Гостевая книга Обратная связь
" Аниме как коньяк: если он вам не нравится,
значит вы просто ещё не нашли свою марку" ж.Банзай!
 


101 день без тебя II

Автор: Dejavu
E-mail: poeter_13@rambler.ru

В мир пришёл я, но не было небо встревожено.
Умер я, но сиянье светил не умножено.
И никто не сказал мне, зачем я рождён
И зачем второпях моя жизнь уничножена?

Я открываю глаза, хотя сознание ещё спит.
Я чувствую твоё присутствие, твой аромат, твоё тепло.
Быстро закрываю глаза, чтобы не возникло желания зевнуть или потянуться и тем самым потревожить твой сон.

А, может быть, поцеловать тебя?

Нет-нет! Тебе нужно спать и набираться сил. Ты рядом и больше не нужно НИЧЕГО. Моя голова лежит на твоем правом плече, таком нежном и в то же время сильном. А твоя прекрасная, светлая головка, на моей левой руке.
И хотя мы уже полгода живём вместе, мне тебя мало. Я хочу, каждое мгновение обнимать и целовать тебя. Быть всегда-всегда рядом. Сердце начинает предательски учащать биение и, чтобы оно не остановилось, мне приходится сильнее дышать. Каждый вдох становится всё глубже, а, вырвавшись из тела, горячим потоком ласкает твою шею, и ниспадает на грудь.
Движение руки начинается от плеча, и я чувствую, что ты хочешь меня обнять.

Не получится, я же лежу на твоей ручке.

Но ты всё-таки обняла меня. Сквозь шёлк пижамы я ощущаю каждую точку соприкосновения с тобой. Я знаю, где сейчас окажутся кончики твоих пальцев. Твои ласки сводят меня с ума... Теперь, когда я знаю, что ты не спишь, я потягиваюсь и, как будто продолжая движение, обнимаю тебя, свободной рукой. Смотрю в твои глаза. Они прекрасны.
–Я взлечу фейерверком, в серые небеса твоих глаз и взорвусь поцелуями, рассыпавшись искрами по всему телу.
–Я хочу, чтобы так начиналось каждое утро...
–И заканчивался каждый вечер, - продолжаем мы вместе.

Как же сильно я тебя люблю.

–Я тоже. Почему ты меня не поцеловала?
–Откуда ты знаешь?
–Это говорит твоё сердце и дыхание. Знаешь, я больше не чувствую бриз...
Я вся окаменела, даже пульс замер в ожидании следующей фразы.
...ты что? Ревнуешь?
–Нет.
–Я знаю. Теперь, я чувствую только твоё дыхание и ветер города, где мы вместе. Мой любимый sputnik.
Ты начинаешь осыпать меня поцелуями. Я знаю, что ты говорила правду.
В сладостной неге, я вижу в окне, как небо меняет цвет.
–Какой кроваво-красный рассвет.
–Да, хоть зелёный, лишь быть с тобой, - и ты продолжаешь...

Лишь бы быть с тобой.

