает слушаться... Об этом она пожалеет, совсем скоро, но как горько...

Потолки в Хрустальном дворце теряются в высоте, коридоры проложены так, что нигде нет прямых линий, залы преломляются, переходы почти незаметны, шаги маленькой принцессы такие маленькие, она уже не рада, что сбежала, она уже устала и, похоже, заблудилась в сверкающем лабиринте. Она уже собиралась заплакать, когда вдали послышались голоса ее родителей. Девочка осторожно пошла на слух, боясь потеряться опять.

Прекрасная Нео-Королева Серенити блистает хрустальной красотой своего королевства. И в глазах ее тоже блестит хрусталь, льдисто-голубой, очень красивый, и очень неживой. Землю окружает вражеское воинство, король не уверен в своих силах, воины уверены, что им атаки не сдержать, слишком много проблем висит грузом на плечах женщины, рано потерявшей детство. Она не хотела, чтобы ее дочь повторила ее путь, но, если ей придется прибегнуть к силе Серебряного кристалла, именно так и произойдет. И стоит помнить, что Маленькая Леди куда младше Банни Цукино. А ведь из-за какой глупости развязалась эта безумная война! Королю Эндимиону не понравились взгляды принца Алмаза, которыми тот одаривал королеву во время посольства. И вот результат – дипломатическая миссия Менезиса изгнана с Земли, Серенити об этом узнает тогда, когда уже ничего нельзя исправить, и теперь ей предстоит вести очередную войну! Как же ей не повезло с мужем! Столько раз ей приходилось доказывать ему свою любовь...

"История повторяется... Разве не из-за такой же глупости было уничтожено Серебряное Тысячелетие и Золотое королевство? Разве не отголоском той войны стало уничтожение Темного Королевства? Могущественные цивилизации обратились в ничто из-за такой глупости... И эта же глупость грозит уничтожить теперь и Хрустальный Токио!"

Маленькая девочка с розовыми волосами с недоумением и болью слушала, как ее мама выговаривала отцу. Пусть она не все понимала, но услышать обвинения в его адрес она могла. И вполне понимала, что его провинность куда сильнее, чем все ее детские шалости...

Малышка вздрогнула и стерла слезу со щеки. "Мамочка, как же мы перед тобой виноваты... Прости нас, если можешь... Я знаю, папа не хотел этого. Я взяла Серебряный кристалл, когда он был так нужен тебе. Ты так верила нам обоим, а теперь... Его любовь, нет - его эгоизм привел нас к войне. А мой эгоизм привел к гибели Хрустального Токио."

Рей положила руки на плечи девочки и осторожно прижала ее к себе. Остальные девочки со вздохом переглянулись и возобновили наблюдение. У них еще оставалась надежда на то, что Банни сможет подать им какой-нибудь знак.


2

Банни открыла глаза и огляделась. Она лежала на широкой постели, щеку щекотали распущенные волосы, руки сжимали что-то очень мягкое и гладкое, на проверку оказавшееся шелковой бардовой простыней. Банни приподнялась, и тут же выяснилось, что, кроме этой простыни, одежды ей не предоставлено. Она с трудом замотала ее вокруг себя и подошла к двери. За ней оказался длинный коридор, оформленный зеркалами высотой в три человеческих роста. Пока она шла, за ней следовали несколько десятков Банни с распущенными волосами, закутанных в шелковые простыни. Через некоторое время коридор вывел ее на лестничную площадку. Взгляду девушки предстало огромное окно, во всю высоту дворца. Совсем рядом бушевала метель, порывы ветра бросали снег на стекло... Банни поежилась от внезапного холода и повернулась в сторону галереи. Здесь ее ждало очередное потрясение – на противоположной стене висела потрясающей красоты картина – Алмаз и Серенити обнимались на фоне цветущего сада, их лица сияли радостью и любовью, за их спинами вставало солнце... Банни разглядывала картину со смешанным чувством удивления и сожаления.

Откуда-то снизу донеслись звуки битвы. Банни, надеясь встретить внизу сейлоров, бросилась по ступенькам. Каково же было ее удивление, когда она увидела Мудреца, спорящего с Изумруд. Они кричали друг на друга, потом замерли, а затем... Банни хотела закричать, но кто-то закрыл ей рот рукой – Изумруд на глазах у нее превратилась в чудовищного дракона. Мудрец что-то втолковывал зверю, а чьи-то сильные руки в это время уносили Банни подальше от этого жуткого зрелища.