Ты ушла на кухню делать кофе. Через двадцать минут я услышала какой-то грохот и забеспокоилась. Пошла следом и... о ужас!
Ты не могла справиться с кофеваркой.
–Дай-ка, я сама попробую.
–Но ведь раньше она нормально работала.
–Раньше ты по ней не стучала!
–Я только..., - я не дала тебе договорить, накрыв своей ладонью твою руку. Пара движений, и внутри кофеварки, что - то защёлкнулось. Потом она вся задребезжала, и мы оказались с ног до головы в сладком, крепком кофе, ещё не прогретом. Мы смеялись как сумасшедшие сами над собой, друг над другом...
–Надо снять мокрую одежду, - глядя тебе в глаза, я расстёгиваю пуговки на твоей пижаме, но нахожу только одну, последнюю. - ?
–Вчера вечером ты не хотела их расстёгивать. Пошли в ванную.
–Тебе нужно спешить на трек, а ванная... это надолго.
–Ничего страшного, если я задержусь. Сейчас мы примем душ, позавтракаем, потом я отвезу тебя на работу и после всего этого отправлюсь на тренировку. А когда она закончится, я заберу тебя, и мы поедем куда ты пожелаешь. И не важно, что у тебя сегодня будут пациенты, если понадобится, я тебя унесу, - и с этими словами ты взяла меня на руки, показывая, что всё так и будет.
По дороге к моему офису, мы слушали радио. Диктор, желая показать владение своим языком со скоростью света, считывал новости: “Все учёные мира разводят руками. Земляне не в силах изменить что – либо на орбите Урана, а Оберон продолжает сближение со своей планетой...”
Ты выключила и упрямо смотрела в лобовое стекло.
–Знаешь, я не устаю удивляться. Ты такая разная. На работе – суперспокойствие; в магазинах как ребёнок; в постели – пантера; на кухне прямо как я; дома можешь говорить без остановки, а сейчас сидишь и молчишь...

Я должна быть сильной ради неё...

–Хару, мы же с тобой, ничего не боимся? Правда? Я не хочу, чтобы ты думала, что я слабая. Но сейчас... мне так страшно... я так боюсь тебя потерять.
Колёса вцепились в асфальт, оставив на нём частичку себя.
–Глупенькая, - твой голос дрожал, - ты не сможешь меня потерять. Я всегда буду рядом, пока ты этого хочешь.

Секретарь очень удивилась, увидев меня:
–Вы просили перенести приём на завтра. Вот я и подумала, что вы не придёте.

Не помню...

–Мне срочно понадобилась пара записей... А почему бы нам не выпить кофе? Выключи телефон, устроим себе выходной!
–Я тогда схожу за пирожными?
Я согласилась. Вошла в дверь и растерялась. Зачем я сюда пришла? Почему отменила приём? И вдруг, я ощутила себя совершенно чужой, в собственном кабинете. Я увидела, что не замечала многих вещей: книги, картины, полки с кассетами. Не зная, что делать, я села за стол. Достала журнал, начала листать в обратном порядке. “13 августа прошлого года...”, - дата ничем не выделялась, кроме пошатнувшегося почерка.

Так сегодня год, как МЫ знакомы...

Воспоминания пришли сами, хотя я и так прекрасно помню, каждую минуту, проведённую с тобой.
“13 августа... в тот день с самого утра всё пошло как-то не так. Настроение было плохое, вернее оно совсем отсутствовало. Но у лучшего практикующего психолога в стране не должно быть ни настроения, ни личной жизни. Меня не покидало ощущение, что мой кабинет аккустический центр здания и прилегающих улиц. Например, сейчас к главному входу подъехала спортивная машина. Почему спортивная? Да, потому что ни один рокот не сравнится с песней двигателя спортивного авто.

Я помогаю людям справиться с болью потери, а сама не испытала ничего подобного.

Это всё началось очень давно. Каждый склонен к своей версии: кто-то считает, что всё было создано Богом, кто-то верит в теорию большого взрыва, есть такие, которые полагают, что жизнь на земле появилась по прибытии инопланетян из другой Галактики. Я уже не помню, как всё начиналось. Только спустя определённый срок, я обретаю форму жизни на этой планете, чтобы встетиться со своей. Около двух минут, я смотрела на электронные стрелки часов, но они не сдвинулись с места. Секундная остановилась.

Если бы они сломались или села батарейка, то они бы ничего не показывали.

И только после этой мысли, я заметила тишину. Она давила на сознание и оглушала, она закрадывалась в подсознание и пугала. Весь мир замер. На лбу появился знак планеты с её луной, а тело излучало иссиня-чёрное свечение.
–Что тебе надо, в моём кабинете?, - я подошла к столику и налила сок, а в это время в моём кресле появилась фигура с гигантским ключом.
–Сегодня ваши орбиты максимально сблизятся, - её голос был ровный и заполнил собой всё пространство.
–Это происходит, каждые полторы тысячи лет. С момента сотворения мира! - я подошла к окну и увидела там машину, её передние колёса залезли за запрещающую черту, а владелец видимо уже вошёл в здание. - Как будто у тебя с Хароном не так?
–Но то, что случилось с Ураном в этом году, нарушило его устойчивость и силы гравитации нестабильны. Может произойти столкновение.
–Ты думаешь, мы не сможем удержать друг друга?
–Нет. Вы не сможете удержаться друг от друга.
–Тебе не кажется, что ты слишком всех задерживаешь?
–Может погибнуть вся Солнечная система. Послушай, Оберон...
И тут я не выдержала, свечение усилилось и стало рассыпать искры.
–Нет, это ты послушай меня! За двадцать семь лет земной жизни я не испытала такого ради чего стоило бы цепляться за неё! Лучше возродиться в Крабовидной туманности, чем существовать здесь!!! Кем ты себя возомнила, решив спасти Солнечную систему?! - фигура осталась невозмутимой, и я сбавила обороты, - может всё обойдётся? Ведь ты паникуешь раньше времени.
–У нас, его слишком мало. Если всё обойдётся в этом году, то в следующем катастрофы не избежать, - в её голосе звучала боль за весь мир.
Мой свет стал мягким, и более синим.
–Я действительно не знаю, что делать.
То что она ушла, я осознала, когда время сдвинулось с места, потянув за собой и мою жизнь.
Ты вошла в кабинет без стука. Молча положила медицинскую карту мне на стол. Села в кресло напротив и опустила голову так, чтобы я не видела лица. Но ты даже не заметила, что я успела посмотреть в глаза и определить их цвет. Почему – то, я проделываю это, каждый раз, когда встречаю нового человека.

Как я люблю пасмурную погоду, когда небо серое, никаких намёков на солнце и тени. А её глаза... они именно такие...

Я перенесла данные из карточки в свой журнал: фамилию, имя,

Так вот ты какая, гонщица великая и непревзойдённая

дату рождения, 27...

Как у меня, только месяц 01, а мой 10.

и причину прихода: “попытка суицида”.
Всех и каждого, кто пытался уйти из жизни, ставили на учёт к психиатрам. Но спортивная ассоциация не могла лишиться лучшего в стране гонщика. Они приняли решение, и только на бумаге, я являлась психологом – консультантом команды, якобы, из-за будущего мирового первенства. В курсе всей этой истории было, всего пять человек: я, ты, тренер и пара директоров спортивного комитета, которые сказали, что ты будешь ходить именно ко мне. И ты решила честно провести у меня в кабинете, всё назначенное время. Но при этом не проронить ни слова. Ничего, я привыкла... все думают, что будут гордо хранить молчание, а потом, рыдая, всё рассказывают.
Но ты не такая. Ты, точно сможешь провести часы посещения в тишине.

–Хочу предупредить, что я буду на “ты”. Да, и, пожалуйста пересядь вон туда, - я указала на диван.

Теперь, как бы ты не вертелась, я буду видеть лицо.

Нужно было что-то делать. Как-то заводить разговор. Но своими обычными приёмами, пользоваться не хотелось. Раздался телефонный звонок. Секретарь. Я знала это и специально включила громкую связь.
–К вам пришёл господин ..., ему было назначено на это время месяц назад.
–Да, конечно... месяц прошёл... Послушай, извинись от моего имени и запиши его на завтрашнее утро. У меня сейчас ОЧЕНЬ важный пациент, - я всё время смотрела на тебя, поэтому видела, как ты удивлённо подняла глаза. - Да, и... на сегодня... приём окончен. И вообще, всех, кто после 15 часов перенеси на утро. Мне нужно как можно больше времени уделять мисс Тено.
Из назначенных на сегодня двух часов, прошло полтора, а мы не сдвинулись ни на йоту.
–Твоя машина стоит в неположенном месте. Сейчас охрана вызовет полицию и штраф неизбежен, - теперь ты по настоящему удивилась, так как при тебе, я ни разу не подошла к окну. -Если хочешь, мы спустимся вместе и я всё улажу.
Тебе было всё равно придётся платить штраф или нет. Ты направилась к двери и, не оборачиваясь, сказала:
–Делайте, что хотите, а потом, я отвезу вас домой.
Район, в котором я жила, оказался тебе совершенно неизвестен. Я вышла из машины, поблагодарила и не знаю зачем сказала, что живу на самом верхнем этаже.
–Люблю, когда по комнатам разливается городской ветер.