Как только они вновь оказались на галерее, Банни вывернулась из рук и с удивлением увидела принца Алмаза. Он насмешливо ей поклонился:

- Вам очень идет это одеяние, будущая королева Серенити.

Банни вспыхнула и резко отвернулась. Напоровшись взглядом на портрет, она глубоко вздохнула и спросила:

- Откуда он здесь? Что вообще здесь происходит?
- Это подарок Нео-Королевы Серенити.
- Что?! – Банни так резко повернулась к нему, что ее волосы больно хлестнули принца по щекам.
- Как я... в смысле – она могла подарить тебе такое?
- Это было ее желанием. – Алмаз приблизился к портрету и провел рукой по изображению. Его пальцы задержались в районе груди нарисованной королевы, Банни покраснела, но Алмаз, не заметив этого, нажал на бусину ожерелья. Часть картины ушла в сторону, открывая тайник. Алмаз достал оттуда запечатанный пакет, закрыл дверцу и потянул за собой Банни. Они прошли через зеркальный коридор, зайдя в покои, где Банни очнулась. Алмаз протянул ей пакет со словами:

- Это оставила Серенити. Для тебя.
- ?!
- Я не знаю, как она все это устроила, но ты должна вскрыть послание. У меня есть дела. Я должен разобраться с Изумруд. А потом и с Мудрецом.

Алмаз вышел, оставив Банни одну. Она растерянно опустилась на постель и задумалась. Потом, встряхнувшись, распаковала пакет. Из него выпала небольшая записка, к ней Банни достала маленькую коробочку из бархата.

"Вот и настал тот момент, когда я могу поговорить сама с собой. Милая Банни, как бы ни была велика разница между нами, осталось еще что-то от тебя во мне. Раз ты читаешь мое письмо, значит, уже познакомилась с Алмазом. Надеюсь, он тебе нравится. Потому что он нравится мне. Я не могу многое написать, мне будет проще показать тебе это. Поэтому надень на себя кулон и вставь в него кристалл. Это наш шанс поговорить. Серенити"

Банни открыла коробочку, достала тонкую цепочку с кулоном в виде цветка без сердцевины и застегнула ее на шее. В углубление она вставила бледно-желтый кристалл, у нее закружилась голова и на некоторое время Банни потеряла сознание.


Принцесса повернулась на шаги за спиной. Королева остановилась, и некоторое время они разглядывали друг друга с затаенной грустью.

- Здравствуй, Банни. Вот ты и пришла.
- Серенити...
- Тсс, тихо. У нас мало времени. Пойдем.

Девушки прошли мимо развалин к беседке, чудом оставшейся целой.

- Где мы?
- Это Серебряное Тысячелетие, место, где встречаются прошлое и будущее. Банни, мне надо многое тебе рассказать, я не знаю, поймешь ли ты меня, но очень надеюсь на это. В Хрустальном Токио далеко не все происходит так, как должно быть. Я устала от государственных дел и решила отречься от престола. Я думала, что могу оставить его Маленькой Леди и Эндимиону, он-то мою идею не поддерживал... Луна – отличное место, мне нравилось приходить сюда и отдыхать от суеты. Потом я встретила Алмаза. Словно вновь окунулась в юность... Забавно. Он просто любил меня, не преклоняясь перед моей силой и властью. И я решила – вот он, мой шанс. Шанс начать все сначала. Если бы Энди не вмешался, никакой бы войны не было. Да еще этот Мудрец. Они развязали войну, для них это всего лишь игра в солдатики... И тогда я решилась на безумный шаг. Я решила разыграть свою смерть с помощью Серебряного кристалла, соединиться с Алмазом и забыть об этой глупой войне. Только вот кристалл оказался похищен, и я ничего не успела сделать. Моей силы хватает лишь на то, чтобы бесплотным призраком являться к тебе или к нему. И я прошу тебя – освободи меня из саркофага, чтобы я могла соединиться с возлюбленным.

Банни молча сидела, глядя в никуда. По ее щекам текли слезы, руки дрожали. Она подняла лицо и тихо спросила:

- Как?
- Направь свою волю Серебряному кристаллу. Я ... Я займу твое место здесь и сейчас, вы с девочками вернетесь в свое время, и будущее пойдет своим чередом – Хрустальный Токио восстановят, люди оплачут свою королеву и забудут обо мне. Подари нам обеим счастье, Сейлор Мун. Мы заслужили его.


Банни с трудом поднялась с постели и пошла в холл. Её пугала наступившая тишина, она боялась опоздать и боялась потерять... Что? Что-то очень важное для нее, что-то, в чем был смысл всего происходящего. Она не пустила в себя призрак Нео-Королевы Серенити... Она должна была пройти по этому пути до конца.