На следующее утро, когда я уже собралась выходить, раздался телефонный звонок. Это был твой тренер. Он был просто в восторге. Постоянно повторял, что я совершила чудо, потому что ты, впервые, за четыре месяца пришла на тренировку.

Ты пришла точно в пятнадцать часов. И постепенно рассказала мне всё.Ты рассказала мне всё. Даже то, что ты воин. Что тебе пришлось пережить за это время, и, что для тебя значила Мичиру Кайо или Нептун. Я бы могла в шесть секунд сделать так, чтобы ты забыла её и ту боль, которую перенесла. Но у меня нет никакого морального права, да и врачебная этика не позволяет использовать гипнотические способности в собственных интересах.

Хорошо, хоть ей хватило ума не портить такие прекрасные руки.

Полгода спустя наши отношения вышли за рамки “доктор-пациент”. Это произошло совершенно случайно. Хотя, какая здесь может быть случайность? Мы уже не ограничивались кабинетом и вели беседы в парках, на пляже, в маленьких безлюдных кафе. А по выходным ты приходила ко мне. Однажды просто позвонила и говоришь: ”Сегодня нет ни тренировок, ни приёма. Ехать мне некуда и не к кому, а дома я схожу с ума. Можно я приду к вам?”

Надо ей сказать, чтобы говорила мне “ты”.

Так и повелось. Мы виделись постоянно. А в тот день, на мне была кофта с длинными, расклешёнными рукавами. Мы пили кофе. Слушали Бетховена, Моцарта. Говорили обо всём. Я делала на кухне бутерброды и салат (единственное, что умею готовить) и попросила перенести блюдо в столовую. Ты вошла и взглянула мне на руки. Я быстро опустила рукава. А ты сделала вид, что ничего не заметила. Во время еды мы молчали, но ты украдкой поглядывала на меня. Потом взяла мою правую руку, подняла рукав и провела пальцами вдоль предплечья, по шраму, так бережно и нежно, как будто это была кровоточащая рана.
–Зачем ты это сделала?
–Это было очень давно.
–Я думала у тебя не бывает проблем.
–А у меня их и нет. Ни проблем, ни чувств, ничего интересного. Однажды я просто устала от бесконечной обыденности. Ты всё ещё держала мою руку, и происходило что-то необъяснимое. Я чувствовала, как внутри меня зарождалось нечто... нечто большее... И выражение твоих глаз тоже изменилось – Ветер стих, и поток отрицательных эмоций иссяк.
–Я не должна была спрашивать.
–Ничего страшного. Ты единственная, кто это видел.
Мы пересели на диван и поменялись ролями. Теперь я рассказывала свою историю. Сначала мы не замечали, но потом увидели, что от тел идёт свечение. У тебя на лбу появился знак Урана, у меня тоже, только рядом была ещё точка.
–Ты что, тоже воин?
–Нет. Я твой спутник Оберон. Периодически, я максимально приближаюсь к тебе. И возрождаюсь на Земле. Знаешь, я же помню все свои жизни, и всё остальное время пока у меня нет тела, мой разум существует. Когда же я вновь появилась здесь, мне стало плохо от безысходности. Я вскрыла вены в кабинете, и, если бы не пришёл профессор, у которого я училась, поздравить меня с третьим годом практики, я бы сейчас тут не сидела. Он отвёз меня в частную клинику к своему другу. А через два дня привёз в офис, посадил за стол и сказал:”Работай!” Никто и не подозревает, что со мной случилось, только с тех пор я ношу вещи с длинными рукавами. Целый год он ни на секунду не оставлял меня одну. А потом умер. Теперь ты знаешь обо мне ВСЁ.

Ты всё ещё держишь мою руку... но... ты же... мой пациент... Нет! В первую очередь ты Уран.

Я кладу голову тебе на плечо. Ты даже не шелохнулась.
–Я рада, что ты не воин. Тебе не придётся испытывать ужас битв.

Но она же мой пациент!

Я обнимаю тебя левой рукой. Нет реакции.

Тебе всё равно? Или ты этого не хочешь?

–А я рада, что мы встретились. Впервые за столько лет.
–А этот профессор? Он что жил с тобой?, - новые нотки зазвучали в твоём голосе.
–Ну да...

У тебя руки похолодели?! А сердце! Оно же сейчас выпрыгнет!

...мне пришлось переехать в квартиру побольше и обустроить гостевую комнату.
–Не хотела бы я жить в комнате для гостей.
–А ты можешь жить со мной.
И ты осталась...”

Воспоминания оборвались. Она снова пришла в мой кабинет.
–Ты сегодня не так официально, как обычно.
–Я не могу злоупотреблять своими возможностями.
–Но, иногда, ты это делаешь и ведёшь себя очень глупо...
–Год назад я говорила тебе, что может случиться, если ты не задумаешься.
–А мне не о чем думать! Вся планета в панике. Любой телеканал, каждая радиостанция только и говорят о нависшей угрозе. Надо спасать Солнечную систему.
–Ты говорила, что на Земле нет того, ради чего стоило бы ей существовать.
–Ты с ума сошла! ОНА есть. Ради НЕЁ должна жить не только наша планета, но и вся Вселенная.
–А, если жертвы неизбежны?
–Я согласна.
–Ты согласна спасти её ценой жизни миллионов людей?
–Ценой жизни миллиардов звёзд!
–Есть только два пути. Исчезнешь и ты и небесное тело Оберон. Она будет помнить тебя, любить и... страдать от одиночества. Второе: я оберну время вспять, к той самой битве и сделаю так, чтобы Мичиру выжила. Вы никогда не встретитесь, но воспоминания о произошедшем будут только у тебя. А она будет счастлива. Решать тебе.
–Сколько у нас времени?
–Я приду за ответом на последней минуте.
–Но... Подожди!... Не исчезай!...

–Опасность, что нависла над жизнью планеты это... это – моя вина, - мы сидели рядом может быть последние часы, минуты или секунды, я даже не знаю когда придёт, эта чёртова Плутон! - Я знаю, как всё исправить. И я приняла решение.
–Я тебе не позволю приносить себя в жертву!
–Никаких жертв. Я просто исчезну... - я посмотрела в твои глаза. Лучше бы я этого не делала. В них было столько удивления и любви. А ещё в них всплыла боль, которую я видела при первой встрече. Боль воспоминаний и страх новой потери. - Я ненавижу себя за всё, что происходит. Но ты... я спасу тебя и Землю. Ты должна жить.
–А зачем мне жить без тебя?! Ты спасла меня однажды, а если тебя не станет, то кто это сделает?! Можно собрать всю сейлор команду и вместе мы что-нибудь придумаем.
–Нет. ВСЕЙ команды уже не собрать. Да и дело не в вас, а во мне. Это я слишком к тебе приблизилась.
–Тогда давай исчезнем вместе! В конце концов, ведь это я тебя притягиваю.
–Это безумие.
–Тогда пусть всё идёт прахом, но я тебя никуда не пущу, - и с этими словами наши губы слились в поцелуе, и земля ушла из-под ног.
Вот бы сейчас остановить время.