Банни перегнулась через перила и вскрикнула – принц Алмаз лежал у подножия лестницы, весь в крови... Она бросилась к нему, не замечая, как отпущенная ею простыня багряными крыльями сначала взметнулась за ее плечами, а потом безжизненно расстелилась на ступеньках.

Она с разбегу упала на колени, пытаясь определить, жив ли еще возлюбленный её будущего...

- Серенити?

Банни сжалась от боли, разрывавшей сердце. Она видела кровь на его груди, видела надежду, светившуюся в его глазах... Он не узнавал ее, девочку Банни, Сейлор Мун. Он ждал ... её. Такую, какой она сможет стать только через тысячу лет. "Я не предам тебя...себя. Во имя любви, сжигающей сердца. Во имя любви, сжегшей наши жизни" Она потянулась к нему, медленно проводя пальцами по его ранам, исцеляя и усмиряя боль. Алмаз прижал ее к себе, не замечая текущих по лицу слез. Банни украдкой стерла их, подняла голову и потянулась к губам Алмаза. Принц осторожно взял ее за подбородок, медленно провел большим пальцем по ее нижней губе, коснулся лбом волос Банни и они слились в поцелуе. Банни вздрогнула, потом расслабилась и услышала голос Серенити: "Спасибо тебе, Сейлор Мун. Просто теки в его руках..."

Мудрец собирал энергию для удара, когда почувствовал присутствие могущественной силы рядом с собой. Он обернулся в ту сторону и увидел Принца Алмаза и Нео-Королеву Серенити. Они стояли, обнявшись, на их лицах сияли улыбки, обращенные друг к другу. Банни поглубже вздохнула и почувствовала, как Алмаз ободряюще сжал ее руку. Она призвала силу Серебряного Кристалла, усиленную абсолютно новым чувством. Мудрец попытался атаковать в ответ, в этот момент Серенити пробудилась и выбросила Банни и остальных сейлоров в их время. Только ее голос донесся до Банни: "Береги Маленькую Леди, Сейлор Мун. Ей не к кому возвращаться".


Девочки недоуменно оглядывались, стоя в пелене тумана. Мамору держал на руках Малышку, все были напряжены и ждали неизвестно чего. Послышались чьи-то шаги и к ним вышла Сейлор Мун. Её матроска была багряной от крови, а в глазах застыл лед. Она подняла голову и встретилась взглядом с Плутоном. Та отвела глаза.


Эпилог

Ночное небо было чистым и глубоким. Ярко блестели звезды, снег медленно кружился в воздухе, почти вися над землей. Тишина нарушалась только скрипом досок промерзшего моста... Хотя какой это мост. Так. Маленький горбатенький мостик, сложенный из ровных бревешек, переброшенный через узкую речушку, промерзшую почти до самого дна. Только под самым мостом в темной воде проруби отражалось мерцание звездочек и мельтешение снежинок.

В округе все давно спали. Только они, потерянные в своем одиночестве, блуждали, не найдя сна. Он подошел к речке и некоторое время наблюдал за снегом. Его почти не было видно во власти стихии – белые волосы, белая кожа, белая одежда. Он отбросил челку, потянулся ко лбу, но не нашел на привычном месте зудевшего в последнее время полумесяца. Передернул плечами и огляделся, словно кого-то ожидая. Потом сел на серединку моста и уставился в воду. Снег холодными каплями ложился на шею и плечи, только вот холода он не чувствовал. Порывшись в карманах куртки, он достал тонкую свирель и заиграл грустную мелодию, плачущую о чем-то среди этой холодной пустоты.

Она вышла из-за пелены снега, путаясь в длинном платье и в сугробах. Волосы намокли и больше не стелились двумя волнами. Она собрала их в тяжелый узел, вздохнула и взглянула на него. Он сидел совсем один и смотрел в воду. Она медленно взобралась на мосток, боясь оскользнуться, и села рядом. Он вдруг что-то вынул из кармана, и она по старой привычке отшатнулась, чтобы... Но это была всего лишь свирель, он заиграл на ней что-то очень нежное, потом остановился, с удивлением посмотрев на инструмент. Она придвинулась обратно к нему, а потом обхватила его за талию и прижалась головой к его груди. Он играл. Они сидели посреди снега, свирель плакала чистейшими звуками, над ними проплывали века... Они были вместе, вдвоем в мире звезд и они были счастливы. В полночном небе ярко светила Земля...