Я расстегнула все пуговки на твоей рубашке, а твои нежные руки гладили спину, прижимая всё сильнее, и я понимала, что никуда не денусь из этих объятий. Наступила кромешная тишина, только стоны и учащённое дыхание заполнили всё пространство.

На озарённый потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.
Я сидела на кровати и боялась заглянуть в твоё лицо. Мы обе понимали, что этот раз был прощальным. Мы с тобой слишком гордые, чтобы дать волю слезам. Вот так и сидели друг к другу спиной. Давились всхлипами, сквозь боль в горле.

Почему она появляется, когда не хочешь, чтобы слёзы увидели, и мучает, пока они не выплеснутся наружу?

–Пора, - раздался ровный голос, разлившийся по всей комнате.
–Спасибо, - сказала я, почувствовав оглушающую тишину. И тогда я поняла, что она переживает не только за Солнечную систему, но и за меня с тобой.
–За что ты её благодаришь?
–Она дала нам возможность попрощаться..., - теперь я смотрела только на Плутон. - Я всё решила.
–Не смей её у меня забирать!, - твой голос стал неузнаваем. - Я не хочу тебя терять...
–Последняя минута пошла. - Плутон отпустила время, звуки жизни продолжили своё течение.
–Останови же её!!! Она хочет исчезнуть...
Я знала, что ты смотришь в глаза Плутон. Сейчас бы развернуться на сто восемьдесят градусов и взлететь в хмурое небо твоих глаз. Я подошла к девушке с гигантским ключом, и тихо, чтобы ты не слышала, сказала ей на ухо:
–Я хочу, чтобы Она была счастлива.


С тех пор прошло три месяца с небольшим. И сегодняшний день ничем не отличался от ста предыдущих. Около двух минут, я смотрела на электронные стрелки часов, но они не сдвинулись с места. Секундная остановилась.

Если бы они сломались или села батарейка, то они бы ничего не показывали.

И только после этой мысли, я заметила тишину. Она давила на сознание и оглушала, она закрадывалась в подсознание и пугала. Весь мир замер. На лбу появился знак планеты с её луной, а тело излучало иссиня-чёрное свечение.
–Что тебе надо в моём кабинете?, - только после того, как я произнесла эту фразу, я поняла, что происходит. - Это невозможно... Это дежа вю... Ты что, надо мной издеваешься?! Зачем ты это делаешь?
–Это делает Она.
Но я её не слушаю.
–Прекрати всё это. Неужели я ошиблась? Неужели нужно было оставить её и обречь на муки?! Я умоляю тебя остановить её. Ты же говорила, что мы больше не встретимся. А, если она сейчас войдёт,... когда вновь придётся делать выбор, я не уйду и не отпущу её. Ты сказала, что она будет с НЕЙ и забудет меня..., - я с силой ударила по стене, но инстинктивно одёрнула руку, потому что кольцо впилось в палец до крови.
–Ты не видела её глаза.
–Что?!?!?!
–Когда ты уходила. Она говорила со мной, а смотрела на тебя.
–Я думала, она испепеляет тебя взглядом.
–Её взгляд переполнен любовью. Она никогда, ни на кого, так не смотрела.
–Но, что, чёрт возьми, происходит?!
–Память не властна над любовью. Впрочем, как и время. Она не забыла тебя. Вот что происходит. С Мичиру всё в порядке. Уран стабилен. И ваша встреча не принесёт угрозы никому.

Только разобъёт одно сердце.

–Но зачем нужна была эта страшная прелюдия? Нельзя ли было сразу сделать всё, так как сейчас?!
–Вы доказали свою любовь.
–Кому?! Тебе что ли?!
–Себе самим. Ты узнала ради чего стоит жить...

И отдавать жизнь тоже.

...она нашла тебя, и не смогла забыть, пронеся любовь сквозь виражи времени и памяти.
–Так выходит... тогда я не ошиблась... А сейчас, - я сняла кольцо, положила его на подоконник, и под ним образовалось кровавое обрамление. - Куда же ты смотрела месяц назад...
–Мне кажется, что я слишком всех задержала.
–Подожди ещё полминуты, - я схватила листок со стола и наспех написала пару фраз. Вылетела в приёмную. Положила его перед секретарём. Войдя в кабинет, втала у окна.

Ты опять припарковалась в неположенном месте.

–Могу я узнать, что ты написала, - в её всегда спокойном голосе звучало любопытство.
–Только то, что ко мне придут и нужно отменить все приёмы на сегодня завтра.
Жизнь возобновила свой стремительный бег. Подъехал лифт. Я обернулась в надежде увидеть Плутон. Твои шаги приближались.

Опять она исчезла, не попрощавшись.

Секундная стрелка электронных часов беззвучно отмеряла время. Ты вошла. Я стояла у окна и пыталась остановить кровь. Кольцо перебило какой – то сосуд на пальце. Ты подошла сзади и обняла за талию. Мир вокруг исчез. Положила голову на плечо. Я чувствую, как твои волосы касаются моей щеки, как бешенно бъётся твоё сердце.
–Я всё помню.
Тонкими лучиками жизнь стала пробиваться в моё сознание.

Вы никогда не встретитесь, но воспоминания о произошедшем будут только у тебя. А она будет счастлива... она будет счастлива... будет счастлива... счастлива....

–Мы не должны были встретиться теперь.
Кажется, ты уже не слышишь меня, потому что я ощущаю прикосновение твоих губ.

Я брошу всё. Дом, врачебную практику, но я буду с тобой.

Я беру кольцо и кладу тебе в руку.
–Это произошло месяц назад.
Сначала ты не видела, что за предмет у тебя на ладони. Потом смотрела то на кольцо, то на меня. А, когда заметила мой окровавленный безымянный палец, всё стало ясно.
–Я живу с этим человеком, как с мужчиной уже два месяца.
Ты зажала кольцо в кулаке.
–Это не важно, ведь я тоже была раньше с Мичиру.
–Ты не понимаешь. ТОГДА, мы были одиноки, и мы были две половинки единого целого. А сейчас, чтобы нам быть вместе придётся разбить сердца близких людей.
–Ты сама сказала, что мы единое целое... И ближе тебя у меня никого нет.

Зачем я всё это говорю? Зачем я её мучаю? Зачем?! Зачем?! Что бы мы не выбрали, всё равно останутся два разбитых сердца. Не у них, так у Нас.
–Я всегда буду рядом, пока ты этого хочешь.
В ответ мне прозвенело упавшее кольцо. Пока оно падало, ты успела исчезнуть.

Она ушла одна. К морю. И позволила Ветру растрепать волосы... Но было слышно, как на поверхности воды, две стихии сливаются воедино, насыщая друг друга кислородом и влагой. Стало больно. Где – то возле сердца. Это плакала душа, потому что глаза давно пусты. Больше слушать Это обыло невыносимо. Она ходила по городу, как Цветаева, в поисках крюка.
Поднявшись на крышу, самого высокого здания, она ОДНА слушала ветер города, где они БЫЛИ вместе.
–Папа, посмотри, звёздочка улетает!
–Звёзды не улетают. Они могут только падать.
–Но я же видел, - малыш помахал ручкой на прощание и обнял папу. - А мы её больше не увидим...
Тело нашла секретарь. От него пахло городским ветром с капелькой соли. А по утверждениям охраны, из здания она не выходила.

В тот день был кроваво – красный закат.

И для меня не будет больше света,
Не будет больше Неба и Земли.
Чем, помнишь, это было прошлым летом?
Оно нам прилетело от любви...
В данном произведении использованы: название книги Х.Мураками; строфа из стихотворения Б.Пастернака “Зимняя ночь”; куплет песни “Триллер”, группы Агата Кристи и рубаи Омара Хайяма.